Будет ли Верховная Рада переизбрана досрочно? Вопрос. На который мы попытаемся ответить.

Должна ли Верховная Рада уйти на политический покой до истечения своих полномочий (т.е. до 2017-го)? С нашей точки зрения, да. Почему?

Рада должна уйти

Во-первых, это будет справедливо. Все центральные институты власти повинны в кризисе, приведшем к самым серьезным испытаниям для государства за все годы его существования. Парламент исключением не является. Печально известного пакета законов от 16 января достаточно, чтобы жестко поставить вопрос об ответственности депкорпуса и за случившееся зимой, и за происходящее ныне. Тем более что этим вина действующего состава ВР перед страной не исчерпывается. Кроме того, Рада осталась единственной государственной структурой, не понесшей хотя бы формального наказания. Причем есть смысл говорить как о коллективной ответственности целого органа, так и об индивидуальной отдельных политиков, которые, находясь под охраной депутатского иммунитета, фактически недоступны для правосудия.

Во-вторых, есть основания ставить под сомнение легитимность ВР. Как справедливо замечают многие искушенные юристы, не стоит путать понятия «легитимный» и «легитимно избранный». Легитимность в данном случае означает степень согласия избирателей с действиями своих избранников, готовность народа (как источника власти) делегировать свои полномочия выборному органу. Проголосовав за этот состав парламента два года назад, электорат заключил с депутатским корпусом своеобразный общественно-политический договор. Условия которого нардепы, по сути, не выполнили. Следовательно, народ вправе этот договор разорвать.

А то, что у него, у народа, такое желание есть, едва ли кто-то будет оспаривать. Еще в феврале, согласно опросу компании TNS, 58% респондентов высказывались за проведение внеочередных парламентских выборов. На днях один влиятельный политик в частной беседе со мной заявил (опираясь на закрытое исследование, проведенное недавно по инициативе его партии): 2/3 избирателей выражают готовность попрощаться с Радой VII созыва уже сейчас. Мы не можем проверить достоверность этих сведений, однако то, что число сторонников обновления депутатского корпуса в стране большинство, мало у кого вызывает сомнение. То, что все кандидаты в президенты, реально претендовавшие на победу, высказались за внеочередные выборы парламента (включая тех, кто, в действительности, придерживается иной точки зрения) — лишнее доказательство.

Кстати, итоги недавно завершившихся выборов главы государства дают еще один повод говорить о «неактуальности» нынешней Рады.

Не будем забывать, что ВР — не только высший законодательный, но и центральный представительский орган. Достаточно беглого взгляда на результаты минувшей президентской кампании, чтобы усомниться в том, что эта Рада сегодня в полной мере отражает политические предпочтения населения.

В-третьих, парламент не вполне справляется с возложенными на него задачами. Далеко не все нормативные акты, необходимые для восстановления управляемости страной, нормализации состояния экономики и повышения обороноспособности государства принимаются вовремя и в полном объеме. Временами поведение части депутатского корпуса похоже на откровенный саботаж. Что в условиях фактической войны граничит с государственной изменой.

Вспомним, что с точки зрения формальной правовой чистоты, процедура отрешения от власти Виктора Януковича не была совершенно идеальной. Но была совершенно обоснованной с точки зрения интересов государства. Ввиду угроз, стоявших перед Украиной, страна не могла себе позволить оставаться неопределенно долго без главы государства и верховного главнокомандующего.

Безусловно, демократию никто не отменял. Вот пусть переформатирование, мягко говоря, несостоятельной государственной структуры и произойдет самым, что ни на есть демократическим путем — при помощи выборов. В Раде нынче немало публичных сторонников люстрации, вот пусть и начнут с себя. А кто лучший «люстратор», если не народ?

В-четвертых, продление жизни этого парламента подмывает репутацию новой власти. Ее формальной опорой в ВР является коалиция, куда входит изрядное количество представителей старой власти. Большинство из которых, например, поддержали «законы 16 января». Те, кто сегодня олицетворяет власть, в свое время не стеснялись называть злополучное голосование преступлением. Их сегодняшнее сосуществование с «преступниками» является вынужденной мерой, но доверия к новым поводырям, безусловно, не добавляет.

Не секрет, отдельные экс-регионалы полагали, что своевременное политическое дезертирство станет для них индульгенцией. Но кто сказал, что народ (а кто еще вправе?) готов выдать ее людям, чье деяние, по сути, предопределило превращение мирного протеста в кровавый конфликт? Слегка поправили себе карму, и будет с них: отвечать все равно придется.

