Война на Донбассе за год превратила один из самых богатых регионов страны в один из самых нищих. Закрытие предприятий и учреждений, массовый выезд дончан из города в спокойные регионы привели к краху системы трудоустройства в шахтерской столице.

«Требуется сапер на разминирование». Объявление в Донецке образца весна-2015 года красноречиво говорит о том, кто нынче в цене. Обещана неплохая зарплата в 4500 гривен, при условии, что кандидат на вакансию будет не старше 30 лет, за плечами у него – служба в армии и знание саперного дела или хотя бы пиротехники.

Это объявление о вакансии вот уже больше недели висит в Донецком городском центре занятости. Когда-то здесь кипела жизнь, дончане активно искали (и находили!) работу, переучивались на другие специальности либо оформляли пособие по безработице, которое пусть и с задержками, но исправно выплачивалось каждый месяц. Сейчас здесь тишина. Терминалы по поиску вакансий отключены и безмолвствуют, нет специалистов службы, и только одинокие соискатели бродят между стендами с вывешенными вакансиями. В том числе и сапера.

«Бухгалтер требуется на две тысячи гривен, думаю, пойти, – общается немолодая женщина с кем-то по мобильному телефону. – Копейки, конечно, но все лучше, чем ничего… Буду молиться, чтобы фирма приличная была. Иначе с голоду умрем, денег вообще в доме нет, у мужа шахту закрыли».

Две тысячи – это, скажем, прямо неплохая нынче для Донецка зарплата. Вот – вакансии учителей-предметников, даже по украинском языку и литературе, – всем предлагается 2000. Правда, везде оговорка: «Задолженность по зарплате – три месяца».

Возле стендов «Служащие» и «Медработники» желающих найти работу не было, а вот возле «Рабочих специальностей» несколько молодых людей кропотливо изучали строительные вакансии. «Две с половиной тысячи каменщику… ну не, – разочарованно протянул парень лет 20. – Лучше уж пойти водителем трамвая на 4250».

Как оказалось, самые привлекательные зарплаты (по сравнению с другими вакансиями в ДонЦЗ) предлагаются артистам балета и хора (около 5 тысяч гривен), собственно саперам и водителям трамваев (4 тысячи и выше), просто водителям транспортных средств (требование «служба в армии» заставило задуматься, но 3 тысячи на дороге не валяются) и на ту же зарплату – копирайтерам (удивило, что в Макеевке).

Медсестры (требуются с высшим, между прочим, образованием!), врачи различных специальностей, даже сверхвостребованные травматологи могут рассчитывать на зарплату от 1200 до 1600 гривен. Инженеру по охране труда положили 1500 гривен зарплаты, бухгалтеру – 2 тысячи, соцработникам, рабочим зеленого строительства – и того меньше.

Диспетчеры-консультанты в городском центре занятости руководствуются неким ЦВременным порядком ведения учета лиц, которые ищут работу». Сам «Порядок» – три страницы крупным шрифтом, конкретики не предлагает. Мол, приходите и сами ищите. Единственный активный соискатель получил на руки «Карточку учета лиц, которые ищут работу» – бумагу формата А4 без каких-либо опознавательных знаков. Туда следует вписать личные данные, которые затем будут занесены в электронную базу. Через 90 дней процедуру необходимо зачем-то повторить. Ни слова о защите персональных данных, ни намека на пособие по безработице, никаких гарантий. Ничего.

«Сейчас работу в Донецке и не найти вовсе, – сетует временно безработный Игорь. – Если куда-то кто-то и требуется, то, в основном, работа не постоянная и оплата минимальная. Не поверите, я – один из тех, кто строил Донецкий аэропорт. Тогда была Украина, и платили хорошо. Пришло ДНР, разбомбили аэропорт, работы и зарплаты нет. Для меня это очень показательно. Последняя моя подработка была еще в конце прошлого года – чернорабочим, доделывали ремонт частного дома. С тех пор денег я не зарабатываю. Единственная причина, почему я все еще не умер с голоду – дочь живет в Киеве и пересылает на карточку денег. Она давно звала к себе, но я боюсь бросать тут квартиру. Страшно вот так, почти стариком, покидать город, в котором вырос и прожил всю жизнь».

ИНТЕРНЕТ КАК БИРЖА ТРУДА. Во Всемирной сети на сайтах по поиску работы вакансии есть, но спектр предложений не так уж и велик. Традиционный спрос на рабочие специальности, а также на людей, занятых в сфере обслуживания. Так, зарплата рабочего по изготовлению пластиковых окон стартует от 2000 гривен, нужны также охранники и дворники, правда, их оплата труда не превышает и 1500 гривен. Также нужны продавцы (от 2500 гривен), парикмахеры (заработная плата зависит от выручки за день) и младший медицинский персонал (от 1200 гривен). А вот у поваров заработная плата стартует от 3000 гривен, правда, в большинстве случаев работа сезонная на побережье Азовья.

Активизировались и агентства, предлагающие работу за границей. Выбор как всегда одинаков: нужны сиделки, гувернантки, рабочие на стройки, в сельское хозяйство и фабрики. Также требуются медики, и по сравнению с Донецком, где зарплата врачей пляшет у отметки 2000 гривен, за границей предлагают в разы больше. К примеру, ЛОР-врачу в Ливии предлагают работу с окладом в $2-3 тысячи.

САМ СЕБЕ РАБОТНИК. Частное предпринимательство уже год как пытается выжить в Донецке, но пока не очень успешно. Многие предприниматели уже покинула город, причем бежали не только от репрессий со стороны боевиков, а спасал свое дело и помогал эвакуироваться персоналу.

«Я вообще не могу понять, какой бизнес можно делать в ДНР? Когда у тебя все шло по накатанной, и вдруг к тебе приходят какие-то нерусские с автоматами и говорят: «Эй, слушай, будешь нам деньги платить!» Что им еще ответить? Я для вида согласился, а сам все что смог вывез, – рассказывает частный предприниматель Сергей. – Сотрудников, кто захотел уехать, забрал. Вместе устроились в другом регионе, пытаемся наладить дела. Сейчас работаем в сфере высоких технологий – торгуем «нутром» для компьютеров, ну и периферийным оборудованием. Потихоньку дела идут. Если бы остался в ДНР, ума не приложу, как бы ко мне товар приходил, да и, мне кажется, что сейчас в Донецке мало бы кто покупал игровую видеокарту или клавиатуру за 1500 гривен».

Представители малого бизнеса, решившиеся остаться в оккупированном городе, говорят, что в последнее время дела идут не очень. Иногда боевики попросту не расплачиваются за предоставленные услуги. Но даже не очень светлые перспективы не могут заставить людей покинуть город. Многие попросту не готовы к смене места жительства.

«Я не захотел уезжать. А с жильем кто поможет? Тут хоть кров над головой. И на новом месте пришлось бы заново несколько лет набивать клиентуру, а здесь у меня более или менее дела идут, – рассказывает мастер по ремонту мобильных телефонов Виталий. – Хотя в последнее время все клиентов стало меньше. Телефоны ломаются, я их ремонтирую – вот и вся арифметика. Частенько посещает мысль плюнуть на все и уехать, но постоянно решаю остаться в Донецке. Законы тут, конечно, как на Диком Западе, но место насиженное покидать не хочется. Бывало, конечно, что местные приходили, просили отремонтировать телефон или корпус поменять, а денег не платили. Молча, разворачивались и уходили. Что я предъявлю человеку, у которого автомат за плечом? Злюсь и молчу. Жду, когда этот дурдом закончится».

Станислав Донец, Василий Зайцев, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2466