Вы никогда не задумывались о том, какое количество участников боевых действий, инвалидов и ветеранов Великой Отечественной Войны осталось на территории Украины?

По состоянию на 1 января 2015 года, по данным Пенсионного фонда Украины, в нашей стране было 37,6 тысячи участников боевых действий ВОВ, 43 тысячи инвалидов ВОВ, 193,6 тысячи семей погибших или умерших ветеранов ВОВ, 776 тысяч участников ВОВ и 37 человек, которые имеют особые заслуги перед Родиной в годы ВОВ. Что касается Одесской области, то по данным на 1 января 2015 года, здесь проживало 24431 участников боевых действий, среди которых 1301 ветеран ВОВ.

Если вбить в поисковой системе слова «госпиталь для инвалидов ВОВ» - первые строчки поисковиков будут ссылаться на Одесский областной госпиталь инвалидов ВОВ,  вторую, и последнюю строчку занимает Одесский областной глазной госпиталь.

На сегодняшний момент в Одессе осталось лишь два госпиталя, в которых получают бесплатное лечение  инвалиды ВОВ, да и то, один из них – узкой специализации – глазной госпиталь.

Сегодня мы встретились с главным врачом КУ «ООГИВОВ», заслуженным врачом Украины, высшей аттестационной категории по организации и управлению охраны здоровья, высшей – по ортопедии и травматологии, магистром государственного управления – Петром Волковым.

- Добрый день, Петр Георгиевич, расскажите, пожалуйста, о вашем  госпитале, когда он был основан, сколько этажей насчитывает, какие отделения есть в госпитале?

 - Одесский областной госпиталь инвалидов ВОВ был основан в 1989 году. Это пятиэтажное этажное здание на озелененной территории, расположенное в прибрежной зоне на 15-й станции Большого Фонтана. В госпитале, рассчитанном на 120 коек, два отделения – терапевтическое и неврологическое – по 60 коек в каждом. Также имеются приемное отделение, стоматологический кабинет, рентгенкабинет, кабинет функциональной диагностики, физио-терапевтический кабинет, клинико-диагностическая лаборатория, соляная комната, пищеблок.

- Очень большое лечебное заведение. Какое количество персонала работает в госпитале, чтобы успеть обслужить и накормить всех ваших пациентов?

 - В нашем госпитале работает 14 врачей, из которых шесть имеют высшую аттестационную категорию, трое – первую аттестационную категорию, в том числе один кандидат медицинских наук, а двое – молодые специалисты.

Средний медицинский персонал – 47 человек, из которых 16 имеют квалификационную категорию, 11- молодые специалисты.

- Петр Георгиевич, расскажите, пожалуйста, о том, какое количество ветеранов за год проходит лечение в госпитале, легко ли к вам попасть и что для этого нужно?

- Мы не гонимся за цифрами, они для нас ничего не значат. Нас интересует, чтобы к пациентам было хорошее отношение персонала, чтобы они с момента поступления к нам и до момента выписки чувствовали себя уважаемыми людьми, жили в достойных условиях, получали хорошее лечение и  питание.

В среднем в нашем госпитале проходят лечение около 2200 человек в году. Мы с гордостью можем говорить, что  лечение у нас абсолютно бесплатное. Для того чтобы к нам попасть, человеку достаточно зарегистрироваться по месту жительства, как инвалиду, после того, как его поставят на учет, ему дадут направление на обследование, после его прохождения врач дает заключение о том, в какое время года человеку лучше пройти лечение у нас.

- Сколько длится курс лечения, какие процедуры вы назначаете вашим пациентам?

- У нас нет фиксированной цифры, в среднем это от 16 до 21 дня, в зависимости от того, как протекает лечение, но бывают и исключения. Лечение у нас, в основном, носит профилактический характер, направлено на то, чтобы поддержать тонус этим людям, сохранить у них активное долголетие. У нас есть соляная комната, кабинет физиотерапии и ингаляции.

Если взять статистические данные, можно увидеть, что около – 96% наших пациентов уходят от нас с улучшениями;  40-42% - с заметными улучшениями. Я бы даже назвал наше заведение «Санаторий – профилакторий», а не госпиталь, по перечню процедур, по подходу врачей.

