Юрген Гримм, эксперт по масс-медиа из Университета Вены, в начале 2014 года побывал в академической командировке в Киеве. Сравнив увиденное с публикациями в западных СМИ, ученый пришел к выводу, что они освещали украинский конфликт необъективно. Интервью с ним публикует Der Standard.

«Если человек имеет доступ только к западным СМИ, а потом вдруг оказывается на месте событий, то он видит, насколько сильно расходятся репортажи и реальность. Западные СМИ обострили конфликт, журналисты вступались за ту или иную сторону. И то, и другое, по-моему, не соответствует духу качественной журналистики... Казалось, что из-за крымского кризиса такую журналистскую добродетель, как сохранение определенной взвешенности, вдруг как будто ветром сдуло», - сказал Гримм.

По его мнению, тенденциозность прессы носила «прежде всего, антироссийский» характер, как в Германии, так и в Австрии. «Потом в социальных сетях началось некое противодействие, возникшее как протест против этого основного течения в освещении событий. Совершенно отчетливо это проявилось у Der Spiegel, журнал перестал отличаться от Bild. Безоглядно создавался образ врага».

Рассказывая о своих наблюдениях над западными СМИ, Гримм провел аналогию, с одной стороны, с началом 1960-х годов, когда под огнем критики оказался СССР, и, с другой стороны, с 1914 годом: «тогда во всей Европе пресса... внесла существенный вклад в развитие войны». По поводу всевозможных исторических параллелей исследователь добавил: «Исторические воззрения имеют определяющее значение для того, какова будет моя реакция на конфликты в настоящем. Буду ли я заложником собственной истории или я смогу ее отрефлексировать».

В чем причина журналистской необъективности? С точки зрения Гримма, речь идет о комплексе факторов. Во-первых, у журналистов «остается очень мало времени для поиска информации», а «от этого страдает глубина анализа». Во-вторых, сказался «эффект Давида и Голиафа»: «после аннексии Крыма все стали воспринимать Украину как жертву и вставать на ее сторону». На замечание корреспондента, что «с точки зрения международного права, это был чрезвычайно противоречивый шаг со стороны России», Гримм ответил: «В этой ситуации по-прежнему многое не ясно».

Остановился он и на роли европейских политиков: «По результатам выборов в Европарламент нам ведь известно, что ЕС не слишком-то популярен у некоторых входящих в него государств. И тут, словно подарок небес, возникает страна, которая говорит: «Ууу, мы хотим в Европу!» В этой ситуации для ЕС было психологически соблазнительно всецело встать на сторону одной из сторон конфликта. Это побудило надежды и ожидания. Вот только фактическая интеграция Украины со всеми ее экономическими проблемами была бы очень взрывоопасна для самой Европы... Это было бы трудно и с политической точки зрения. Это могло бы означать тотальную конфронтацию с Россией. Последствия докатились бы до всех нас, если бы зимой нам перекрыли газ... Что нам сейчас нужно, так это новая восточная политика. Одного только бичевания Путина недостаточно».

«Одно дело свергнуть президента, и совсем другое - построить дееспособную демократию. Невозможно все время заниматься травлей или революционным насилием - что на Украине, что в Египте или Ливии, и уж точно не в Австрии», - сказал Гримм. Для разрешения украинского кризиса, считает он, «попросту необходимо, чтобы США, Россия и ЕС пришли к компромиссу... Обязательно нужно привлечь Россию, без этого не обойтись. Или мы хотим, чтобы началась третья мировая война? Кому это нужно?»

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1209