2 июня президент Владимир Зеленский внес в парламент проект так называемого «закона об олигархах». Он должен стать главной вехой в борьбе власти с олигархами и, собственно, искоренить само это явление.

Что предлагает Зеленский, какими могут быть истинные мотивы власти и стоит ли волноваться олигархам — читайте в нашем материале.

История борьбы

Свою президентскую кампанию Зеленский проводил под перманентный аккомпанемент обвинений в связях с олигархом Игорем Коломойским (хотя большинство избирателей это от него не отвратило). Сам Владимир Александрович любую зависимость от олигархов отрицал и обещал, что когда поселится на Банковой, правила игры в Украине для всех будут равными.

Но сказать проще, чем сделать, и после двух лет правления шестого президента существенных изменений в жизни главных украинских богачей не произошло. 

Да и война с самыми богатыми людьми страны не была главным обещанием Зеленского, прежде всего от него ожидали окончания войны на Донбассе и улучшения жизни обычных украинцев. 

С этими обещаниями незаладилось, поэтому результат приходится искать в других местах. Да, еще есть «Большая стройка», но одними дорогами сыт не будешь.

И вот здесь властям подвернулся Медведчук, которого лишили медиа и части бизнес-ресурса, а теперь еще и планируют судить. О причинах такого разгрома можно спорить, однако очевидно, что Зеленскому очень понравилась положительная оценка общества и он решил прочно оседлать антиолигархического конька.

После очередного заседания СНБО Зеленский заявил, что «Украина дает сдачи», однако до сих пор на других олигархов, кроме Медведчука, настолько мощного наступления не было. Исправить это президент пообещал новым «фундаментальным» законом. И вот наконец он появился.

Олигархи в законе

Если внесенный Зеленским в парламент законопроект примут, понятие «олигарх» станет в Украине юридическим термином. Это — «лицо, имеющее значительный экономический или политический вес в общественной жизни». Для таких людей команда президента хочет создать отдельный реестр. Действовать закон будет 10 лет.

С полномочиями Зеленский себя не обидел: согласно этому проекту, человека в реестр олигархов вносит возглавляемый президентом Совет нацбезопасности и обороны (СНБО).

Чтобы стать «официальным» олигархом, бизнесмен должен соответствовать трем из четырех критериев:

он участвует в политической жизни;
он может влиять на средства массовой информации;
он является конечным бенефициаром предприятия, которое имеет естественную монополию или занимает монопольное положение на общегосударственном товарном рынке;
он владеет активами на 1 миллион прожиточных минимумов (сейчас это 2 миллиарда 270 миллионов гривен, или чуть более 83 миллионов долларов).
Участием в политической жизни в Офисе Зеленского считают пребывание на высоких властных должностях — президента, генпрокурора, главы НБУ и тому подобных. Однако под первый пункт подпадают и те бизнесмены, которые «связаны» с такими лицами. Как будут определять эту связь, непонятно.

Впрочем, есть и другие критерии: потенциальный олигарх входит в руководство партии или финансирует партию, политическую агитацию или митинги с политическими требованиями. Если человек подпадает хотя бы под один из критериев, это значит, что он «участвует в политической жизни».

В случае со СМИ «влиянием» считается прямое владение или контроль бизнесмена над СМИ. А еще — если он продал это медиа «связанному лицу» или человеку с «небезупречной репутацией», то есть имеющему судимость, причастному к терроризму, находящемуся под санкциями, имеющему налоговые долги, существенно и систематически нарушающему законодательство и тому подобное.

Такие довольно обтекаемые формулировки оставляют простор для «маневра» тем, кто принимает окончательное решение — является человек олигархом или нет. А это, как мы уже говорили, должен делать СНБО. И хотя Зеленский уверял, что в этом органе он не один и не принимает решения единолично, мы уже рассказывали, почему голос президента там — решающий.

Хорошо, плохо или все равно?

