Совсем скоро поставлять в Европу по своим газовым магистралям Украина сможет разве что воздух свободы.
 
Когда 1 декабря на церемонии подписания соглашения с Европейским инвестиционным банком о реконструкции МГП «Уренгой-Помары-Ужгород» Арсений Яценюк выступил с призовом к партнерам из ЕС и США инвестировать в украинскую газотранспортную систему, он, по-видимому, был полон самых радужных надежд.
 
«Я ожидаю на следующей неделе, прошу предоставить мне условия публичного конкурса по привлечению в управление ГТС и ПХГ инвесторов из ЕС и США... Пришло время выполнить закон. Позиция украинского правительства – мы категорически выступаем против «Южного потока». Мы приветствуем решение наших европейских партнеров о блокировании строительства «Южного потока». Украина вместе с ЕС обеспечит бесперебойный транзит – у нас есть все технические возможности и политическая воля», - заявил глава КМУ.
 
И вот, спустя всего две недели, Яценюк получил долгожданный ответ – правда, совсем не такой оптимистичный, как ему желалось. «Интерфакс» со ссылкой на источник в украинском правительстве сообщил, что американская компания Chevron решила отказаться от участия в проекте по добыче сланцевого газа в Украине. Позже замглавы Администрации Президента Валерий Чалый подтвердил получение соответствующего письма от Chevron.
 
Напомним, компания, которую называли одним из главных претендентов на управление украинской ГТС, в прошлом году подписала с Украиной соглашение о разделе продукции (СРП) по разработке углеводородов на Олесской площадке (Львовская и Ивано-Франковская области). И вот сейчас Chevron официально уведомила украинское правительство об одностороннем выходе из проекта.
 
В поступившем от имени компании письме указан перечень конкретных причин отказа – в частности, то, что Минфин Украины не реализовал в установленный срок (18 ноября) обязательства по приведению своих нормативных актов в соответствие с действующим законодательством. 
 
Однако, по мнению специалистов, Chevron просто использовал прокол министерства как формальный повод, чтобы вовремя выйти из игры, избежав выполнения контрактных обязательств по инвестированию в экономику Украины не менее 350 миллионов долларов.
 
«В условиях низких цен на нефть картина такова: там, где инвестиции уже осуществлены, добыча продолжается и даже будет по инерции увеличиваться, во многом за счет роста производительности. Но даже в США, где эти процессы уже налажены, сланцевая отрасль начинает ощущать финансовые сложности. В Украине же пока нет никакой инфраструктуры, а все обещанные ресурсы – это только потенциальные возможности», - считает аналитик Sberbank Investment Research Валерий Нестеров. 
 
Вскоре примеру Chevron может последовать и британско-нидерландская компания Shell, еще в августе (т.е. до обвала цен на нефть) остановившая разведку Юзовского месторождения газа из-за боевых действий на Донбассе. После чего круг потенциальных инвесторов станет необыкновенно узок: Россия из их числа решением Верховной Рады была вычеркнута, а прочих желающих пока что не наблюдается. Те же европейцы предпочитают рисковать по минимуму, участвуя в реконструкции ГТС исключительно с помощью выделения кредитов (до 150 млн евро в ЕИБ и в 200 млн долл. в ЕБРР).
 
Не исключено, что на такое решение западных энергетических гигантов повлияли не только цена на нефть, но и недавнее сообщение пресс-службы «Укртрансгаза», что в январе-ноябре 2014 года транзит российского газа через территорию Украины в страны Европы сократился на 25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составив 57,9 млрд куб. метров. При этом падение объемов транзита газа в ноябре достигло рекордного отрицательного показателя к ноябрю 2013 года (-49,3%), по общим итогам которого объем газа, транспортировавшийся через Украину в европейские страны, составил 86,1 млрд куб. м (на 3,2% больше, чем за 2012 год).
 
По оценкам экспертов, порог рентабельности украинской «трубы» находится на отметке не ниже 60 млрд куб. м прокачки газа за год. И если объемы транзита продолжат падать, ГТС в ее существующем виде становится убыточной, из-за чего некоторые ее участки необходимо будет выводить из работы – при одновременном поиске средств для консервации газопроводов (к слову, консервация по объемам затрат не намного дешевле модернизации). И это не говоря уже о том, что столь резкое снижение транзита приведет к еще большему ухудшению финансового состояния «Нафтогаза Украины», дефицит которого и так уже достиг астрономической суммы в 115 млрд грн.
 
Но самое главное – можно будет поставить жирный крест на перспективах Украины по привлечению инвестиций в модернизацию ГТС, о чем так много говорят представители нынешней украинской власти. Если система работает на понижение транзита, никто вкладывать средства не будет, поскольку увеличивается срок возврата инвестиций и снижается коммерческая привлекательность данного проекта.
 
Между тем газотранспортная система Украины остро нуждается в модернизации. Ей уже около 60 лет, и за все эти десятилетия она почти не ремонтировалась - что подтверждается целой чередой взрывов на газопроводе, произошедших весной этого года. И поскольку с инвестициями просвета не наблюдается, ремонтировать свою собственность Украине придется в одиночку, вкладывая в это кредитные средства, полученные от евробанков.
 
Однако может так статься, что затеянный дорогостоящий ремонт ГТС окажется «мартышкиным трудом» по той простой причине, что транспортировать по ней в Европу вскоре вообще будет нечего. 
 
Похоже, что россияне на этот раз всерьез вознамерились вычеркнуть Украину из списка стран-транзитеров. Закрытие ими обходного проекта «Южный поток» (на чем настаивала украинская сторона) обернулось соглашением с Турцией, на которую у Евросоюза управы куда меньше (если она есть вообще), чем на государства, по территории которых должен был изначально проходить «ЮП».
 
С учетом предполагаемой мощности «Турецкого потока» (около 60 млрд куб. м/год) надобность у РФ в транзитных услугах Украины отпадает окончательно. Что, собственно, и подтвердил в недавнем интервью глава «Газпрома» Алексей Миллер, сообщив, что роль украинской стороны в качестве транзитера российского газа в ЕС «при наличии действующего «Северного потока» и нового трубопровода через Турцию сводится к нулю».
 
На фоне существующих политических рисков и попыток руководства Украины заменить российский газ реверсными поставками категорическое нежелание «Газпрома» загружать украинский маршрут вполне объяснимо. Тем более, когда это самое руководство делает все для дальнейшего усугубления ситуации: достаточно вспомнить, как в октябре Арсений Яценюк переполошил ЕС своим заявлением, что при действующем транзитном контракте Украина не может в полной мере гарантировать бесперебойный транзит российского газа в Европу. Еще на память приходят «газовые войны» недавнего прошлого – а ведь при сегодняшнем градусе взаимного недовольства их повторение наверняка будет проходить по самому жесткому сценарию.
 
Что самое грустное, новые планы «Газпрома» похожи не на очередную «страшилку», которыми полным-полна не очень долгая, но чрезвычайно сложная история взаимоотношений двух государств-соседей, а на четкую стратегию. И если она увенчается успехом, последними инвесторами многострадальной украинской ГТС станут импортеры лома…

 

Геннадий Андреев, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2752