Не секрет, что в цивилизованном мире права и обязанности каждого гражданина прописаны в Законе. Где-то его букве следуют беспрекословно, где-то «с натяжкой», теоретически. В особо сложных случаях обращаются в суд.

Как с этим обстоит у нас, в интервью ForUm’y рассказал адвокат Андрей Осипов.

- Андрей Геннадьевич, начнем, в буквальном смысле, с наболевшего. Что делать, если человек травмировался зимой по причине полного паралича коммунальных служб?

- Учитывая то, что не так давно столичные чиновники обещали киевлянам компенсировать убытки от ушибов и переломов, я бы рекомендовал пострадавшим обратиться вначале к районным властям и в качестве доказательства предъявить медицинские справки, рентгеновские снимки и чеки из аптеки. Также неплохо заручиться показаниями свидетелей, на глазах которых человек поскользнулся, фотографиями или видеосъемкой места происшествия.

В принципе, если вина районных властей будет очевидна и доказуема, компенсация должна выплачиваться из бюджетных средств. В случае возникновения спора, придется обращаться в суд, который сам будет определять размер нанесенного морального ущерба. Но и там очень важно предоставить правильно собранную доказательную базу.

В сущности, главный принцип защиты наших прав состоит в том, что мы можем обращаться куда угодно, но при этом главной обязанностью человека, предъявляющего претензию, является эту претензию доказать.

Доказательствами являются любые фактические данные, зафиксированные в виде показаний свидетелей, фото-видеосъемки, протоколов из милиции и заключения медиков. Грубо говоря, человек упал, вышли жильцы, с ним сфотографировались, вызвали ментов, сделали еще одно групповое фото и со всем этим богатством человек потом идет в суд.

В противном случае, человек может придти в суд, честно рассказать, как было на самом деле, но без доказательной базы судья, у которого на потоке 50 дел скажет ему «до свидания». И тут уже, как говорится, без претензий.

- А сколько нынче стоит сломать ногу, если есть доказательства?

- Давайте считать: при переломе ноги лечение обходиться человеку приблизительно в пять-шесть тысяч гривен, при этом временная потеря трудоспособности составляет от трех месяцев до полугода. А теперь, если учесть, что в наших судах есть негласное правило: «сумма морального ущерба не должна превышать материальный», в данном случае, пострадавший может рассчитывать максимум на пять тысяч.

Та же формула будет применима и к другим видам травм. Например, если человек требует компенсацию в 1 тысячу гривен за реабилитацию сотрясения головного мозга, то и в качестве морального ущерба он получит тысячу.

Самое дорогое «удовольствие» - перелом шейки бедра. За него можно попытаться запросить до тридцати тысяч морального ущерба, поскольку лечение с операцией в среднем составляет именно столько, а из строя человек выбывает минимум на полгода.

- Какова вероятность действительного получения компенсации через суд?

- Суд – это «рулетка». Может быть, вообще ничего, может быть «что-то», если у истца есть адвокат, который хочет поднять свое имя и будет стараться. А может быть и на сто процентов успешно, если «шел, поскользнулся, упал» какой-нибудь депутат или чиновник, которому компенсация до лампочки, но важно кого-то наказать.

- А как же доступное правосудие, прописанное в Конституции?

- Наше правосудие доступно всем, но не у всех получается. Если убогий юридический отдел ЖЭКа сталкивается с убогим жителем парадного, им вообще ничего не светит.

Средний класс еще имеет какой-то шанс наказать, но взыщут они ровно столько, сколько покажут – чеки и все остальное. А моральный ущерб, на самом деле, тема грустная, о ней можно вообще ничего не говорить.

- Почему?

- Потому, что это дела, которые стоят первыми в очереди тех, которые суд не успевает рассматривать. Причем не успевает на самом деле, поскольку загружен работой. И понятно, что если придет какая-нибудь тетя Клава и скажет, что от лая соседской собаки у нее лопнули барабанные перепонки и теперь ей нужна компенсация, ее никто не будет слушать. В судах в очередях по многу лет стоят люди с более серьезными вопросами.

- А если с крыши на машину грохнулась ледяная глыба, это серьезный вопрос?

