День защиты детей, традиционно отмечаемый 1 июня, – один из самых старых международных праздников. Решение учредить его было принято в 1925 году на Всемирной конференции в Женеве. И хоть с тех пор прошло 87 лет, необходимость в напоминании о правах детей, увы, не отпала. О том, каково же детство у маленьких украинцев и как его улучшить, в интервью ForUm’у рассказал Уполномоченный Президента Украины по правам ребенка Юрий Павленко.
 

– Юрий Алексеевич, насколько комфортно и безопасно быть ребенком в Украине?

– Украина – одна из тех стран, в которых уровень защищенности ребенка достаточно высокий. У нас активно развивается детская инфраструктура, один из самых высоких в Европе уровень педиатрии, что подтверждают международные эксперты, а также современное, действующее в интересах ребенка законодательство.

Более того, другие страны порой заимствуют наработки Украины в области защиты прав ребенка. Так что в целом быть ребенком в Украине комфортно и безопасно.

Мы провели большое социологическое исследование , опросив четыре тысячи детей разных возрастных и социальных групп. На вопрос «Как вам живется в Украине?» большинство из них ответили, что хорошо.

Опережая Ваш вопрос, сразу скажу: вышесказанное не значит, что права детей, гарантированные Конвенцией ООН по правам ребенка, у нас не нарушаются. Изменить ситуацию могут реформы и более внимательное отношение властей к этой проблематике. Именно поэтому Президент принял решение создать в Украине институт Уполномоченного по правам ребенка. Детский омбудсмен должен реагировать на каждую детскую жалобу, отслеживать действия и решения центральной и местной власти, а также следить, чтобы детское законодательство работало на все сто, а в случае необходимости инициировать внесение изменения в него.

– В Украине есть Уполномоченный по правам человека ВРУ. Зачем еще один омбудсмен?

– Это не украинское ноу-хау. Два института – по правам человека и по правам ребенка – действуют в 72 странах. Система защиты прав ребенка имеет свою специфику. Все взрослые когда-то были детьми, но не каждому ребенку суждено стать взрослым. Наша задача, чтобы каждый ребенок стал взрослым. Ребенок ведь не всегда может даже заявить о том, что его права нарушаются, не может высказать свое недовольство, как взрослый, например, поучаствовать в пикете или манифестации. Опять же, ребенок не голосует, то есть у него нет возможности не выбирать власть, работающую не в его интересах. Поэтому весь развитый мир создает отдельный институт для защиты прав ребенка.
 

– Как к Вам поступает информация о нарушении прав ребенка?

– Через официальные запросы, по телефону (причем часто на мобильный), а также через страничку на Facebook и СМИ.

– Какие у Вас есть рычаги влияния?

– Основные инструменты четко прописаны в законодательстве. Например, Уполномоченный Президента по правам ребенка может посещать специальные учреждения для детей, в том числе места заключения, и получать информацию об их содержании, в том числе спрашивая самих несовершеннолетних. Кроме того, есть реальная возможность получать информацию, в том числе документы и материалы с ограниченным доступом.

Поверьте, и механизмы, и рычаги у нашего института есть. Они действуют. В период с августа 2011 года по май 2012-го нам пришло более полутора тысяч обращений и жалоб от детей и их законных представителей. Мы провели тысячи встреч и инспекционные проверки во всех регионах Украины.

Лично я проверил около 250 учреждений для детей: это и детские дома, и онкологические центры, и больницы, и школы, и общежития, и приемники-распределители, и СИЗО, и колонии…

– Какие права ребенка чаще всего нарушаются?

– Об этом можно говорить часами. Постараюсь ответить максимально коротко. Если в общем, то нарушения прав ребенка можно рассматривать на трех уровнях: семья, общество и государство.

Возьмем хотя бы медицину, о которой мы уже вспоминали в начале нашего разговора. Так вот, высокий уровень педиатрии – это вовсе не означает, что проблем здесь нет. Оборудование устаревшее, лекарств недостаточно, во многих детских отделениях даже кровати неудобные настолько, что причиняют детям вред. Я уже молчу о матрасах и белье… Мы инициируем придание программе материально-технического переоснащения детских больниц и отделений статуса общегосударственной, с соответствующим финансированием.
 