-  У вас сказочная атмосфера вокруг госпиталя, такая тишина и спокойствие, цветы, деревья, вам могут позавидовать даже санатории!  Так и хочется просто сидеть на скамейке и наслаждаться тишиной.

- Мы так и говорим всегда, что наш госпиталь находится в курортной зоне (смеется – Прим. авт.).  Наши сотрудники сами высаживают цветы и деревья  вокруг госпиталя. Пытаются создать домашнюю атмосферу. Пациенты, которые не в состоянии дойти до моря, теплыми вечерами проводят время в беседке, общаются и  наслаждаются уединением с природой.

- С территорией вокруг госпиталя все понятно, а как же само здание? Когда в госпитале последний раз проводился ремонт?

- Капитального ремонта за 25 лет не было ни разу. Нам частично поменяли окна, отопление, сделали ремонт на четвертом и пятом этажах. Здание требует ремонта, при хорошем дожде оно подтекает. Крышу нам сделали, но стены все с трещинами и они пропускают влагу. За годы существования госпиталя лечебное медицинское оборудование и аппаратура не обновлялись, только ремонтировались. С мебелью – такая же ситуация. Несмотря на это -  госпиталь работает! Больные обеспечены необходимыми лекарствами и получают лечение бесплатно.  Госпиталь нуждается в замене оборудования, холодильных установок, покупке пищеварочных котлов, посуды, прикроватных тумбочек в палаты. К сожалению, на сегодняшний день у нас нет на это финансирования.

- Все ваши пациенты - это пожилые люди, которые пронесли на своих плечах суровые годы войны. Вам легко с ними работать, какие они в общении?

 - В них столько позитива и оптимизма, я черпаю это у них. Несмотря на их возраст, они не просто активные, а еще они очень добрые и отзывчивые. Мне кажется, что те, кто пережил такое большое горе, иначе относятся к жизни, больше ее ценят. Мне очень приятно находится рядом с такими людьми, учиться у них. Я рад, что наш госпиталь может предоставить нашим этим людям не только лечение, но и площадку для общения, ведь есть те, кто остался совсем один и такую обычную вещь, как поездку в госпиталь воспринимает как некое приключение.  Здесь у них происходят встречи с одногодками, звучат воспоминания о прошлом, они твердо верят, что их собеседник понимает, сопереживает вместе с ними.

 - Каждое заведение хранит в себе тайны и истории, а есть в вашем госпитале интересные истории, связанные с вашими пациентами?

- Вы знаете, таких историй очень много. Одна из моих любимых историй связана с женщиной, которая проходила у нас лечение три года назад. Женщина очень увлекалась цветами, любила за ними ухаживать. В один из дней она зашла ко мне в кабинет и, увидев там цветы, предложила свою помощь. Сказала, что некоторые из цветов нужно пересадить в более удобные горшки, некоторые подрезать. В помощь она попросила себе «молодого человека». В этот момент к нашей беседе присоединился ветеран, который поддержал женщину и согласился ей помочь.

Какого было мое удивление, когда через несколько дней я встретил эту пару в нашем дворе. Они прогуливались и мило беседовали. С тех пор я несколько раз в день видел их вместе. Они выглядели такими счастливыми, разговаривали, смеялись. Пришло время их выписки, и я подумал о том, что, быть может, больше никогда их не увижу. Прошел ровно год, когда двери моего кабинета открылись и на пороге стояла эта пара. Оказывается, что все это время они поддерживали отношения. Меня переполнила гордость за наш госпиталь. Я очень рад, что наше заведение смогло объединить и сплотить одинокие сердца наших пациентов!

С каждым годом число ветеранов и инвалидов Великой Отечественной Войны сокращается, к сожалению – годы берут свое. Искренне жаль, что люди, пережившие страшные годы войны, не могут получать лечение в достойных условиях.

Напоследок хочется процитировать слова Альберт Пайна: «То, что мы делаем для себя, умирает вместе с нами. То, что мы делаем для других, остается навеки…».

Быть может эти слова заставят задуматься каждого, кто прочитал это интервью. Ведь если мы не поможем - то кто тогда это сделает?

Кушнир Елена, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время