‒ Какие прогнозы перед заседанием суда?

‒ В отношении прогнозов ‒ это плохая штука, тем более я прогнозами никогда не занимался. Я знаю, что есть требования закона, эти требования закона должны быть выполнены любой судебной инстанцией, в том числе и Киевским апелляционным судом, потому что было достаточно представлено доказательств в ходе рассмотрения вопроса о продлении меры пресечения в суде первой инстанции, в Печерском. Были представлены документы, полученные адвокатами, осуществляющими мою защиту, чтобы полностью опровергнуть доказательства, которые были собраны обвинением и представлены прокуратурой в материалах подозрения.

Более того, я хочу сказать, что сегодня с учетом того, что фактически заканчивается пятый месяц расследования дела, которое было зарегистрировано 11 марта текущего года, так вот, в течение этих 5 месяцев следствие не предоставило доказательств, которые бы подтверждали виновность мою или виновность моего коллеги, народного депутата Тараса Козака. А защита, в свою очередь, предоставила достаточно доказательств, опровергающих все аргументы, которые были приведены и в материалах подозрения, и в материалах ходатайства о продлении меры пресечения.

Я считаю, что мера пресечения в виде домашнего ареста в отношении меня продлена незаконно, без наличия оснований и, самое главное, без наличия законных обстоятельств, которые могли положить в основу того решения, которое было принято в суде первой инстанции.

Сегодня, по истечении пяти месяцев расследования, я твердо убежден, что данное уголовное дело было сфабриковано СБУ в развитие тех указаний, которые они получили от господина Зеленского, Президента Украины, и его команды. И эти указания были даны еще в 2019 году, когда начались незаконные действия в отношении членов нашей фракции, партии в целом, меня и многих моих коллег в виде незаконных оперативно-розыскных действий, о чем неоднократно сообщалось в СМИ. Затем последовали негласные оперативно-розыскные действия и следственные действия в рамках досудебного расследования, которые незаконно проводила СБУ, именно СБУ, а не ГБР, как предусмотрено законом по отношению к народным депутатам.

Безусловно, обо всем этом будет говориться и мной, и адвокатами, которые осуществляют мою защиту, но картина является очевидной. Уголовное дело сфальсифицировано с одной целью: закрыть рот оппозиции, нанести удар по ОПЗЖ, сделать все для того, чтобы те, кто не согласен с курсом Президента, закрыли рот и прекратили оппозиционную деятельность. Именно это указано в материалах подозрения, что Медведчук не согласен с курсом Президента, и далее по тексту. То есть все это сделано с одной целью, это цель стратегическая, это цель, которая была предназначена властью по отношению ко мне, к моему коллеге, точно так же, как и по отношению ко всей партии ОПЗЖ: нанести удар по оппозиционным политикам.

Я уверен, что у них с этим ничего не получится, потому что фальсификация все равно станет явной, если не в сегодняшнем судебном заседании, то в последующем, потому что есть достаточно данных для того, чтобы вскрыть все эти фальсификации, все нарушения, все незаконные и преступные действия власти.

‒ О том, как дело движется. Материалы дела пришли за 30 минут до начала судебного заседания. По вашему мнению, это свидетельствует о затягивании дела?

‒ Сложно говорить, о чем это свидетельствует. Я хочу сказать, что у суда первой инстанции и у апелляционного суда есть все возможности рассмотреть данное дело и принять законное, обоснованное решение. И вопрос не в сроках, вопрос в рассмотрении по существу. И самое главное, чтобы в процессе рассмотрения дела по существу были полностью соблюдены требования закона. И любое решение, которое принимается как следствием, так и органами прокуратуры, судом должно быть обоснованным, объективным и законным. Именно на это я рассчитываю, я подчеркиваю ‒ не надеюсь, а рассчитываю. Именно этого я и адвокаты, как и партия в целом, будем добиваться от правоохранительной системы и от судов.

 

 

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

еврозима
7107 грн.
25