Майдан был отправной точкой революции. Прошло три месяца. Революция победила. И страна пошла вразнос. Бурлит Харьков, Донбасс. Крым вообще скомандовал: «Отдать швартовы!»

А что Майдан? Ужаснулся? Готовится к вой­не?

- Сомневаюсь. Понимаешь, Майдан меняется: сначала он был разумным, потом безумным, шуточным и снова яростным, а теперь он превратился в нечто странное, - качает головой знакомый волонтер-медик.

Ладно. Поглядим. Захожу в киевскую мэрию. У лестницы клубится народ. Они – по-прежнему – носят камуфляж, но маски сняли.

- Можете делать фотки, что мне будет? - вызывающе смотрит щуплый парень.

- А ты откуда такой дерзкий?

Оказывается, из Беларуси. Говорит, он там в розыске по статье за экстремизм. А в Украине ему нормально – Майдан принимает.

- Так мы тебя выдадим! - предупреждаю.

- А Яроша своего отдадите? Вот и меня не отдадите! - широко и нагло улыбается в ответ. Слово за слово. Разговор прервал паренек из «местных жителей»: одет в бронежилет, на ногах – комнатные тапочки. Спрашивает: оружие покупать будете?

- Что, почем? - деловито интересуется белорус, не смущаясь присутствием прессы.

- Стреляет боевыми. Девятьсот гривен. Из личных запасов, просто деньги нужны, - поясняет торговец, вынимая пистолет.

Надо бы проверить. Ныряем в кабинет с табличкой «Продовольственный склад». Белорус взял ствол – прицелился, расколотил банку. Думала, сейчас народ сбежится, поднимут крик. Ничего подобного, видимо, штатная ситуация. Сделка состоялась.

- Надо обмыть, - говорят. - Приглашаем в гости.

Ну и хорошо! Надо же посмотреть, как обустроился народ в кабинетах. Раньше все ютились в коридорах, кабинеты были опечатаны. Но революция открывает любые двери. Теперь отдыхают на мягких диванах. Стреляют от скуки в потолок, украшая его вензелями «Правого сектора». Много курят и говорят о политике. Но на фронт не тянет.

- Почему же? Несколько сотен уже пошли добровольцами, - не соглашаются мужики из «тернопольского кабинета». - Но там отсеяли половину: тех, у кого была судимость, и людей с открытой формой туберкулеза. Некоторым психиатр не дал справку. Короче, вернулись. Но лично я думаю, что Крым того не стоит. Прогнулись под Россию – ради бога. Этот Крым вообще надо ампутировать.

- Тогда и восток надо «ампутировать». И получится из серии: да здравствует великая Украина от Львова до Тернополя? Но мне кажется, вы просто боитесь танков…

- А кто не боится? - честно признаются. - К тому же мы свое уже отвоевали. Если кому нужен восток, пусть посылают внутренние войска. В первых рядах появится шанс искупить вину кровью.

- Вину за то, что стояли на Майдане, выполняя приказ?

Дальше разговор как-то не заладился. Но ясно одно – Майдан не лихорадит в ожидании войны. Местные группировки слишком заняты собой.

Крымчанам отступать некуда - позади Россия

- Они враждуют. По ночам вообще караул. Стреляют, водят девок, - возмущается Иван - уже немолодой мужчина с армейской выправкой. Звонишь в самооборону – охрану мэрии, они отвечают: «Хорошо, будем утром!» Боятся связываться.

- А комендант мэрии что говорит?

- Он новенький. Но вы спросите…

Хорошо. Спускаемся на второй этаж. Там комендатура. В кабинете мэра сидит молодой парень. В черной спортивной курточке. Обхватил голову руками. Представился Александром Крымским.

- Почему так? - переспрашивает. - Потому что мы не можем их разоружить - у всех автоматы. Плюс была идиотская политика расселения. Тут же и «Правый сектор», и «Нарния», и так далее. Многие враждуют. Они периодически и комендатуру кладут лицом в пол. Как-то спускаюсь по лестнице и слышу: «Эй, комендант!» И тут же автоматная очередь. Ох, я побежал! Вынес двери кабинета, прятался.

