Ровно месяц остался до дня голосования за президента Украины: 25 мая состоятся досрочные выборы. Но если фавориты гонки уже окончательно определились (борьба за пост №1 развернулась между Порошенко и Тимошенко), то традиционная интрига любых выборов – «кто займет третье место» – по прежнему сохраняется. 

Дело в том, что почетный обладатель третьего призового места вправе рассчитывать на влиятельный пост в структуре новой власти: не ниже спикера ВР или премьера. И если Порошенко уже объявил, что в случае победы он «сохранит» на должности главы Кабмина Яцнюка, то Тимошенко своих предпочтений не высказала. 

Но в любом случае, это будет обладатель третьего по значимости рейтинга в стране - нельзя не считаться с политиком за которого проголосует 10-15% избирателей.

Сегодня из претендентов на третье место можно выделить нескольких кандидатов: Симоненко, Добкин, Тигипко, Гриценко. Рейтинги этих соискателей  отличаются минимально: у Тигипко - 5%, у Симоненко - 4%, у Добкина - 4.2%, у Гриценко - 3.4%. Но вот кто из них ближе всех к заветному «призу»? Попробуем провести беглый анализ.

«Настоящий полковник» Анатолий Гриценко пытается вести классическую кампанию со всеми атрибутами: наружной рекламой, агитационными палатками, рекламной литературой. По уровню доверия среди избирателей он занимает высокое третье место после Порошенко и Богомолец благодаря своей твердой гражданской позиции и умении рубить правду невзирая на самые высокие лица и чины. Его «парамилитарстская» риторика и «военно-патриотическая программа» соответствуют настроению большинства патриотично настроенных избирателей  в западных областях (4.3%) и в центре (3.3%). Кроме того, у Гриценко сложились доверительные отношения с прессой, которая часто пиарит его безвозмездно, да и доверенными лицами кандидата являются известные журналисты с репутацией вроде Ольги Мусафировой. 

Кроме того, Гриценко легко «берет» Киев - здесь у него самые высокие рейтинги (6.5%), тогда как у Тигипко, Добкина и Симоненко они в столице на уровне 0.7%. Из минусов полковника – отсутствие команды (за ним не стоит партия или группа влияния), отсутствие штабов и поддержки на уровне региональных элит. Также его не видит своим кандидатом юго-восток, где проживает самое больше число избирателей да и Гриценко не стремится наладить с ними контакт, действуя на поле где уже топчутся и Порошенко, и Тягнибок, и Ярош. По сути, Гриценко – кандидат-одиночка, который не сможет, в случае чего, защитить свой результат. Он комфортно чувствует себя в социальных сетях, но в жестких реалиях президентского забега проиграет кандидату с партийной поддержкой и штабной сетью. 

Михаил Добкин, официальный кандидат от ПР, не смог консолидировать партию, в результате чего ПР потеряла от 12 до 15 региональных организаций, который покинули политсилу после предвыборного съезда. Политик решил направить все усилия на юго-восток, ограничив кампанию 4 базовыми областями. Это не расширило электоральное поле кандидата, но и не уменьшило: рейтинг Добкина по Украине с марта по апрель не изменился и остается на уровне 4.5%. Зато у него есть скрытые резервы, за приумножение которых борются очень серьезные силы и капиталы группы Ахметова – Колесникова. 

Например, для нового лидера ПР Колесникова просто дело чести обеспечить Михаилу Марковичу достойный результат в Донецкой и Луганской областях, где бывшая партия власти сохраняет контроль над ситуацией. Поэтому  лидер обновленной ПР там выкладывается по максимуму. В итоге, в Донецке и Луганске Добкин имеет свои 9% и еще 3.5% на юге. Зато по Харькову, где губернаторствовал Добкин, разрыв с другими соискателями огромен: 23%.  Больше нет ни у кого, даже у лидера забега Порошенко в Харькове показатель – 13.2%. В промышленных регионах, в частности в Днепропетровской области, на Добкина и его авторитет кандидата выкладывается представитель Рината Ахметова в ПР бывший вице-премьер Вилкул, делая все что возможно для официального партийного претендента в Кривом Роге и прилегающих территориях. 

Кроме того, у Добкина есть поддержка пророссийских структур, недаром же его называют официальным ретранслятором позиции Кремля, и это тоже позитив на восточных территориях. Из негатива: за Добкиным тянется весь шлейф негатива Партии регионов, с ним отказалась работать половина региональных организаций ПР, которые сохранились и действую в областях, Добкин не вырос в лидера общенационального масштаба, оставаясь местечковым кандидатом. А кроме того, Добкин представил до ужаса несоответствующую ему и обновленной ПР предвыборную программу «Единая страна», которая вызывает отторжение прежде всего у потенциальных симпатиков кандидата: от Добкина ждут идей федерализации и статуса русского языка, а не обтекаемого примиренчества. Такие подходы не дают Добкину «развернуться» и нарастить рейтинги до мая, очевидно он не выйдет за отведенные ему социологами рамки 4 места. 