Есть ли правовые основания для переизбрания парламента?

Очевидных, на сегодняшний день, нет. 90-я статья Основного закона содержит исчерпывающий перечень причин, по которым Раду могут лишить полномочий. Напомним, речь идет о неспособности ВР:

— в течение 30 дней одной очередной сессии начать пленарные заседания;

— в течение месяца после очередных (внеочередных) выборов сформировать коалицию;

— в течение месяца после распада коалиции сформировать новую;

— в течение 60 дней после отставки правительства сформировать новый Кабмин.

Как видим, сейчас нет оснований лишать парламент полномочий. Но они могут появиться. Например, если старая коалиция развалится, а новая не оформится в срок. Но для того, чтобы подобное случилось, необходима критическая масса депутатов, заинтересованных в досрочных выборах. Целый ряд парламентариев публично утверждает, что она уже есть. Усомнимся. По нашим сведениям, число нардепов, призывающих к скорейшему переизбранию ВР, намного превышает число тех, кто, действительно, к этому стремится. К тому же многие руководители фракций и партий (а их мнение во многом ключевое) еще не до конца определились со своим отношением к этой проблеме.

Как минимум, половина избранников заинтересована в продлении жизни ВР VII созыва до 2016-го, а то и до 2017-го. Кто-то при этом исходит из государственных соображений, кто-то — из сугубо меркантильных (но об этом позже).

В качестве возможного повода для досрочного прекращения полномочий называли нарушения, якобы допущенные при формировании коалиции в феврале текущего года. Допустим, это так. В подобном случае ставится под сомнение правомочность Кабмина (соответственно, и правомочность принимавшихся им решений), состав которого был внесен новоявленным большинством. Заинтересована ли власть в этом? Не уверены.

Есть еще одна «зацепка». Нынешняя Рада избиралась при одной редакции Конституции, а «живет» при другой, существенно расширившей ее полномочия. Является ли это поводом для обращения в Конституционный суд? И может ли КС на этом основании рекомендовать распустить ВР? Большинство опрошенных юристов считают подобный вариант сомнительным с правовой точки зрения, и опасным — с политической. Но при этом не исключают, что подобное возможно.

В КС можно обратиться и с другим вопросом: считать ли нынешнее большинство коалицией с точки зрения буквы и духа Конституции?

Поясним, о чем речь. Коалиция — это не просто союз фракций, в котором насчитывается не менее 226 депутатов. Это сообщество, созданное «на основе согласования политических позиций». У этой структуры есть обязанности, которые она должна соблюдать. Многие голосования коалиции могут свидетельствовать об отсутствии согласованных политических позиций внутри формализованного большинства. Если КС будет доказано, что коалиция не соответствует своему конституционному предназначению и со своими конституционными обязанностями не справляется, можно будет ставить вопрос о ее фактическом отсутствии. Тоже натянутый вариант. И тоже возможный. В нашей политике возможно все.

Люди, близкие к окружению нового президента, считают: прими он политическое решение о досрочных выборах, за юридические формальности цепляться не станет. Объявит о роспуске — и все. Не станем пока ни соглашаться, ни спорить. Отметим лишь, что близкий к Петру Порошенко экс-министр юстиции Роман Зварыч, по нашим данным, считает, что использование правового механизма необходимо.

Если глава государства решит пренебречь правовыми условностями, как к этому отнесется большинство населения? Наверное (увы) с одобрением. Однако со стороны Запада подобного одобрения мы не встретим.

Важная деталь. И сторонники, и противники досрочных выборов, похоже, одинаково боятся силового, физического разгона парламента. Если разгневанная толпа выдворит парламентариев из здания под куполом и в ультимативной форме потребует внеочередной кампании, проблема разрешится сама собой. Но кто тогда даст гарантию, что вошедшая во вкус толпа не очутится на следующий день под Кабмином, а через месяц и под АП?

Кто и почему заинтересован (не заинтересован) в досрочных выборах парламента

Начнем с президента. Во-первых, его мнение может оказаться определяющим. Во-вторых, его интерес во внеочередной парламентской кампании выглядит очевидным. Так ли это?

Будем разбираться.