- Если сумма ущерба исчисляется парой сотен гривен, затевать судебный процесс
нет смысла – всегда есть риск проиграть, а денег на тяжбу потратиться немало.

В случае серьезного повреждения есть смысл обратиться к юристу, который поможет правильно написать заявление и будет представлять интересы истца в суде, но для этого нужно иметь деньги и терпение – судебные процессы практически не ограничены по времени и могут продолжаться несколько месяцев.

Кроме того, нужно помнить и об апелляции, которую может подать противоположная сторона. В этом случае ожидание окончательного решения суда может затянуться и на год. Но даже если дело выиграно, это не означает, что компенсация будет выплачена автоматически. Иногда ЖЭК или другая государственная инстанция рассчитывается с пострадавшей стороной годами.

- И, тем не менее, что делать человеку, если с его машиной случилась такая беда?

- Если у него есть страховой полис, возмещение материального ущерба
берет на себя страховая компания, но ее представителя нужно обязательно вызвать на место происшествия.

Если страховки нет, следует немедленно вызывать милицию, которая составит протокол осмотра места происшествия, в котором должны быть перечислены все повреждения автомобиля. При этом владельцу испорченной машины обязаны вручить копию этого
документа.

Затем в районном УВД нужно взять постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, после чего машину должен осмотреть независимый эксперт, который составит свой акт осмотра транспортного средства.

Далее, после сбора необходимых документов нужно определить виновника, который
компенсирует ущерб. Если сосулька упала с крыши или балкона дома, находящегося на балансе ЖЭКа, предъявлять претензии следует его руководителю. Для убедительности своих доводов хорошо иметь при себе фотографию машины, копию протокола из милиции, справку о сумме нанесенного ущерба от эксперта.

В ЖЭКе владелец пострадавшей машины должен написать заявление на имя
начальника, которое будет официально зарегистрировано на основании Закона
«О жилищно-коммунальных услугах». Если диалог с жилищной конторой не
складывается, нужно обратиться к юристу, который доходчиво объяснит
руководителю ЖЭКа, что, если дело дойдет до суда, то сумма возмещения ущерба
не ограничится компенсацией убытков от падения сосульки, а, наоборот, возрастет
пропорционально расходам истца на судебные издержки.

- Но если ЖЭК все-таки откажется компенсировать добровольно?

- В этом случае не лишними будут свидетели происшествия, поэтому таковых лучше найти сразу. Их показания нужно записать на диктофон и договориться о свидетельстве на суде. Однако если машина стояла на детской площадке или на тротуаре под домом, получить компенсацию в полном объеме не удастся, поскольку ЖЭК вправе поднять вопрос о правомерности нахождения авто в этом месте.

В общем, в суде придется доказать как минимум три обстоятельства: то, что машина действительно получила те или иные повреждения, что ущерб был нанесен в определенном месте и по определенным причинам и что он оценивается именно в заявленную сумму. Для этого суду необходимо будет представить кассовые чеки и другие
документы, подтверждающие расходы, связанные с падением сосульки.

- А если, предположим, машина повредилась, потому что на дороге оказался заледеневший сугроб? Кто за это несет ответственность?

- В данном случае - дорожная служба, но, чтобы доказать их вину, нужно на месте происшествия получить копию протокола от инспектора ГАИ, причем независимо от того, повредил водитель колесо или вследствие обледенения не справился с управлением и въехал в столб. В любом случае, от гаишника нужно требовать факта фиксации ненадлежащего состояния дороги и с этим документом идти в суд.

- И?

- Если суд решит, что вины водителя не было, дело будет выиграно. Ответчиком в данном случае выступит городское дорожно-эксплуатационное управление, а точнее то юридическое лицо, которое отвечает за содержание конкретного участка дороги.

- А пресловутый моральный ущерб?

- Как обычно. Учитывая, что относительного этого момента единой судебной практики на сегодняшний день нет и наличие оного рассматривается в каждом конкретном случае, суд, как правило, отказывает в удовлетворении иска, так как истец часто не может доказать, что он был нанесен.

