Еще несколько месяцев назад все эти Мурчики и Шарики уютно спали на коленях своих хозяев перед телевизорами, радовали детей играми, честно и преданно охраняли дома и служили поводом для гордости своих владельцев. Сегодня сотни, тысячи их мечутся по развалинам домов, умирают голодной смертью и стаями стекаются поближе к существам, которые их бросили и предали, - к людям. Животные, брошенные в зоне АТО.

- Конечно, страшно бывает всем. И осуждать людей, которые под обстрелами вынуждены были бежать подальше от родного дома и бросили животных, трудно, - говорит волонтер благотворительного фонда «Друг» краматорского Общества защиты животных Анжела Куденко. – Но есть случаи, когда понять и простить людей просто нельзя. Одно дело, когда кошку просто выпускают в подъезд или во двор и закрывают у нее перед носом дверь, но другое дело, когда хозяева дома бегут, оставив на привязи собаку – без воды, без питья, без возможности освободиться и выжить. Таких случаев было очень много в славянском поселке Семеновка. Иногда брошенных и забытых собак выручали соседи, а порой животные так и умирали возле будок…

Анжела рассказывает о пережитом и увиденном. Как бродят по улицам ничейные породистые собаки, как плачет под закрытой подъездной дверью сиамская кошка с тремя котятами-сосунками. Как к торговой точке в Краматорске прибилась восточноевропейская овчарка в ошейнике, а на нем прикреплена записка: «Мы из Семеновки. Если вы нашли эту собаку одну – значит, нас уже нет в живых». Каким ищущим взглядом осматривал на рынке прохожих-мужчин невесть откуда пришедший раненый красавец сенбернар. Как привели к волонтерам овчарку, а спустя несколько суток, по объявлению в Интернете, нашлись ее хозяева в соседнем Славянске: сорвалась псина с поводка при ближнем разрыве и бежала куда глаза глядят 10 с лишним километров…  И как сама Анжела, когда снаряды и мины стали рваться рядом с ее домом, по нескольку раз в день таскала восемь кошек в подвал и обратно.   

Приюта для домашних животных в Краматорске нет. Спасением собак и кошек занимаются всего несколько волонтеров фонда за свой счет. Правда, во многих торговых точках города размещены ящички для сбора средств, но в ситуации, когда у людей не хватает денег на самое необходимое, как-то не до каких-то там кошечек и собачек. Впрочем, есть несколько фирм, которые взяли себе за правило перечислять деньги хоть и понемногу, но регулярно.

- Хорошо, что Краматорск бомбили не так сильно, как Славянск, - радуется Анжела. – Здесь все время работали несколько зоомагазинов, так что корм можно было достать все военное время.

- Люди думают, что мы какая-то государственная структура, и идут, звонят, несут и ведут найденных животных к нам, - рассказывает руководитель фонда Наталья Титомир. -  А здесь на самом деле все держится на голом энтузиазме да на любви к братьям нашим меньшим. Зачастую держим найденышей у себя дома, пока не найдем новых хозяев. Увы, людям сейчас не до животных – самим бы выжить. А брошенных животных действительно много, очень много. Боюсь, как бы не кончилось плохим…

Под «плохим» Наталья подразумевает обычную травлю животных. Стрелять бесхозную уличную живность запретили уже давно, и местный горкоммунхоз использует тихую травлю. Еще в мирное время горожане несколько раз становились свидетелями массовой гибели собак и кошек – средь бела дня, на глазах у взрослых и детей, в муках умирали десятки животных. Фонд неоднократно обращался по этому поводу в прокуратуру и милицию, но все без толку. А теперь, когда ситуация становится экстремальной, у коммунальников и вовсе может появиться железное алиби: безопасность и здоровье людей – прежде всего.

Кстати, специалисты-ветеринары тоже бьют тревогу: в городах, попавших в зону АТО, наблюдается нашествие лис. В пригородных посадках прошли боевые действия, вот и потянулись лисы в жилые районы. А ведь эти животные традиционно считаются одними из главных распространителей бешенства.