- А чего хотели?

- Да ничего, попутали. Но скоро придут с «серьезным предложением». Бывший комендант ввел такое правило. Он воровал деньги Майдана. И все об этом знали. Сотники приходили за своей долей. И сразу с гранатами. Сейчас бывший комендант в бегах, но сотники уже намекали, что скоро и ко мне придут.

- Тут вам и конец…

- Да, как повезет. А вот дома точно конец – там уже поджидают, - выразительный взгляд в сторону мужиков, что курят у окна (несколько замов и начальник охраны).

- Не поняла…

- Мы из Крыма, - уточняют.

Приехали от «Свободы» воевать за Майдан. Воевали, воевали, уже и домой пора, да теперь их дом, считай, - Россия. Назад не поедешь – надо искать свое место в Киеве. В конце концов, в киевском Совете нужны представители от Майдана?

- Хотим продавить эту идею через главного коменданта Майдана. У него как раз сейчас совещание, - поднимаются крымчане.

Увязалась за ними. Сижу в приемной. Мимо идет череда сотников. Каждый перед входом в кабинет сдает оружие. Секретарша принимает ножи, пистолеты, автоматы и гранаты. В какой-то момент в кабинете поднялся страшный шум - все возмущены.

- Гранату им туда, что ли, кинуть? - капризничает секретарша (из волонтеров Майдана), осматривая у себя за стойкой арсенал.

Люди в приемной одобрительно зашумели и тут же затихли. По телевизору передают выпуск новостей. Обсуждают. Мол, как быть дальше? Что Майдан может сделать?

Удивительно, но в этой атмосфере сохранился и мыслящий костяк Майдана. Они продолжают жить в палатках, надеясь на перемены. Надеются, что Майдан сформируется как политическая партия и сможет диктовать условия высшим эшелонам власти.

- Может, мы романтики, но другого выхода нет. Допустим, я приезжаю «на побывку» в родное село. Там власть поменялась, но пришли бандиты. Соседи говорят: ты за это воевал? Вот теперь езжай обратно - исправляй, - сетует мужик у палатки «Ривне». - Буду исправлять, только не знаю как.

Пока одни думают, «как исправлять», другие наслаждаются самим процессом. Для большинства Майдан – уже не просто акция протеста, это образ жизни. Совсем лихой и особый. Другое дело, что поборники этого образа жизни все больше теснят думающий костяк Майдана за пределы баррикад…

Заместитель председателя КГГА, главный комендант Майдана Богдан ДУБАС: «Нужно разрешить оружие, как в США»

- Комендант мэрии не знает, как разоружить группировки. А что вы думаете на этот счет?

- В данной ситуации считаю правильным предложение - пойти по пути США. Там гражданам разрешено иметь оружие. Почему у нас не ввести такой закон? Если пистолет «чистый», его стоит регистрировать. Так можно, по крайней мере, узаконить оружие, поставить на учет.

- Но до этого еще далеко – новое правительство не готовило таких законопроектов.

- Мы подождем.

- Кстати, а как долго вы подождете? Ясно, что Майдан стоит, пока есть финансирование. До этого были какие-то туманные заявления из серии «митингующих кормят киевские бабушки». Но вы как бывший банкир можете озвучить реальные цифры?

- Конечно. В день Майдан сейчас обходится в 100-150 тысяч гривен. Из них примерно 30 процентов – это пожертвования киевлян (на Майдане стоят ящики для сбора денег). Остальные средства идут от крупного бизнеса…

- И партий?

- И партий в том числе. Но не на специальные счета. Мы оперируем наличными средствами.

- Все чаще звучат мнения, что Майдану пора разойтись. Дескать, он уже ничего не решает – превратился в некую пиратскую гавань…

- Майдан – это уже некий бренд. Символ свободы, и, пожалуй, сегодня главная его ценность именно в этом.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

3288