– Скажите, а есть регионы-лидеры по нарушениям прав детей?

– Да, есть. Это Автономная Республика Крым, Киев, Житомирская, Харьковская, Донецкая, Днепропетровская, Одесская, Полтавская, Черкасская, Львовская, Черновицкая и Хмельницкая области. Именно из этих регионов приходит больше всего обращений.

И чаще всего у нас нарушают право ребенка быть выслушанным. Когда ребенок не может пожаловаться – это очень опасно. Дети бывают радикальными в своих действиях, и проблема, кажущаяся им просто катастрофической, может толкнуть их на преступление, побег, и даже самоубийство. А взрослые часто не учитывают мнение ребенка.

Каждое четвертое обращение к Уполномоченному касается невыполнения родителями обязанностей по уплате алиментов – сегодня в Украине около 16 000 злостных неплательщиков . Отдельную большую нишу занимают обращения, касающиеся конфликта по определению места жительства ребенка, родители которого развелись или разводятся. Есть также проблема похищения детей одним из родителей, в том числе вывоза их за границу. И тут очень многое зависит от скорости принятия решений судами: если в Европе это может быть сделано за шесть часов, то у нас процесс тянется месяцами.

Очень много жалоб, притом справедливых, приходит на действия или бездействие местных властей. А в некоторых регионах выявлены факты стимулирования отказов матерей от детей в родильных домах. Приходит много жалоб на неправильность начисления выплат на ребенка, недоступность льгот для многодетных семей, детей-сирот, детей, лишенных родительской опеки, детей-инвалидов. Увеличивается количество обращений по реабилитации детей с особыми потребностями и их права учиться в общеобразовательных школах.

– Известно, что серьезной проблемой является лечение детей с редкими болезнями, больных эпилепсией и аутизмом, а также реабилитация детей с ДЦП. Что вы делаете, чтобы помочь этим детям?

– Мы требуем как можно скорее обеспечить реабилитацию 100% детей, нуждающихся в ней. Президент Украины уже поставил перед Кабмином задачу разработать отдельную программу.

Разумеется, расходы Госбюджета 2012 года не соответствуют реальным потребностям обеспечения детей-инвалидов и тяжелобольных детей лекарствами, медицинскими препаратами, реабилитационными услугами, иммунопрофилактикой. В частности, на лечение болезни Гоше выделено всего 25% от необходимого, почечной недостаточности (диализ) – 37%, первичного иммунодефицита – 10%. Детская онкология и онкогематология финансируются всего на 45% от потребности. Расходы на лечение некоторых болезней (аутизм, эпилепсия, мукополисахаридоз ) вообще не предусмотрены.

Мы отправили предложения в Министерство здравоохранения. Надеемся, наши расчеты учтут при внесении последующих изменений в бюджет, и каждый ребенок будет обеспечен необходимым лечением.

Есть и еще один важный вопрос, о котором как-то не принято говорить вслух. Согласно статистике, каждый пятый ребенок в Украине в той или иной степени нуждается в помощи специалиста-психиатра. Фактически, сегодня эта помощь недоступна, в связи с чем мы настаиваем на реформировании системы охраны психического здоровья детей. В рамках этой реформы нужно отделить стационары психиатрической помощи для детей от взрослых отделений, интегрировать их в структуру многопрофильных детских больниц, развивать систему медицинской помощи детям с психическими расстройствами и особыми потребностями по месту жительства. Также предусматривается создание служб психосоциальной поддержки детей с психическими расстройствами по месту жительства в сотрудничестве с семьями, школами, специализированными центрами.
 

– Как Вы относитесь к тому, что родителям в нашей стране не разрешено находиться вместе с ребенком старше шести лет в стационаре?

– Это нарушение права детей на родительскую заботу. Мы требуем немедленно принять соответствующие изменения в закон, чтобы снять эту несправедливую норму, дабы и мама, и папа находились с ребенком столько, сколько это необходимо.