По словам Натальи Титомир, до тех пор, пока боевые действия не переместились к Донецку, часть брошенных в Славянске и Краматорске собак удавалось переправлять в областной центр, где работает крупнейший приют благотворительного фонда «Пиф». Звоню туда, и от директора Виктории Васильевой узнаю потрясающую цифру: оказывается, прямо сейчас, в круглосуточно обстреливаемом Донецке, в вольерах «Пифа» до сих пор находится 800 (!) собак! Как?!

- Сложно, очень сложно, - рассказывает Виктория Васильева. - Считай, на грани. Убегая из города, люди массово бросают животных, к нам их везут беспрерывно: мопсы, овчарки, той-терьеры, боксеры… Бывает, что передают «из рук в руки», а случается, что утром обнаруживаешь привязанными к входным воротам. Хорошо, если мешочек корма рядом еще положили…   

С питанием – беда. Раньше у «Пифа» действовали договоренности с супермаркетами: продукты с исходящим сроком годности торговцы передавали питомцам фонда. Теперь, во-первых, многие магазины закрылись вообще, с продуктами в Донецке дефицит, так что в приют почти прекратились даже поставки черствого хлеба. Как могут, с кормами помогают коллеги из других городов, включая, кстати, российские. Но желающих ехать в воюющий Донецк, даже с самыми благими намерениями, все меньше и меньше. Как и тех, кто хотел бы забрать животное себе. В среднем, ежегодно «Пиф» помогал найти новый дом 350-400 собакам. Сейчас же поток идет только в одном направлении.

Чуть проще с медикаментами для животных: благодаря давнему сотрудничеству «Пифа» с Международной программой «ОСВ» (отлов-стерилизация-выпуск) и фондом «Развитие Украины» , есть кое-какие запасы. Но куда страшней – бои.

- Ежеминутно молимся Богу, чтобы война не приближалась к приюту, - говорит Виктория Васильева. – Но от нее не убежишь. Недавно снаряд упал неподалеку от «Пифа» - собак не могли успокоить трое суток. Одну овчарку хватил сердечный приступ.

Тем не менее люди по-прежнему ходят на работу и делают все, что в их силах. Виктория Васильева скромно умолчала еще об одной операции, которую провели сотрудники приюта 29 мая. Стало известно, что из-за боевых действий не успели эвакуировать собак службы безопасности Донецкого аэропорта им. Сергея Прокофьева. Какие усилия приложили сотрудники «Пифа» для спасения этих собак, с кем только пришлось договариваться об открытии коридора – известно только им самим. Но в итоге животных сумели вывезти и спасти.

- Скорей бы все это закончилось, - вздыхает Виктория. – Не знаю, сколько мы еще сможем продержаться.

Да, 800 живых душ – это серьезно…

Еще один крупный приют для животных находится в Горловке. Последние сообщения о судьбе заведения промелькнули в СМИ в конце июля: «В связи с боевыми действиями все волонтеры приюта покинули город, корма осталось на несколько дней. Фактически 310 собак приюта остались на попечении директора приюта Алевтины Анищенко и ее мужа.

Корма собакам осталось на несколько дней. В последнее время учреждение постоянно пополняется, волонтеры подбирают собак, которых бросают уехавшие из города жители».

К сожалению, все попытки связаться с супругами Анищенко по телефону не увенчались успехом. Город в боях, связь «лежит».

Одно из последних сообщений, размещенных на страничке приюта соцсети Вконтакте, звучит так: «Недалеко от приюта разместились войска, на дороге установлены блокпосты. Теперь даже простая вылазка в магазин усложнена.

Уже неделю город обесточен, люди не могут зарядить телефоны... Связаться с кем-либо еще сложнее. Все это еще больше усложнит доставку помощи в приют... Пожалуйста, не оставайтесь равнодушными! Если у Вас есть какая- либо возможность помочь, пожалуйста, помогите!»

Мы в ответе за тех, кого приручили.

Даже если война.

Виталий Выголов, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

8312