Жители Арабатской стрелки вспомнили, что раньше считались Крымом, и задумались над темой «исторической справедливости».

«Не хотели мы в Россию!»

Арабатская стрелка – это удивительная глухомань. Она даже на карте удивительная: полоска суши тянется от Крыма к материковой Украине. На этой полоске три села. В одном из них образовалось (по версии украинских пользователей интернета) «гнездо предателей и сепаратистов». Они роятся в деревеньке Стрелковое – там рукой подать до Крыма.

Если верить соцсетям, то история такая. На окраине поселка стоят два блокпоста: украинский и российский. Голова сельсовета принял решение «о переносе украинского блокпоста» подальше… за село.

Местные заодно передвинули и пограничные столбы. Получается, автоматически деревня оказалась на территории Крыма. Точнее, России. Если так подумать: лихо придумали, раз - и готово, и к черту референдумы! Тут целый полуостров уплыл, а уж село... Но, с другой стороны, не слишком ли просто - лопатой тягать границу туда-сюда?

- Все вранье! - оправдывался позже в кабинетах СБУ глава Стрелкового Александр Пономарев. - Не хотели мы в Россию! Украинский блокпост хотели перенести всего на 5 километров, чтобы создать буферную зону.

- А зачем вам буферная зона? - вкрадчиво интересовались у сельского головы в СБУ.

И милиции, и прессе глава твердит одно: там, где окопались военные, проходят коммуникации, газовый трубопровод могли перебить (и ведь, кстати, перебили). Плюс буферная зона – это хорошо. Безопасно. Почему? Пономарев опускает глаза. Поначалу его хотели судить как изменника родины, но возбудили дело по статье «Превышение полномочий».

Ну не может сельский голова гонять армию по всей округе: правее - левее - улыбочку. Неужели сам не понимает?

- И ведь умный, образованный мужик. И в селе авторитет, - рассуждает депутат городского совета Геническа Виктор Швец. - Никто так и не понял, что на него нашло.

СЕЛЬСКИЙ "СОВЕТ СТАРЕЙШИН"

То самое село. В придорожном магазине ажиотаж: объявлен сбор сельского совета. Вызывают старейшин. И точно, едут: разбитные бабки на ржавых мотоциклах паркуются у сельсовета. Пономарев держит слово. Так, мол, и так.

- Нет, Петрович, погоди! - берет слово одна из бабок. - Вот все кричат, что ты «русский шпион» - хотел отдать врагу 5 километров гарной Родины. Скажи честно: на кой тебе буферная зона? Жилых домов там все равно нет – только 4 санатория.

- Девчонки, все скажу, - поправляет очки председатель, осматривая пенсионерок.

Ведь начиналось все так: на окраине Стрелкового высадились, как говорят в Украине, «зеленые человечки» (россияне их называли «вежливые люди») Да, заступили маленько за границы Крыма, якобы охранять газовый комплекс (а он принадлежит Крыму).

- И тут же пошла информация, что «нас едет спасать Майдан». Восемь автобусов!.. У всех оружие! - хватается за сердце Пономарев. - И где, по-вашему, они бы жили? В санаториях! Создали бы тут «выездной»" Майдан под предлогом защиты границы. Вот блокпосты и должны были изолировать эти пансионаты.

- Так вот оно что! - размышляю, глядя на председателя. Он пытался найти защиту от «спасителей». И стеснялся обнародовать эту «стыдную правду». В итоге прослыл сепаратистом.

- Ходят слухи, что в селе составляют списки желающих вступить в Россию, - заговорщицки сообщает Пономарев и бросает выразительный взгляд на пенсионерок. - Надо жить реальностью, а не иллюзиями.

- А что, есть иллюзии? - интересуюсь после собрания у старейшины. Женщина кивает, мол, отойдем.

- Раньше наше село и вся Арабатская стрелка входила в состав Крыма, - быстро шепчет бабка, наблюдая, как по улицам спешат БТР. - Нас Хрущев тоже передал. Это потом уже нас приписали в другую область, но если подумать об «исторической справедливости»…

- Так списки есть? - интересуюсь также шепотом.

- Сама не видела. Спроси! Ой, тихо, бандера идет, - резко обрывает разговор и тут же широкая улыбка в сторону приятеля: - Здравствуй, Иваныч! Как дела?

Не хватает буйных

Бандеровцами тут между собой кличут треть населения – это переселенцы из Западной Украины. Во времена Союза местные совхозы приглашали молодых специалистов - давали жилье.

Специалисты «выросли», обтесались, говорят на русском. Живут мирно. Но бдительность не теряют. Особенно в столь смутные времена.

Они не жалуют Россию, что называется, «по умолчанию». Но настроений своих не афишируют. А коренные селяне улыбаются в ответ. И шушукаются по углам, показывают друг другу свидетельства о рождении, где написано «Крымская АССР» или «Крымская область».

- За годы независимости нам Украина ничего не дала: дороги нет, работы нет, больницу закрыли, - рассуждают мужики на центральной площади. - В России вроде и пенсии больше, и тарифы меньше. Но, с другой стороны, надо все прикинуть, просчитать.

- Просчитать? Думала, вы более сентиментальны…

- Девушка, мы тут не идейные, мы, как говорится, «по коммерческой части», - смеются.

Да, эти ребята в отличие от востока не склонны к проявлению эмоций. Во-первых, бандеровцы – изученный типаж. К тому же они тут «домашние» - и ужаса не вызывают. Во-вторых, в селе полно аналитиков. Тут ловят все телеканалы: и русские, и украинские. Пропаганда с двух сторон – на выходе полная каша. Потому селяне и прикидывают, не спешат.

- У нас пока нет отрядов самообороны или митингов. Мы, знаешь, как собака, которая лает из-за угла, - говорит местный таксист Иван Тракслер. - Мало на селе буйных - нет вожака. Но, может, кто и «проклюнется».

Но тихое брожение уже явно началось. И все чаще народ смотрит в сторону войск крымской самообороны с тайной мечтой: чтобы они… пошли на штурм села. Тогда все будет проще: не надо затевать сельский референдум. Достаточно поднять руки и сдаться. И солдат не жалко?

- Жалко солдат, - кивают. - Вот зря мы их подкармливаем….

Оказывается, обеспечение украинской армии - это отдельная история. Фактически они находятся на балансе у местных жителей.

- Привозим еду, собираем деньги на солярку для их танков, покупаем радиостанции, - говорит член общественной организации «Щит» Анатолий Скопиченко.

Суетятся в основном директора турбаз. Боятся передела собственности с переходом в Крым. Потому готовы распахнуть мошну. Пытаются подключить и местное население. Но простые жители чаще саботируют.

- Защищать, защищать - да кто вас просит-то всех… - бубнят под нос, собирая передачи. И краем уха к телевизору: пересчитали ли крымчанам пенсии по российским нормам? А, не пересчитали - выдают ту же минималку, но в рублях? Ну тогда подкинем солдату еще картошки. Мало ли как оно там повернется….

Глава совета директоров Института политических, социологических исследований им. Шевченко Владимир Бондаренко:

- Арабатская стрелка действительно была частью Крымской области. Если следовать логике Путина о том, что в 1954 году людей передали УССР, не спросив их мнения, то вполне можно найти моральное оправдание и присоединению Арабатской. Другое дело, что если бы была заинтересованность, то стрелку брали бы оптом с Крымом (с учетом перспективного месторождения газа в том районе – не такое уж плохое приобретение). Но сейчас начинать юридические процедуры по включению нескольких сел в состав Российской Федерации – маловероятно.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2330