Олигархам — все равно. Попадание в этот «страшный» реестр накладывает на них определенные ограничения, однако выглядят они откровенно смешными:

Это все.

Опосредованным изменением является и то, что публичные служащие — от президента до сотрудников местных госадминистраций, а также военнослужащие с высшими званиями — будут обязаны отчитываться о своих контактах с олигархами или их представителями. Но действительно ли авторы законопроекта считают, что олигархи и чиновники сразу покажут публике свои «договорняки»?

«Закон об “отжиме” СМИ»?

Инвестиционный банкир Сергей Фурса тоже считает, что этот законопроект вообще никому не навредит, в том числе и олигархам. Однако до официальной публикации документа он называл этот проект «законом об “отжиме” СМИ». И вот почему.

Еще до внесения законопроекта в Раду издание «Зеркало недели» опубликовало основные его положения. И хотя за неделю в нем мало что изменилось, но в Офисе Зеленского в итоге решили отказаться от очень важной нормы — если человек попал в реестр, ему запрещено владеть СМИ, «которое распространяет информацию политического характера». В конечном варианте этот запрет убрали.

И здесь есть интересный момент: после того, как этот закон заработает, человек с безупречной репутацией, купивший СМИ, уже не будет считаться олигархом. То есть когда в законопроекте была норма об обязательствах олигархов продать СМИ, цель власти могла быть, скажем, такой: Зеленский и Ко, которые не имеют собственных медиа, принимают закон, обязывающий олигархов продать свои СМИ, а уже новые владельцы (можно предположить, связанные с властью) не будут считаться олигархами.

То есть это было бы больше о перераспределении на рынке медиа, а не о новых правилах игры в стране. И хотя в итоге из законопроекта норму об обязательной продаже медиа убрали, документ еще точно будет меняться, и никто не даст гарантий, что эта норма не всплывет.

Влияние олигархов на СМИ — отдельная тема, которая заслуживает отдельного материала. Но можно просто вспомнить, что произошло в России, когда новоиспеченный президент Владимир Путин в начале нулевых разгромил олигархические СМИ, и все крупные медиа в стране стали государственными.

Олигархические медиа — откровенное зло, однако даже при таких условиях в стране существует плюрализм. А когда СМИ концентрируются в одних руках, — наступает авторитаризм.

Первому игроку приготовиться

Не стоит забывать, что этот «закон об олигархах» — не единственный. Есть еще второй, который Зеленский внес в парламент. Он содержит ряд изменений в налоговое законодательство, и его уже успели окрестить «антиахметовским», поскольку некоторые вносимые им изменения — не в пользу первого олигарха страны Рината Ахметова.

Если коротко, то власть хочет получить от Ахметова больше денег через налоги на железную руду и возобновляемую энергетику, которых олигарх продает очень много.

Эти планы, конечно, начали критиковать на телеканалах Ахметова. И даже на пресс-конференции президента ведущий ахметовского канала «Украина 24» Василий Голованов спросил Зеленского о его отношении к «инициативе увеличения налогов», очевидно, намекая именно на «антиахметовский» закон.

«Когда вы говорите “увеличение налогов”, вы манипулируете. Это не для украинцев увеличение, не для общества. Я понимаю, с какого вы канала и о чем говорите. Действительно, в новом сильном законе (я считаю, что это одна из важнейших налоговых реформ) будет увеличение налога на железную руду», — довольно резко ответил Зеленский.

Железная руда — главная причина, почему указанный законопроект называют именем Ахметова, ведь он владеет более 50% предприятий, добывающих этот ресурс. А ренту за пользование недрами такие предприятия платят небольшую, что и хочет изменить власть.

«Я считаю, что это абсолютно нечестно, ведь железная руда принадлежит украинскому народу, и недра, согласно Конституции, принадлежат украинцам», — подчеркнул президент.

