Моя давняя приятельница вернулась из спокойного и благополучного Киева в обстреливаемый Донецк. Все, кто знает ее взгляды на жизнь и на эту страну, были в шоке: как, куда, зачем, это же опасно?!

В прощальный вечер мы пили водку на моей съемной квартире, и приятельница, сначала каменно-твердая, вдруг расплакалась навзрыд, повторяя одно и то же: «Не могу больше унижаться и просить в долг, понимаешь, не могу! Я тоже человек, и у меня есть гордость. Хватит…»

Да, наверное, уже хватит. И уже все очевидно.

За последние четыре месяца я побывал на бесчисленных пресс-конференциях, круглых столах, совещаниях и брифингах, посвященных проблеме «внутренне переселенных лиц» в Украине. Так, в угоду юридическим, правовым и международным нормам, у нас сейчас называют обыкновенных беженцев. За это время кто только, разного уровня власти и ранга, не рассуждал о том, что надо расселять, содействовать в получении документов и работы, устройстве в детсады и школы, оказании психологической помощи… Что нужно, наконец, принимать закон, где будут регламентироваться и статус, и положение этих людей, которых, согласно беспристрастной статистике ООН, уже перевалило за 300 тысяч человек! Сколько за эти месяцы извели бумаги, с важным и умным видом помелькали на телевидении, а уж наболтали!..

Итог всей этой «работы» таков: наступили холода. Жить на неотапливаемых турбазах и пансионатах далее невозможно. Закон о статусе внутренне переселенных лиц так и не принят (да и не будет принят в ближайшем будущем, так как нардепы из Рады вошли в свое любимое состояние – выборы, и им теперь не до раздетых, разутых и без крыши над головой людей). Запасы продовольствия, вещей, а также сострадания и терпения волонтеров, на плечи и кошельки которых в основном и легли заботы о беженцах, подходят к концу, к тому же нагрянула нужда пострашнее – необходимо за свой счет обувать, одевать и снабжать армию. В итоге 300 тысяч человек, бежавших от войны, так и остались никому не нужным и нежданно-негаданно свалившимся несчастьем. Которому кое-где уже в открытую говорят: откуда вы взялись на нашу голову?

Думаю, вы тоже обратили внимание на целый шквал публикаций в последние пару месяцев о том, что беженцы с востока якобы не хотят работать и не способны социально адаптироваться на новых местах проживания, не так ли? Дескать, мужчины круглыми сутками пьют, а все разговоры женщин сводятся к тому, как плоха Украина. Уверен: и видели, и читали.

Рискну сделать ужасное по сути, но верное предположение, что данная информационная кампания предназначена для того, чтобы скрыть, заболтать правду: украинское государство полностью оказалось неготовым к такой волне беженцев. Оно не знает, что с ними делать, где селить, чем кормить и куда трудоустраивать. И если детей еще получилось как-то приткнуть за счет  уплотнения детсадовских групп и школьных классов, то сотни тысяч взрослых стали для чиновников всех мастей бесконечной и ненужной головной болью.

Эту головную боль терпели три летних месяца, когда переселенцев можно было «прятать» с глаз долой на турбазах и пансионатах. Теперь же потенциальная катастрофа становится очевидной. Причем не только чиновникам, но и самим вынужденным переселенцам. Намыкавшись и поняв, что они никому не нужны, люди идут на единственно логичный шаг: возвращаются домой. Пусть даже туда, где стреляют, где нет законов и прав и где смертельно опасно.

«Особенно горько, что подобное к себе отношение испытали граждане, которые уехали не в Россию, а в другие регионы Украины, считая себя патриотами своей страны, - говорит член инициативной группы «Комитет вынужденных переселенцев» Геннадий Кобзар. - Бежать в сложный, страшный период к Родине-матери и вдруг оказаться в нелюбимых и нежданных пасынках – это жестоко. Так нельзя. Но это – есть…»

Считается, что за все время конфликта на востоке Украины было три волны переселенцев. Первыми были самые предусмотрительные (в том числе малый и средний бизнес), которые предвидели неприятные перспективы еще в середине весны. Именно эти люди успели перевести в спокойные регионы страны и финансовые активы, и даже оборудование.

