Из-за своей неконкурентоспособности и недоговороспособности власти украинская газотранспортная система рискует превратиться в музейный экспонат. Об этом в эксклюзивном интервью NewsOne заявил член партии «За Життя», лидер «Украинского выбора» Виктор Медведчук.

Как сторонник газотранспортного консорциума, идея которого появилась впервые в 2002 году, Медведчук считает, что Украине надо было предлагать Европе и России создание газотранспортного консорциума, чтобы обеспечить себя транзитом и дать гарантии транзита.

«Если транзит по трубе упадет ниже 45-50 миллиардов, она нерентабельна. Потому что есть же внутренние прокачки по территории Украины. Если эта труба остановится, а технологически это произойдет именно потому, что не будет хватать именно технологического газа для прогонки этого газа в Европу, то тогда она превратится в музей», – предупредил политик.

Он отметил, что никто «даже не подумал и не вник в суть, что газ — в России».

«Этот газ идет по трубе, которая принадлежит Украине, через территорию Украины. Потребители — в Европе. В данном случае Германия — одна из стран, самый главный потребитель российского газа, который транзитируется через Украину. И если это все завязать через один комплекс, то никогда не будет проблем с реализацией газа, с транспортировкой газа и со сбытом газа — то, что происходит сегодня. Эта проблема всегда поднималась как актуальная, но никогда не решалась. Не решается она и сегодня», — считает политик.

В.Медведчук также напомнил, что за транзит российского газа Украина ежегодно получает 3 млрд долларов.

«За последний год мы транзитировали в Европу российского газа 94 млрд. Если быть точным — 93,9 млрд. Всего российский «Газпром» транзитировал и поставлял в Европу 193 млрд кубов. Возьмем цифру 94, которая поставляется по украинской трубе. У нас договор о транзите, договор о поставке газа заканчивается 19 января следующего года, а договор о транзите заканчивается 30 декабря 2019 года. То есть с 1 января 2020 года у нас уже нет транзита по нашей газотранспортной системе. Так вот, возьмем эти 93 млрд, которые мы поставляли в прошлом году. «Северный поток — 2» вступит в действие в ноябре 2019 года. Как раз, когда у нас еще есть транзит. Это плюс 56 млрд через «Северный поток — 2». «Северный поток — 1» — 50 плюс 56. Отнимаем от 93 (я считаю баланс газа и наши потенциальные, теоретические возможности транзитировать газ из России в Европу). От 93 отнимаем 56. Это где-то получается у нас 40 млрд, которые остаются», — объяснил лидер «Украинского выбора».

«Турецкий поток — 1» и «Турецкий поток — 2» сдают в эксплуатацию в декабре 2019 года, отметил он.  

«Там — в ноябре, здесь — в декабре. Это 32 млрд кубов. 16 млрд идет в Турцию для внутреннего потребления, 16 млрд пойдет в Европу. Отнимайте от этих 40 еще 16. Получается 24. 24 — это то, что мы якобы потенциально можем транзитировать в Европу. Но есть еще один путь. Это газопровод Ямал — Европа, который идет через Белоруссию. И производственная мощность Ямал — Европа — 35 млрд кубов. Он задействован почти наполовину, только на 19. Если Россия пойдет по пути того, чтобы задействовать в полном объеме мощности газопровода Ямал — Европа и перекинет на это направление 15, то у нас остается где-то 9‒11 млрд кубов по балансу того, что может быть транзитировано из России в Европу через нашу ГТС. ГТС, которая на входе может транзитировать газ в районе 287,7 млрд, на выходе — 178,5. Вот доля нашей ГТС», — подчеркнул Медведчук.

По его мнению, надо было предлагать Европе и России создание газотранспортного консорциума, где Украина могла бы обеспечить себя транзитом и дать гарантию транзита.

«Если транзит по трубе упадет меньше 45‒50 млрд, она нерентабельная. Потому что есть же внутренние прокачки по территории Украины. Если эта труба остановится (а технологически это произойдет, потому что не будет хватать именно технологического газа для прогонки этого газа в Европу), то тогда она действительно превратится в музей», — резюмировал Виктор Медведчук.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

123