– Какова ситуация в домах-интернатах, особенно для детей с особыми потребностями?

– Ужасная, особенно для детей с особыми потребностями.

Интернаты нужно реформировать в интересах ребенка, полностью менять их философию работы и назначение.

– В каком смысле?

– Такие учреждения ограничивают свободу. Интернат такое же место несвободы, как колония, СИЗО, психиатрическая больница. Права ребенка здесь ограничены, при том, что этот маленький человек не сделал ничего такого, чтобы быть наказанным столь сурово. Нельзя лишать детей права на родительскую заботу и развитие.

Ребенку с особыми потребностями мама и папа нужны никак не меньше, чем здоровому. В интернатах нарушается их право на образование, отнюдь не везде есть хотя бы один педагог.

Да, эти дети с особыми потребностями, и обеспечивать их нужно по-особому. Вопиющая несправедливость – финансирование таких интернатов по сравнению с другими меньше всех. На питание выделяется 3 грн в день. На лекарства 90 копеек. Этот вопрос мы уже подняли перед Минсоцполитики: настаиваем на немедленных изменениях.

– А как обстоит дело с беспризорниками, которым тоже нужны дом и родители?

– Еще пять-семь лет назад беспризорность у нас была массовым явлением – сегодня все изменилось. Таких детей уже нет на вокзалах, в переходах, в подвалах. Однако, увы, есть такое явление, как текущая беспризорность. Она свойственна всем странам. У нас ее показатель выше, чем в среднем по Европе.

Дети оказываются на улице потому, что убегают из дома или из интерната. И важно не просто поймать такого ребенка, вернув туда, откуда он сбежал, а узнать, почему он отважился на этот шаг, проанализировать ситуацию, решить эту проблему. Иначе он продолжит сбегать.

– Традиционно перед выборами политики начинают активничать, агитируют даже в школах, раздавая подарки, брошюры и т.п. Как вы к этому относитесь?

– Это агитация родителей через детей. Однако поверьте, дети такие вещи быстро забывают. Не получится воспитать себе подарочками будущих избирателей, которые, достигнув совершеннолетия, отдадут свой голос именно за «благодетеля».

Без сомнения, мы, взрослые, не имеем права спекулировать, использовать детей в личных целях, будь они хоть политические, хоть социальные.

– В СМИ много информации о массовом насилии над детьми в украинском обществе. Какова реальная ситуация?

– Количество таких обращений с каждым месяцем растет. Жалуются и на учебные заведения, и на родителей, и на милицию.

Напомню родителям , воспитателям, чиновникам, правоохранителям – физическое и психологическое насилие запрещено! Бить ребенка нельзя! Унижать – нельзя тоже!
 

– Вы часто говорите о чрезмерной жесткости судов по отношению к несовершеннолетним преступникам…

– Это не слова, а факты неадекватного наказания. Сколько случаев, когда за украденную «мобилку» ребенок получал 4-6 лет лишения свободы. Это же подготовка профессиональных преступников за госсчет! Радует, у нас теперь есть новый Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), в котором процесс правосудия в отношении детей прописан более гуманно и повышает уровень ответственности правоохранительных органов за судьбу ребенка. В частности, в нем речь идет о введении должности специального следователя по делам детей, а также специализации судей в уголовном производстве, которые будут заниматься исключительно делами детей. Аналогичную специализацию планируется ввести для прокуроров.

Кроме того, в новом УПК исключается ряд дискриминационных норм по отношению к детям, уточнено понятие несовершеннолетнего лица, исключена законодательная возможность содержания несовершеннолетних вместе со взрослыми во время предварительного заключения, запрещена очная ставка с участием несовершеннолетнего. Прокурору же предоставлено право подавать гражданский иск в интересах несовершеннолетнего, а ребенок получает возможность допроса за пределами зала суда.

