Почему раскол в «Оппозиционном блоке» лишь на первый взгляд слабое место, какую технологию прохождения в парламент используют оппозиционные силы и почему «фактор Медведчука» станет одним из решающих в избирательном процессе, написал обозреватель UA1 Руслан Иванов в материале «Игра в раскол. Для чего на самом деле распался «Оппоблок».

Выход из тени в большую политику Виктора Медведчука заставил  аналитиков всех без исключения избирательных штабов моделировать возможные последствия влияния «фактора Медведчука» на президентские и парламентские выборы, а также прогнозировать вероятный расклад сил на выборах в местные советы, отметил автор материала.

«При этом многие изначально скептически отнеслись к разгоняемой некоторыми политэкспертами информации о том, что Медведчук готовится сделать из Юрия Бойко удобного для Порошенко конкурента во втором туре президентских выборов… Такой сценарий не учитывал практически стопроцентное попадание во второй тур Юлии Тимошенко, а также сомнительные перспективы вывести на хоть сколько-нибудь значительные позиции, условно говоря, «ставленника Москвы»», — говорится в статье.

Ссылаясь на мнение политолога Олега Саакяна, UA1 выдвигает предположение, согласно которому «у пророссийских сил сейчас нет шансов провести своего президента. Поэтому основную ставку они делают на парламентские выборы».

Эта информация, считает издание,  тревожит кандидатов второго эшелона, «декларирующих борьбу за кресло президента, но в реальности готовящихся исключительно к парламентским выборам».

«Они понимают: админресурс Банковой, умноженный на возможности Медведчука, существенно сокращает их шансы провести в Раду своих людей», — отмечает издание.

В то же время присутствие на политической арене накануне выборов президента-2019 Петра Порошенко, Сергея Левочкина, Дмитрия Фирташа и Виктора Медведчука, «как подозревают в избирательных штабах», может свидетельствовать о том, что «стороны эти предварительно уже о чем-то договорились», пишет Руслан Иванов.  

«По крайней мере, у Порошенко есть возможность и дальше разыгрывать карту угрозы пророссийских сил, чтобы на этом фоне выглядеть хоть сколько-нибудь значимым кандидатом. А те, в свою очередь, используют лояльность команды президента к своей деятельности, планомерно идя к намеченной цели – контролю обновленного в 2019 году парламента», — констатирует обозреватель.

Что касается раскола в «Оппозиционном блоке», то это слабое место лишь на первый взгляд, считает автор статьи. Парадокс ситуации в том, что дробление с, казалось бы, уменьшающимися шансами попасть в парламент, как раз эти шансы повышает.

«Электорат дробится между «Оппоблоком», «Волей народа», «Відродженням», «Нашим краем», медведчуковским «За життя», мураевским «Наши» и другими структурами. Это позволяет охватить максимально широкий спектр избирателей – от приверженцев сугубо российской риторики до сторонников мягкой оппозиции. Естественно, в этом случае два плюс два не даст четыре, но даст три. А это уже не первоначальные два», — так пояснил работу этой технологии политолог О.Саакян.

Издание напоминает, что экс-регионалы уже отыграли такой сценарий на парламентских выборах в 2014-ом.

«Тогда Партия регионов распалась на «Оппоблок», «Відродження», «Волю народа» и получила 19% мест в парламенте. Никто и предположить не мог, что после событий на Майдане экс-регионалы получат в постреволюционном парламенте 81 кресло, но технология сработала», — говорится в статье.

По мнению автора статьи, эта технология сработает и сейчас.

«По крайней мере, в избирательных штабах уже анализируют один из наиболее вероятных сценариев парламентских выборов: разрозненные группы «Оппоблока» и родственных структур широким фронтом заходят в парламент, а уже там объединяются под руководством Медведчука. И конфигурация политсил в новом парламенте может быть далеко не в пользу проукраинских демократов», — допускает UA1.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/лето
1058 грн.
163