Также Зеленский обвинил Голованова в том, что тот в своей программе рассказывает, будто этот закон увеличивает налоги также для малого и среднего бизнеса, что, по мнению президента, не является правдой.

Но согласиться с Зеленским, что этот законопроект не коснется малого и среднего бизнеса, трудно. В документе есть нормы, которые заставят платить простых украинцев, например о налогообложении сельскохозяйственной продукции, выращенной на собственном участке, если он больше 0,5 га (сейчас порог составляет 2 га).

В целом этот законопроект из условного антиолигархического пакета не слишком тянет на антиахметовский или тем более антиолигархический. Он куда больше вписывается в общую политику власти, которая заключается в том, чтобы собрать как можно больше денег в бюджет.

Глава налогового комитета Рады Данил Гетманцев в последнее время регулярно отчитывается о перевыполнении плана по налогам, а успешность экс-главы Налоговой службы Алексея Любченко позволила ему получить должность вице-премьера — министра экономики.

Такое поведение власти вполне логично, ведь в бюджете заложен большой дефицит, а переговоры с Международным валютным фондом не очень-то продвигаются, и деньги надо где-то брать. А тут мировые цены на железную руду взлетели до небес, и почему бы не откусить немного от пирога Ахметова.

Но как увеличение налоговой нагрузки может уменьшить влияние Ахметова или других олигархов?

Быстро и тщетно vs медленно и системно

Желание решить проблему наскоком — типичное для президента Зеленского. Недаром в последнее время центром принятия важных решений стал СНБО, где президент имеет наибольшее влияние и может делать все быстро, неожиданно и не договариваясь с депутатами.

Быстрый результат, который можно предъявить избирателям, — часто главный критерий для Зеленского. Но можно ли быстро победить олигархическую систему, не проводя системные изменения?

Как считает глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин, «закон об олигархах» в нынешнем виде — «пшик». Сам он надеялся увидеть в таком законе усиление полномочий и независимости Антимонопольного комитета.

«В паре с судебной реформой — это был бы смертельный удар по олигархам. А так — популистский пшик», — считает Шабунин.

Реформа судов, правоохранительных органов, АМКУ — это те изменения, от разговоров о которых уже мозоли на языке.

А пока этого нет, суд отменяет штраф Пинчуку за монополии на тендерах «Укрзализныци»; премьер-министр, который когда-то работал на Ахметова, увольняет директора порта, решившегося повысить стоимость перевалки железной руды, которую продает Ахметов; парламент не принимает экологический закон, потому олигархическим предприятиям пришлось бы платить больше, чем сейчас.

Действительно ли власть верит, что официальное признание олигархом, например, Ахметова сделает невозможным назначение руководителем министерства человека, который ему подыгрывает? А это произошло уже при президенте Зеленском, и сам он на упомянутой пресс-конференции фактически это признал.

«Министерство энергетики руководило постановкой блоков АЭС на ремонт именно в отопительный сезон, когда существует пик потребления. Для чего это делалось? Для того чтобы увеличить тепловую генерацию (где Ахметов монополист, — ред.)», — объяснял убытки «Энергоатома» президент.

Очевидно, разрушить такую систему куда сложнее, чем создать символический реестр и вписать туда всем известные фамилии, назвав это борьбой с олигархами. Сложнее, чем записывать пафосные видео или устраивать перепалки с журналистом олигархического телеканала.

Какое из положений нового закона разрушит монополию Фирташа на рынке газа, монополию Ахметова на рынке электроэнергии? Что заставит Коломойского не заводить в Раду своих людей, которые, не очень прячась, защищают его интересы, а не интересы избирателей?

Эти вопросы общество должно адресовать президенту Зеленскому. Именно он — единственный автор законопроекта, именно он обещал превратить олигархов в простых бизнесменов, в конце концов, именно он обещал преодолеть бедность, а в олигархической системе граждане богатыми не бывают.

Павел Калашник, Громадське

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

60