«Причем эти предприниматели часто удивляются той разнице, которая, оказывается, существует в отношениях между государственными, фискальными органами и бизнесом в Донбассе и в западных регионах страны, - говорит вице-президент Торгово-промышленной палаты Украины Александр Непран. – Разница – не в пользу Донбасса. Поэтому, с учетом нынешнего развития событий на востоке, можно считать, что значительная часть этих бизнесменов на свою малую родину уже никогда не вернется».

Вторая, наиболее массовая, волна началась в начале июля, когда армия двинулась в наступление на взбунтовавшийся восток.    

Римма Филь, руководитель Фонда «Помоги» Рината Ахметова: «Люди бежали из-под снарядов, мин, пуль и осколков кто как мог. А самостоятельно это делать могли далеко не все. Нужно было видеть, как сотрудники Фонда, волонтеры буквально на руках выносили стариков из домов престарелых, тяжелобольных из психиатрических лечебниц и, умоляя, совали людей в любой транспорт, уходящий за пределы боевых действий… Если бы не эти люди – целые специализированные учреждения так и остались бы брошенными на произвол судьбы…»

Мой друг до сих пор не может спокойно говорить, вспоминая, как люди бежали из пригорода Дебальцево: «Позвонили знакомые: через 20 минут – получасовой «коридор»! Вся улица была запружена машинами, тачками, возками… Еле тянется старый ржавый «москвич», салон полон детей, а сзади, в открытом багажнике, – дедка с бабкой, седые как луни, в глазах слезы… Всего полчаса! Только вышли – и за спиной все в клочья… Дома нет, сада нет, ничего больше нет…»

Этим, бежавшим со второй волной, - сейчас хуже всех. Покидали родные дома кто в чем был, лишь с сумками да пакетами в руках. Какие там теплые вещи, какой багаж, какой «пакет документов»!

В центре занятости Соломенского района я видел жуткую сцену. Молодой мужчина, не пряча слез, кричал сбежавшимся клеркам: «Какая трудовая книжка?! У меня дом разнесло, все сгорело, семье нечего есть, дайте любую работу!» Клерки были неумолимы: без трудовой книжки на учет ставить не имеем права. Езжайте домой, возвращайтесь с документом…

Досмотреть, чем все это кончилось, у меня просто не хватило мужества.

Третья волна началась сейчас, осенью. Она особенная, потому что имеет движение не только на запад, но и обратно, на восток страны. Домой, в войну, уже вернулись более 60 тысяч человек. Купить железнодорожный билет в сторону Донбасса уже проблематично. Возвращаются, потому что нет денег и не у кого, да и стыдно, их далее занимать. Возвращаются, потому что негде жить и работать. Возвращаются, потому что нечего надеть в холода. Возвращаются, потому что полностью лишились иллюзий. Возвращаются, потому что поняли: Родине они не нужны. И моя давняя подруга – тоже.

С собой они увозят боль и недоумение. И можно не сомневаться: патриотизма у них поуменьшилось в разы.

Но вот – наконец! - свершилось. Правительство приняло постановление, согласно которому вынужденным переселенцам будут оказывать материальную помощь для оплаты жилья и коммунальных услуг. 9 октября практическую часть постановления КМУ озвучила министр труда и социальной политики Людмила Денисова. Единственное чувство, которое могут вызвать ее заявления, – это мучительный стыд.

Итак, отныне нетрудоспособным переселенцам будут выплачивать на жилье по 884, а трудоспособным – по 442 гривни в месяц, причем на семью – не более 2400 гривен. Откуда у правительства такие представления о стоимости аренды жилья – вопрос интересный. Говорят, что вывели среднюю сумму из общеукраинского уровня. Что ж, возможно, Арсений Петрович и Людмила Леонтьевна действительно платят за свое жилье именно столько, в жизни бывает чудеса разные. Но куда важней другое.