Порошенко не имеет «своей» фракции в ВР. Он, естественно, в ее появлении заинтересован. Если выборы будут, он ее получит. Если выборы пройдут, например, в сентябре (пока его рейтинг чрезвычайно высок), она окажется немаленькой. По нашим сведениям, новый глава государства хочет инициировать принятие закона, позволяющего формирование блоков. Прогнозируемый успех блока «Солидарности» и УДАРа (в котором Петр Алексеевич, говорят, хочет иметь не оговоренные с партнером 50%, а до 70% акций) способен обеспечить президенту «собственное» большинство.

Заманчиво? Безусловно. Но существуют риски. Проводить выборы в условиях, когда значительная часть территории страны не контролируется властью? С одной стороны, срыв голосования на Донбассе увеличивает шансы провластного блока на убедительную победу. С другой, снижает уровень легитимности новой ВР. Что скверно для власти. Кроме того, очередные «усеченные» выборы еще больше снизят уровень влияния центра на эти регионы, уровень доверия регионов к центру, уровень вовлеченности регионов в жизнь страны. Огромное количество избирателей не получит шанса избрать своих ставленников, их некому будет представлять в Киеве. Если сохранится смешанная модель — тем более. Что дает дополнительные козыри в руки сепаратистам и России. Для главы государства важно понять, насколько эффективной будет АТО, смогут ли силовики не просто освободить огромную территорию от бандитов и диверсантов, но и (что не менее, а возможно, и более сложно) взять ее под контроль.

Кроме того, досрочная кампания фактически парализует законодательную деятельность Рады. А страна нуждается в законах. Двухмесячный простой может дорого обойтись стране, в первую очередь, ее экономике. Порошенко это понимает. И не исключает, что придется договариваться с теми, кто есть. Говорят, он излучает уверенность, что договорится. То, что нынешняя коалиция будет переформатирована, весьма вероятно. Слухи о том, что «Батьківщина» не войдет в новое провластное большинство, на наш взгляд, преувеличены. Войдет. Но сотрудничать с Юлией Владимировной Петру Алексеевичу будет ой, как непросто. С олигархами — тоже. Не только с набравшим вес Коломойским, но и с деморализованным Ахметовым. Оба вроде бы обозначили готовность к тесному сотрудничеству с новым главой государства, но нелюбовь обоих к Порошенко общеизвестна.

Так что вариант с досрочными выборами для президента актуальности не потерял. Но определиться со сроками он пока не готов. Конец нынешнего года? Начало следующего?

Еще одним препятствием для президента может оказаться позиция Запада, в первую очередь, США. Им идея досрочного прекращения полномочий ВР не по душе. Отчего?

Формальные доводы выглядят следующим образом.

Первый. Выборы проводить неразумно, пока власть не может обеспечить волеизъявление на Донбассе. Второй. Выборы в Раду логично совместить с местными выборами. «Совмещенные» выборы целесообразно проводить после того, как будет принята новая редакция Конституции, уточняющая полномочия ВР и (главное) дающая более широкие права органам местной власти и местного самоуправления.

От себя добавим — плохая идея. Конституцию в условиях нестабильности, ей-Богу, лучше не трогать, это раз. Процесс обновления Основного закона способен затянуться на годы, так что же, местные выборы вообще не проводить? Это два. И три: децентрализация необходима, но при нынешних масштабах неуправляемости регионов она не укрепит страну, а скорее расколет. Согласен, небесспорная мысль, но высказать ее считаю своим долгом.

Теперь о неформальных поводах. У Запада есть и другие причины для беспокойства в связи с возможными досрочными выборами в Раду, но они предпочитают не говорить о них вслух.

Во-первых, избрание нового парламента предполагает формирование нового правительства. И не факт, что во главе обновленного КМ вновь окажется Яценюк. А в нем (и в ряде ключевых и безотказных министров) США, ЕС, МВФ, по крайней мере пока, заинтересованы. Этот премьер и этот Кабмин — залог более-менее эффективного взаимодействия Украины и Запада в экономической сфере.

Во-вторых (и об этом западные политики и дипломаты точно предпочитают умалчивать), в Брюсселе и Вашингтоне, кажется, опасаются теоретического превращения Порошенко в Януковича. В случае успеха на быстрых выборах президент может получить контроль и над ВР, и над КМ. Как именно он распорядится такими суперполномочиями, никто не знает.

Будет ли мнение Запада для президента определяющим? То, что он будет вынужден к нему прислушиваться — факт.