Для лидера КПУ Симоненко нынешние досрочные выборы оказались просто прорывом, способным оживить и партию и уровень доверия к левым. КПУ вышла из тени ПР и открыто топчется по ее электоральному полю в восточных и южных регионах. Симоненко легко обыгрывает Добкина в Николаеве и Херсоне (у лидера КПУ там 4.5%, а у представителя ПР 3.5%), не говоря уже о Донбассе, где разрыв между главным коммунистом и кандидатом от ПР более 3%. Симоненко наращивает электоральные мускулы также  за счет  дисциплинированного электората  и понятной жителям восточных регионов предвыборной  программы: русский язык, общая история, союз с Россией. 

Сыграет свою позитивную роль и пророссийская позиция кандидата и почти открытая поддержка Симоненко со стороны братьев-коммунистов из РФ. У  кандидата от КПУ также в активе широкая развернутая сеть партийных штабов и возрастной фактор симпатиков КПУ  - все ветераны и пенсионеры дружно придут на выборы и отдадут голоса за  Петра Николаевича, что делает реальным его выход на третью позицию в забеге 2014. Рост  рейтинга фиксируют и социологи: за месяц у Симоненко он вырос на 0.5%. Немного? Зато есть куда расти, вот рейтинг того же Добкина «стоит на мест». 

Как ни парадоксально, но самым слабым звеном в когорте претендентов на третье место является Сергей Тигипко. И это подтверждают цифры: в марте за него были готовы голосовать 7,3% избирателей, а в апреле уже 5%. В чем причина срыва? Во-первых, Тигипко отказался вести полноценную кампанию, опираясь на поддержку в регионах. Он выбрал  стратегию виртуальных выборов, навязчивой рекламы и «засветки» на ТВ. Такой подход оттолкнул от кандидата те региональные представительства ПР, которые покинули партию  после предвыборного съезда и были готовы сотрудничать с Тигипко. Потеряв  электоральную и региональную базу ПР (а от Тигипко ушло 12 региональных парторганизаций) он тут же утратил возможность выступить альтернативой Прошенко и выйти во второй тур, хотя на старте такие возможности у Тигипко были: месяц назад отрыв Тимошенко от Тигипко составлял не более 1.5,%, но в апреле увеличился на 4,5%.

И теперь бывший вице-премьер вынужден соперничать с Симоненко за право разделить третью ступень пьедестала-2014. Причем борьба будет недетской - в отличие от лидера КПУ у бывшего социального вице-премьера невнятная программа, размытый имидж и неустойчивый электорат. За Тигипко, согласно опросам, голосовать готовы в основном молодые люди, средний возраст избирателя Сергея Леонидовича 30+, это самая недисциплинированная категория, игнорирующая поход на участки и поддерживающая «своего» кандидата постами в ФБ. 

Во-вторых, сильное влияние команды российских политтехнологов с которыми  работает Тигипко, привело к неправильному выбору стратегии. Вместо того, чтобы завоевывать центр и юго-восток, где у Тигипко были неплохие шансы выступить в привычном образе  взвешенного переговорщика, Сергей Леонидович бросился возрождать никому не нужную партию «Сильная Украина». Это вызвало недоумение даже у самых активных его симпатиков: пока вся страна борется с внешними угрозами, в  Украине де-факто развязана гражданская война, в экономике- коллапс и хаос, Тигипко как ни в чем не бывало возрождает партию. Зачем, спрашивается? Чем сможет помочь ему, а главное, стране, которую он как бы хочет возглавить, спалившая себя единожды структура? Тем более, что по данным социологов, за новые политсилы на выборах в ВР готовы голосовать не более 2.2% избирателей. То есть, Тигипко не «заработал» на перспективе и одновременно «погорел» на  электоральной дистанции.  

Итак, что у нас в «сухом остатке»? Если опираться на социологические замеры, то больше всего шансов выйти на третье место у лидера КПУ Симоненко. У коммунистов самая  адаптированная под требования юго-востока программа, дисциплинированный электорат, имидж «жертв хунты». Это вполне может дать Симоненко на финише дополнительные 3-4%.  Добкин, похоже, займет четвертую ступень, собрав остатки админресурса и денег ПР.  

Пятая позиция, скорей всего, достанется Тигипко. Могло бы быть больше, если бы он не стал менять команду  прямо по ходу выборов и ориентировался на вызовы времени, а не на «ростовские политтехнологии». Вообще, если выборы состоятся и прогнозы социологов оправдаются, то победителю придется находить общий язык с левыми и «покупать» их  золотую акцию. Это и есть главная сенсация будущих выборов: новой власти придется опираться на плечо партии, которую еще два месяца назад требовали запретить.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

4131