- Андрей Геннадьевич, теперь давайте к насущному. Сейчас стало модно размещать офисы в жилых многоквартирных домах и как следствие этого – многочисленные жалобы жильцов на «постояльцев». Скажите, сколько офисов по закону должно быть в одном парадном?

- Сколько угодно. Любой человек, собственник квартиры, имеет право сдавать свою жилплощадь. И если его соседу напротив это не нравится, то это проблемы исключительно соседа. Таким образом, если, к примеру, в одном парадном пятьдесят квартир и хозяева сорока из них на правах собственности решили сдать свои жилые помещения под офисы, значит, в этом конкретном парадном будет сорок офисов.

В нашем законодательстве нет ни одного закона, который запрещал бы человеку распоряжаться своей собственностью, в том числе и для ведения хозяйственных дел. Чтобы начать говорить о том, сколько офисов должно приходиться на метр квадратный, должен быть как минимум закон об офисах, которого нет. Но если бы он был, в нем, наверное, должно было быть указано, какое количество офисов парадном должно быть.

- Но что, в таком случае, делать обычным жильцам, которые из-за «постояльцев» не могут, например, попасть в лифт без проблем?

- Ничего, ждать своей очереди, поскольку работник офиса ничем не отличается от другого жильца. Недовольные могут пожаловаться в контору, на балансе которой находиться дом, оттуда пришлют специалиста для оценки объема проблем, достоверности притязаний, создания акта, который подпишут жильцы, и потом на основании этого будет приниматься решение.

- И что, таким образом, обычный человек сможет отстоять свое право свободно в любое время ездить на лифте?

- Честно говоря, я в этом сильно сомневаюсь. Мне кажется, что ЖЭК просто придет, составит жалобу, вручит недовольному жильцу копию и скажет: «Теперь буксуй сколько угодно, ходи куда хочешь, а нам Черновецкий не дает денег, и мы ничего сделать не можем».

- То есть в итоге результат претензий к ЖЭКу практически нулевой?

- Думаю, да. С другой стороны, хорошо, что у нас есть хоть что-то, не ограничивающее наши права. Например, мы пользуемся квартирой или машиной, как хотим и, слава Богу, еще не дошли до того, чтобы высказывать в судебном порядке претензии на тему: «Не ставь под моими окнами свою машину, потому что тональность твоего двигателя мне не нравится».

-Теперь еще вопрос, который, уверена, волнует многих: что делать, если банк не отдает депозит?

- В этом случае, необходимо написать письмо-заявление в банк с просьбой вернуть депозит с указанием срока возврата. Для того чтобы получить подтверждение о получении письма-заявления, нужно, прежде чем идти в банк, сделать копию этого письма и взять её с собой.

В банке, подавая заявление о досрочном возврате депозита, нужно потребовать, чтобы сотрудник банка расписался о его принятии на Вашей копии, поставил дату получения и обязательно поставил штамп банка или его отделения, в котором заключался договор. Наличие оттиска штампа на копии обязательно, ибо, в противном случае, банк может возражать против того, что он получал это письмо.

- Но если банк все-таки отказывается подтвердить получение письма?

- Для того чтобы этого не произошло, его нужно отправить почтой, желательно ценным письмом. На любом почтовом отделении могут выдать бланк описи вложения в ценное письмо. Также стоит оформить уведомление о получении письма – в таком случае можно будет точно знать, когда письмо было получено банком. После истечения срока возврата суммы депозита, указанного в письме, можно подавать иск о взыскании депозита в суд.

- В какой?

- Иск о взыскании депозита должен подаваться в тот районный суд, на территории которого находится главный офис банка, с которым заключался депозит. За редким исключением, большинство этих главных офисов находятся в Киеве, потому и иски должны подаваться в соответствующие районные суды.

Однако статья 110 Гражданского процессуального кодекса Украины делает из этого правила исключения: согласно, пункту 7, статьи 110, иски, которые возникают из деятельности филиала или представительства юридического лица, могут предъявляться также по месту нахождения этого филиала или представительства.

- Что это означает?