Понимаете, дети не нарушают закон, имея, говоря профессиональным языком, «преступные намерения». Их на это толкают другие причины. Кого-то подговорили, кто-то очень сильно хотел телефон, а родители не смогли купить и т.д. Так что нам не в тюрьмы их сажать надо, а искать первопричину. И помогут тут не тотальный контроль, а поддержка и внимание.
 
– Расскажите, пожалуйста, о ювенальной юстиции. Что это такое? Зачем она нужна? Это узаконивание доносов на родителей?

– Страшные истории о ювенальной юстиции – мифы. Она не касается Семейного кодекса, в котором прописана ответственность родителей, и внутренних семейных конфликтов. Она также не касается процедур, связанных с лишением родительских прав, за исключением статей за совершение родителями преступления в отношении ребенка.

То, что ювенальная юстиция – нечто, навязанное нам Западом, это еще один миф. Она была создана здесь, в Украине, еще в ХIХ веке. И первые ювенальные суды в Европе появились в Российской империи. Их было семь, и пять – на территории Украины: в Киеве, Харькове, Одессе, Екатеринославе и Николаеве.

Современная ювенальная юстиция касается исключительно двух категорий детей: совершивших правонарушение, детей-жертв или свидетелей преступления.

Гуманные нормы в УПК – это первый шаг к введению в Украине полноценного восстановительного правосудия. Опять же, в большинстве случаев в том, что ребенок пошел на преступление, виноваты взрослые, которые научили, толкнули, спровоцировали, не удержали. Ребенка можно восстановить без тюремного заключения. Но, конечно, это сложнее, чем просто закрыть в колонию. За незначительное преступление ребенок не должен получать даже условного наказания, чтобы не нести в будущее клеймо судимости. А за совершение повторного преступления ответственность должны нести взрослые: родители, школа, милиция, специальный социальный работник.

Во всем цивилизованном мире работает так называемая система медиации, когда третья сторона, например судья, по взаимному согласию сажает за стол переговоров правонарушителя и жертву ради мирного урегулирования конфликта. И часто после этого ребенка ждет значительно меньшее наказание или же просто его отсутствие, если проступок незначителен.

А после этого уполномоченные представители власти должны проконтролировать, чтобы ребенок не совершил повторного преступления.

– Есть мнение, что ювенальная юстиция противоречит христианству, поскольку нарушает заповедь «Чти отца и мать своих»…

– Это не так. Вспомните отрывок из Евангелие от Св.Луки (Лк 9:46-48)

Пришла же им мысль: кто бы из них был больше? Иисус же, видя помышление сердца их, взяв дитя, поставил его пред Собою и сказал им: кто примет сие дитя во имя Мое, тот Меня принимает; а кто примет Меня, тот принимает Пославшего Меня; ибо кто из вас меньше всех, тот будет велик.

На современном языке можно сказать – христианство, в отличие от язычества, подняло статус ребенка на более высокий уровень. Христианство не только отстаивает уважение к родителям, но и считает ценностью детство. В Учении задекларированы основные принципы защиты прав ребенка. И главный из них звучит так: кто меньший среди нас, тот большой.

Убежден, что Церковь должна быть вдохновительницей внедрения в Украине гуманного правосудия по отношению к ребенку, чтобы общество не клеймило оступившегося, а учило и помогало.
 

– 1 июня – Международный день защиты детей. Что Вы в связи с этим пожелаете украинцам?

– Увлекшимся работой родителям желаю все-таки не забывать, что главное – это забота о детях, и она измеряется не деньгами.

Хочу также поблагодарить тех, кто отстаивает права детей. Сказать «спасибо» учителям, врачам, воспитателям, социальным работникам за преданность делу, за любовь, душевность и уважение к детям.

В этот день желаю каждому взрослому, чтобы он всегда оставался любящим родителем по отношению ко всем детям, а не только к своим. Чтобы чиновник понял, что от его решения может пострадать не бумага и статистика, а человечек, в том числе и его ребенок. Ищите результат своей работы не в отчетах, а в глазах ребят.

Но самое главное: взрослые, пожалуйста, слушайте своих детей.

 

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

7464