Известная украинская телеведущая Оксана Марченко всегда пыталась держаться в стороне от политики, в отличие от своего супруга Виктора Медведчука, народного депутата и главы политсовета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь». 

Так и было вплоть до недавнего времени, пока против Оксаны Марченко и ее супруга не ввели санкции по решению СНБО. Основание — расследование СБУ по финансированию терроризма.

На следующий же день Оксана Марченко объявила о том, что вступает в партию «Оппозиционная платформа - За жизнь». 

«Теперь, кроме одного Медведчука, вы получили еще и Марченко, которая никогда не стремилась в политику, но вы не оставили мне выбора», — заявила телеведущая, сообщив, что приняла решение вступить в партию своего супруга.

В интервью «Стране» Оксана Марченко рассказала о том, как на ее жизни и бизнесе отразились санкции, прокомментировала обвинения в финансировании терроризма, политические планы и возможное баллотирование в президенты. А также сообщила, что бы она сказала лично Зеленскому, если бы встретилась с ним, передает 112 Украина

— Опишите момент, когда вы узнали о введении против вас санкций. Какое эмоциональное состояние у вас тогда было, первая мысль?

— О санкциях в отношении себя и мужа я услышала по телевидению. Реакция? Зеленский упал в моих глазах ниже плинтуса.
 
— Стало ли для вас это неожиданностью? Возможно, вас предупреждали о готовящихся санкциях?

— Эта власть давно стала непрогнозируемой, но примитивизм и циничная ограниченность этого шага со стороны власти зашкаливают.
 
— Ощутили ли вы уже конкретные последствия санкций: финансовые - вроде блокированных счетов или бизнесовые - невозможность управлять компаниями, которыми вы владеете?

— Испытания незаконно введенными санкциями для нашей семьи только начались. Закрыты счета в банке, заблокированы любые финансовые операции, запрещено распоряжение и использование активов и собственности. В отношении бизнеса - я им владею, но управление осуществляется менеджерами компаний.
 
— Что с вашей долей акций канала «1+1»?

— Акции компании «1+1» заблокированы, как и другие активы. Я не могу ими распоряжаться. Но все эти испытания мы с моим мужем пройдем.
 
— Основанием для санкций в СНБО назвали подозрение в финансировании терроризма. Прокомментируйте эти обвинения. 

— Это абсурдный ярлык власти для сокрытия своих незаконных действий. Подчеркну, что санкции введены в отношении граждан Украины, что на самом деле является внесудебной политической расправой и грубейшим нарушением конституционного принципа презумпции невиновности.

— Вручали ли вам подозрения или какие-либо официальные документы с обвинениями в финансировании терроризма?

— Нет.
 
— Были отдельные сливы в СМИ о том, что санкции связаны с Новошахтинским нефтеперерабатывающим заводом (Ростовская область), совладелицей которого являетесь вы. Якобы он поставляет нефтепродукты в «ДНР/ЛНР». Прокомментируйте, пожалуйста, эту информацию.

— Руководство завода уже прокомментировало эту несостоятельную и ложную информацию, указав, что никаких поставок продукции завода на не контролируемые Украиной территории Донецкой и Луганской областей не осуществлялось.
 
— Какие цели вы перед собой ставите как политик? 

— В Украину должен прийти мир. Каждый гражданин должен быть защищен от произвола власти и улицы, жить в безопасности, иметь достойные условия и уровень жизни. Кроме того, я запускаю новый проект «Паломница» - это цикл фильмов об украинских монастырях. Премьера запланирована на 5 марта. 
 
— Есть ли у вас планы создать свою политическую силу?

— Нет. Я вступила в партию «Оппозиционная платформа — За жизнь». Уверена, что эта партия сможет построить в Украине успешную страну.
 
— Собираетесь ли вы в будущем баллотироваться в президенты? Такие слухи пошли буквально сразу после того, как вы заявили, что идете в политику.

— На все воля Божья.
 
— Вы рассказывали, как в 2003 году оказали услугу Зеленскому — помогли ему попасть на «1+1». А были ли случаи, когда он оказывал ответную услугу вам?

— Да, оказал. Ввел санкции против меня, чем унизил себя и власть в целом. Бороться с женщиной заведомо незаконными методами в высшей степени безнравственно для мужчины и тем более для президента.

— Можете ли вы назвать ваши отношения с Зеленским дружескими? И как в целом вы общались после той встречи у вас дома? Общались ли в последний год?

— У нас не было дружеских отношений. Но мы неоднократно общались, так как вращались в одной творческой среде.
 
— Что бы вы сейчас сказали Зеленскому, если бы встретились с ним?

— Мне искренне жаль украинцев, которые за Вас проголосовали!

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

зима
8293 грн.
46