Кто из крупных игроков, кроме Порошенко может быть заинтересован в скорейших выборах в Раду? В первую очередь, Тимошенко. Юлия Владимировна хочет вернуться в парламент. И даже, говорят, мечтает о кресле спикера (во что верится с трудом). Для экс-узницы выборы — не только возможность забыть о поражении в президентской кампании, но и шанс почистить партийные ряды, избавившись от тех, в ком она начала сомневаться (как ни удивительно, но среди последних — многолетний соратник Турчинов). Тимошенко хочет выборов, но их не хочет добрая половина фракции. Слишком многие понимают, что в новый созыв могут и не попасть. Сумеет ли ЮВТ навязать свою волю партии и ее парламентской ячейке? Скорее, да.

Заинтересован ли в выборах Кличко? Да. Но, не в обиду лидеру УДАРа, решение за него будет принимать Порошенко. Так уж вышло.

Яценюк? Скорее, нет. Его сейчас все устраивает. Выборы — риск остаться без кресла. Связывать свою судьбу с «Батьківщиной» ему, вполне очевидно, не хочется, а реанимировать «Фронт змін» или раскручивать новый бренд нет ни времени, ни денег, ни желания.

Противники выборов? Олигархи. В первую очередь, растерянный, униженный и поиздержавшийся Ахметов. Но и добавивший во влиянии Коломойский от этой идеи не в восторге. Нет флагманов, способных провести в новую ВР подконтрольные богатеям партийные отряды. Новых героев не сыскать, старые — за шаг до вынужденной политической пенсии. Результат Тигипко расстроил Игоря Валериевича не меньше, чем результат Добкина — Рината Леонидовича. Расставлять своих людей в чужих партийных списках они, конечно, смогут. Но сейчас это будет стоить дороже, чем раньше. И эффект не тот.

Не хотят выборов регионалы, как бывшие, так и нынешние. Первых вообще все устраивает. Случись выборы — многие могут сменить депутатские кресла на скамью подсудимых. Избраться в Раду смогут немногие из перебежчиков. Особенно, если будет принят пропорциональный избирательный закон. Но и при сохранении мажоритарной составляющей задача не сильно упрощается. Где привыкли избираться большинство из них? На Донбассе. В Крыму. То-то и оно.

Можно спорить, будут ли сейчас на Луганщине голосовать за Партию регионов и Ефремова. Но для этого надо, как минимум, добиться того, чтобы на Луганщине выборы состоялись.

Часть ситуативных союзников власти пытается убедить нового президента в необходимости принятия новой избирательной модели. Пропорциональной, с нулевым «порогом» и региональными списками. Может, я чего не понимаю, но, по-моему, это «мажоритарка», только вид сбоку. Зачем это Порошенко? Тимошенко? Коммунистам и «Свободе»?

КПУ, насколько известно, готова поиграть в досрочные выборы, но при условии принятия жесткого избирательного закона с закрытыми списками. В этом случае, они, по их расчетам, преодолевают 3% барьер. Но есть и опасения. Они боятся, что хаос распространится не только на Донбасс, но и на другие регионы Востока и Юга, что сделает выборы невозможными. В этом случае их электоральная база изрядно уменьшится.

Не определила своего отношения к досрочной кампании и «Свобода». Результаты президентских выборов серьезно опечалили Олега Тягнибока. Низкий процент поддержки на Западе — особенно. Но утешил Киев. В «Свободе» пока не исключают, что низкий барьер, пропорциональная модель и закрытые списки позволят им сохранить представительство в новой Раде. За счет инерции. Если выборы пройдут в конце 2014-го — начале 2015-го. А если в 2016-м или 2017-м — кто знает…

На какой модели выборов остановятся — неясно. Можно лишь утверждать, что сторонников «пропорционалки» с открытыми списками — пока не густо. На словах — да, а так — нет. Да и под открытыми списками каждый понимает, что хочет. Достичь консенсуса или хотя бы отыскать компромисс будет непросто. На сегодня вероятность сохранения смешанной модели так же высока, как и вероятность внедрения «пропорционалки» с закрытыми списками.

Утверждение, что действующая Конституция обязывает проводить выборы исключительно по партийным спискам, не соответствует действительности. Это желательно, но не обязательно. Неверно и то, что коалиция — лишь союз фракций, а индивидуальное членство, скажем, внефракционных, в ней не предусмотрено. Конституционный суд (как бы кто к нему ни относился) в 2010-м подобное суждение опроверг.

Вероятность того, что ВР не доживет до 2017-го, высока. Когда именно это произойдет, судить сложно, слишком много обстоятельств способно повлиять на судьбу этого парламента. В свое время не сумевшего взять ответственность за судьбу нашей страны.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

715