Начиная с брифинга главы СБУ Ивана Баканова и генерального прокурора Ирины Венедиктовой, было понятно, что все обвинения в адрес главы политсовета «Оппозиционной платформы – За жизнь» Виктора Медведчука «высосаны из пальца». Так известный адвокат, заслуженный юрист Украины Елена Лешенко прокомментировала решение Печерского районного суда города Киева, постановившего избрать для лидера оппозиции меру пресечения в виде домашнего ареста.

«Суд Медведчука был с очень слабой доказательной базой. Да и вообще, с таким в суд идти неприлично. Начиная с брифинга было понятно, что все это высосано из пальца. Те записи, которые демонстрировали прокуроры, вызывают очень много вопросов. И, конечно же, защита в суде очень четко разложила это по полочкам», – отметила адвокат.

Лешенко подчеркнула, что прокуратура потребовала неадекватную сумму залога, а при ее расчете умудрилась противоречить сама себе.

«Что касается самой меры пресечения. Залог абсолютно неадекватный, таких залогов в принципе не может быть. То, как это обосновывала прокуратура, зачитав декларацию, – это смешно. Какая связь между декларацией и суммой залога, когда они тут же сами приводят решение ЕСПЧ о том, что сумма залога может быть связана с нанесенными убытками. Но убытки же надо доказать, хотя бы провести экспертизу. А у обвинения ничего не было ни по убыткам, ни по экспертизе», – констатировала адвокат.

«Судья задавал вопрос прокурорам: а как вы считали сумму залога, откуда вы взяли 300 млн? Почему не миллиард, чем это обосновано? Причем все активы арестованы, все заблокировано санкциями – и тут рисуется такой залог. Другой меры пресечения по такой тяжкой статье прокуратура просить не могла. Понятно, что тут они должны были просить содержание под стражей с альтернативой залога согласно КПК», – добавила она.

При этом Лешенко обратила внимание, что Европейский суд по правам человека в своей практике считает такую меру пресечения, как круглосуточный домашний арест, равноценной содержанию под стражей.

«Что касается решения суда – круглосуточного домашнего ареста. С одной стороны, если сравнивать с отбыванием в СИЗО, с содержанием под стражей, это лучше. Но, с другой стороны, если бы был уменьшен залог до какой-то нормальной адекватной суммы, то, заплатив его, человек буквально через день-два выходит из СИЗО, и у него развязаны руки, он свободен в перемещении по стране. А тут получается, что и браслет надели на ногу, и из дома нельзя выходить два месяца», – охарактеризовала адвокат решение суда.

«Думаю, что в апелляции будут оспаривать это решение, но если исходить из практики ЕСПЧ, то круглосуточный домашний арест особо ничем не отличается от содержания под стражей, то есть это такое же ограничение в правах. Понятно, что условия получше, естественно, но что касается строгости, оно где-то так же. Но, с другой стороны, суд исходил из того, что, а чем заплатить залог, когда все активы арестованы? Поэтому, скажем так, решение ни нашим, ни вашим», – уточнила адвокат.

Лешенко разъяснила, что, согласно законодательству, мера пресечения должна быть пересмотрена через два месяца.

«Через два месяца мера пресечения будет пересмотрена. Как правило, если мера пресечения не нарушается, то она может быть изменена на ночной домашний арест. В целом же под круглосуточным домашним арестом человек может находиться только полгода по законодательству. Через полгода мера сама по себе исчерпывается», – заключила адвокат, заслуженный юрист Украины Елена Лешенко.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

77