Фрагмент выступления адвоката Дмитрия Лойфмана на судебном заседании по избранию меры пресечения народному депутату Виктору Медведчуку:

"Я хочу обратить внимание суда на рапорт прокурора Мороза от 20 июля 2021 года, на основании которого якобы внесены генеральным прокурором сведения в ЕРДР относительно народного депутата Украины. В рапорте дословно, я цитирую, указано, что 20.07 на адрес Офиса генерального прокурора сопроводительным письмом поступил рапорт ГСУ СБ Украины, приложением к которому являются материалы уголовного производства № 22021, последние цифры 99, по признакам уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 285 с отметкой 5, о выявлении в ходе досудебного расследования указанного уголовного производства возможного совершения народными депутатами Украины Порошенко, Медведчуком и Козаком уголовных правонарушений. Дальше прокурор переписывает этот рапорт, я так понимаю. Но, уважаемый суд, а внося сведения от 2.04.21, начальные сведения, СБУ не взяла на себя полномочия генерального прокурора, собирая доказательства в этом уголовном производстве? Относительно народных депутатов Украины начать досудебное расследование и внести сведения в ЕРДР может только одно должностное лицо в этом государстве, это генеральный прокурор Украины или лицо, исполняющее его обязанности.

Что у нас происходит? У нас СБУ вроде регистрирует фактовое дело 2.04.21, а потом прокуроры по этому делу таскают эти диски, которые, по ее мнению, записаны в 14-15-м году при осуществлении контрразведывательных мероприятий. Так СБУ не знала, кого она записывает, если дело по факту зарегистрировали? То есть СБУ на момент начала досудебного расследования достоверно было известно, если у них есть эти диски и прокурор настаивает, что они настоящие, не поддельные и так далее, то на каких основаниях СБУ в течение трех месяцев проводила досудебное расследование? Значит, этих дисков не было в апреле 2021 года. СБУ о них ничего не известно было, а в течение именно трех месяцев досудебного расследования, я считаю, эти диски были сфабрикованы, о чем свидетельствуют те же выводы экспертов, на которые ссылается прокурор, говоря, что вывод эксперта установил, что Медведчук Виктор Владимирович принимал участие в этом разговоре. Но в этом же заключении эксперта, сотрудника СБУ, без участия стороны защиты, их полностью зависимый эксперт даже пишет о том, что записи неизвестного происхождения и невозможно установить их подлинность, невозможно по этим копиям, 250 раз сделанным, установить, есть ли в них признаки монтажа. То есть прокурор у нас здесь говорит: "Здесь Медведчук", а тут эксперт СБУ пишет о том, что невозможно установить аутентичность этих записей, - мы об этом молчим, и говорим, что это классное доказательство. А каким образом вообще прокурор... Он тут как Хрюша и Степашка по ролям в детском саду читали протоколы, я извиняюсь, это так выглядело... 

Мое заявление, как они ссылаются на заявления, так и я делаю заявления. Так вот, они говорили, что это Медведчук разговаривает с Сурковым. А где в этих экспертизах, на которые они ссылаются, Сурков? Там только о Медведчуке речь идет, никакой экспертизы, где установлен голос Суркова, других лиц, на которых они ссылаются, нет. То есть прокуроры сознательно вводят суд в заблуждение о якобы существовании таких весомых доказательств".

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

30