Во-первых, процесс постановки на учет для последующих выплат предполагает подачу в органы соцобеспечения полного пакета документов на каждого члена семьи переселенцев. Что в принципе зачастую невозможно (возвращаю читателя к описанию увиденной ситуации в Центре занятости).

Во-вторых, реалии таковы, что в Украине фактически половина людей работает нелегально, без официального трудоустройства. Об этом прекрасно знают и в правительстве, и в органах соцобеспечения. Тем не менее одним из условий, которые выдвигают к получателям помощи на жилье, является требование в двухмесячный срок найти себе официальную работу. В противном случае через два месяца после первой выплаты размер помощи уменьшат вдвое, а затем перестанут платить вообще. Наверное, как тунеядцам. И что-то мне подсказывает: через два месяца количество получателей государственной помощи сократится как минимум вдвое.

(В этой связи, мягко говоря, цинично выглядит способность самого государства трудоустроить переселенцев. Вся сегодняшняя база данных Службы занятости – всеукраинская база! – содержит 50 тысяч вакансий. Переселенцев – напомню – свыше 300 тысяч. Даже если работоспособных из них лишь треть – ну не получается обеспечить работой всех «тунеядцев», никак не получается! Зато та же Людмила Денисова на полном серьезе заявляет, что часть переселенцев направят грести лопатами и махать кайлом на  строительстве «Стены» между Россией и Украиной. По статусу «общественных работ». Вот интересно: многие ли «тунеядцы» согласятся ехать прямо на границу, под дула автоматов и орудий россиян, чтобы строить эту самую «Стену»? Помните про стариков в багажнике? Вы бы – поехали?..)   

Но зато социальные чиновники будут теперь работать с переселенцами, пользуясь айфонами, полученными через международные гуманитарные организации, похвастала Людмила Денисова. И что характерно: закон для того, чтобы эти же организации смогли открыть полномасштабную гуманитарную помощь вынужденным переселенцам, Украина принять так и не смогла. А вот для чиновничьих «понтов», оказывается, никаких законов не нужно.   

В-третьих, интересный момент прорисовался по накоплениям граждан в банках. Если у переселенца на счету есть сумма, в 10 раз превышающая действующий прожиточный минимум, – помощь на жилье ему выплачиваться не будет. В 2014 году минимум составляет 1218 гривен. Умножьте его на 10 – и вы увидите довольно своеобразное представление украинского правительства о «богатстве» гражданина. Плюс к этому гигантский список банкротящихся и неплатежеспособных банков, финансовую помощь которым депутаты Верховной Рады провалили буквально на днях. То есть деньги на счету у человека есть, поэтому помощь ему не положена. А то, что взять деньги из банка практически невозможно, – это чиновников не касается. Богат беженец, и все тут!

Ну и прочее, прочее… Суть же одна: государство Украина не смогло гарантировать спокойную, мирную жизнь сотням тысяч своих сограждан. А теперь неспешно, равнодушно и жестоко обносит этих людей красными флажками, чтобы и помогать как можно меньше и иметь за пазухой алиби: «Так ведь это тунеядцы!»

…Держу в руках шикарно исполненную полиграфией брошюру с советами о том, как вынужденным переселенцам в Украине нужно бороться со стрессом. Издано ООНовской  организацией «Юнисеф». Совет № 1: «Не оставляйте пострадавшего одного».

Эту бы брошюрку, да с жирно подчеркнутым первым пунктом, – под нос каждому депутату, каждому чиновнику, каждому клерку, каждому, к кому сейчас идут за помощью тысячи и тысячи вынужденных переселенцев!   

А еще лучше – не нужно никаких брошюрок и советов. Лучше помогите материально – едой, одеждой и кровом. И тогда мы всё переживем.  

Виталий Выголов, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

23559