- Это означает, что если договор банковского вклада заключен с филиалом или региональным представительством банка – об этом указывается в самом договоре, а также в квитанции о принятии денег, в которой указано наименование отделения, и именно этот филиал или представительство отказались вернуть вклад, то такой спор рассматривается по месту нахождения филиала. Адрес филиала указывается в разделе подписей.

- А какие документы требуется приложить к исковому заявлению?

- Договор банковского вклада, в котором, как правило, указаны сумма депозита, процент под который вносились деньги, и, самое важное в данном случае, условия досрочного возврата депозита и порядок разрешения споров.

Также квитанции о внесении денег по депозитному договору с отметкой банка о принятии – подтверждение того, что по договору банковского вклада действительно вносились деньги. В квитанции в графе «назначение платежа» обязательно должна быть ссылка на договор банковского вклада, по которому человек будет судиться. При этом если номер депозитного договора, указанного в квитанции, не совпадает с номером договора, по которому предполагается взыскивать деньги, значит нужно искать, либо другой договор, либо другую квитанцию.

Кроме этого, необходимы копия заявления о досрочной выдаче депозита со штампом банка либо бланк описи вложения и почтовая квитанция, ответ банка на письмо о досрочном возврате депозита, если такой был.

В случае если банк не ответит, при подаче иска в суд нужно будет приложить, кроме письма, ещё и доказательства его отправки банку. Я имею в виду, бланк описи вложения и квитанцию почтового отделения об отправке.

Также нужны копия паспорта, квитанция об оплате госпошлины в размере 1% от суммы иска, но не меньше 51 грн. и не больше 1700 грн. и квитанция об оплате затрат на информационно – техническое обеспечение судебного процесса.

- Традиционный вопрос: какова вероятность, что суд окажется на стороне вкладчика?

- Достаточно высокая, но проблема не в этом.

- А в чем?

- В обеспечении исполнения судебного решения. Чтобы стало понятнее, объясню: человек выигрывает суд, идет с ним в банк, а там ему говорят – денег нет, у нас администрация, банкротство, вставайте в очередь с кредиторами. И все – приходится ждать и надеяться. При благоприятном стечении обстоятельств человек получит хотя бы часть денег, при плохом – исход, думаю, понятен.

- При удивительном» раскладе нашего правосудия, когда обычный гражданин, как ни крути, все равно по большей части остается «на бобах», нужно ли вообще с ним связываться?

- Если «за пять копеек», нет, конечно. Если вопрос серьезный – да.

- В таком случае, какие вопросы относятся к категории серьезных?

- Все вопросы, в которых фигурирует значительная сумма. Ни один адвокат, у которого хоть что-то есть в мозгах, не пойдет уродоваться на полгода по судебным заседаниям за сто долларов.

Однако всегда стоит помнить о том, что при нашем удивительном, как Вы сказали, раскладе, для человека, имеющего «за спиной» правду, нет никаких гарантий. В данном случае, я имею в виду, так называемый, «заход к судье». Предположим, приходит человек и говорит: «Есть серьезный вопрос на сто-двести тысяч долларов, мы вам за положительное решение даем столько-то». Если попадается судья, который считает, что борется с коррупцией, положительный результат на сто процентов не гарантирован.

- И сколько судей сегодня борется с коррупцией?

- Я не готов ответить на этот вопрос. Все люди разные. Есть реальные судьи, а есть и такие, которым по фигу, с кого и за что брать. Где-то их больше, где-то меньше, любое искушение зависит от внутренней мотивации. В цивилизованных странах суд – последняя инстанция, у нас это начало очередной бредятины, потому, что даже при положительном решении, мы свои защищенные права реализовать не можем.

- Зачем нам тогда судьи и кто должен нас защищать?

- Как говорится, есть демократия и лучше нее пока никто ничего не придумал. Также и с судами. Ну, нет у нас других инстанций, куда мы можем обращаться. Можно еще устроить самосуд, но это не дело.

Если человек или учреждение захотели не выполнять решения судов, у них для этого в нашей стране есть полный «зеленый свет» и все перспективы. Именно по причине отсутствия неотвратимости наказания, то есть, полной безнаказанности, в Украине «висит» до 70% невыполненных судебных решений. Другими словами, «сон разума рождает чудовищ».

 

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

8294