Европа готова продолжать диалог с Украиной о продолжении евроинтеграции и должна поставить вопрос о перспективе вхождения страны в ЕС. Более того, готова помогать Украине своим опытом и даже деньгами. Европа призывает власти и оппозицию наконец прекратить противостояние и договориться о совместной работе, а оппозицию уговаривает отмежеваться от радикальных группировок, в последнее время все чаще говорящих от лица Евромайдана.

И это — после срыва подписания Соглашения об ассоциации Украины и Европейского союза, после заключения соглашения о помощи между Украиной и Россией, после спровоцированных радикалами столкновений на Грушевского, после неоднократных заявлений европейских политиков о том, что разговаривать с украинскими властями больше не о чем и незачем, что против депутатов и министров нужно вводить санкции... И говорит это не какой-нибудь маргинал, а сам еврокомиссар по вопросам расширения и добрососедства, выступая 5 февраля на заседании Европарламента.

Выходит, европейские политики готовы продолжать биться за Украину, и она им нужна и важна, как и прежде. Так постепенно, исподволь, они начнут признавать, что сами допустили слишком много ошибок, что и привело к срыву подписания того самого соглашения в ноябре.

Лакомый кусочек

У большинства европейских политиков, как и у украинских оппозиционеров, в остановке евроинтеграции принято обвинять украинское руководство. Мол, это президенту Виктору Януковичу гораздо важнее удержаться у власти, нежели отпустить Украину в счастливую и свободную Европу, где она будет развиваться невиданными темпами. И, мол, Янукович променял журавля в небе на синицу в руке — 15-миллиардную подачку от России и снижение цены на газ.

Однако для самой Европы интеграция с Украиной — крупнейшей страной в Восточной Европе, сравнимой по площади и населению с основными государствами Евросоюза — важна не менее. Для ЕС Украина является одним из крупных торговых партнеров: согласно данным ВТО, Европа поставляет в нашу страну товаров на $26 млрд в год, а покупает в Украине — на $17,5 млрд. Это немало, но могло быть и больше: товарооборот с Россией, где живет лишь втрое больше населения, выше почти в десять раз. Если бы соглашение об ассоциации и создании зоны свободной торговли были подписаны, по оценкам экспертов, эти объемы как минимум удвоились бы.

Для стагнирующей европейской экономики такое увеличение рынка сбыта было бы очень кстати. Плюс Европа предоставляет огромное поле для инвестиций: одни только проекты на разработку месторождений сланцевого газа, которые разрабатывают европейские Royal Dutch Shell, Eni и американская Chevron, могут привлечь $30-40 млрд инвестиций, сравнимые вложения могут пойти из Европы и в украинское сельское хозяйство.

Плюс для европейцев Украина — это источник дешевой квалифицированной рабочей силы, причем культурно куда более близкой, чем эмигранты из Африки, Турции или Ближнего Востока, и ряд экономистов прямо говорит о том, что стареющим странам Западной Европы просто необходима подпитка такими трудовыми ресурсами.

Уязвить Россию

Европа стремится «привязать» Украину к себе еще и потому, что таким образом наша страна будет отдаляться от России, с которой она была связана последние 350 лет. Это означало бы болезненный удар по России, извечному врагу Европы. Это геополитическая битва идет вовсю, хотя и чиновники и идеологи с обеих сторон предпочитают делать вид, что ничего не происходит.

Однако действия Европы однозначно показывают, что она готова пойти на многое, чтобы склонить Украину в свою сторону. Достаточно вспомнить несколько моментов. Еще в начале ноября переговорщики от Европы, Александр Квасьневский и Пэт Кокс, настаивали на освобождении Юлии Тимошенко (и до сих пор непонятно: почему только ее?), но стоило только Украине объявить, что подписывать соглашение она не будет, как до того крайне принципиальный вопрос оказался ничтожным — за следующие два месяца самую известную украинскую сиделицу уже никто и не вспоминал. Сколько раз европейские дипломаты заявляли, что никакими деньгами Украине помогать не намерены — а теперь уже и Фюле говорит, что такая помощь возможна.

Сколько раз тот же Фюле, президент Еврокомиссии Жан-Мануэль Баррозу, президент Литвы Даля Грибаускайте и другие еврочиновники заявляли, что нет смысла продолжать переговоры с Януковичем — и по-прежнему продолжают ездить в Киев. Им стыдно в этом признаться, но сами европейцы сделали многое для того, чтобы договор об ассоциации не был подписан.

Сами виноваты

Европейцы, договариваясь с Украиной о евроинтеграции, действовали уж больно неуклюже. Европейские политики — не идеалисты, а практики, и они прекрасно видели, в какой ситуации оказалась Украина. Очевидно было, что стране с полусоветской промышленностью, задушенной высокими издержками, в том числе и платежами за газ по неадекватным ценам, необходимо было делать гигантские вложения в модеризацию и адаптацию к европейским стандартам, и было понятно, что ей понадобится финансовая помощь.

Более того, как выяснила британская газета Financial Times, такой пакет помощи стоимостью 20 млрд евро даже готовился. Но о нем ничего не сказали украинской стороне из опасений, что Украина устроит торг между Европой и Россией (который де-факто шел который год).

Как потом признавались Financial Times высокопоставленные европейские бюрократы, это была ошибка: нужно было держать карты открытыми. Равно как и нужно было включать в соглашение слова о возможности будущего вступления Украины в Европейский союз — это был бы важный знак для украинцев, и для украинских политиков. Но как раз это евробюрократы решили вычеркнуть из проекта соглашения. «Мы были травоядными, когда готовили соглашение», — признавал затем один из европейских политиков.

Не давая ничего конкретного взамен — против совершенно конкретных денег и конкретной скидки на газ, предложенных Путиным, Европа требовала от Украины слишком многого — по сути, открытия границ для своих товаров, что быстро погубило бы множество украинских предприятий и оставило без работы сотни тысяч украинцев.

Даже постоянный критик правительства Украины, министр иностранных дел Вальтер Штайнмаер в январе был вынужден косвенно подтвердить, что Европа явно недоработала, ведя переговоры с Украиной. И не менее яростный критик Януковича, сопредеседатель фракции «зеленых» в Европарламенте Ребекка Хармс недавно заявила, что до первых смертей в стычках на Грушевского Европа слишком легкомысленно относилась к отношениям с Украиной.

Но признаться в собственной некомпетентности евробюрократам не хочется. Куда проще свалить все на и так непопулярного в Европе Януковича и на коррумпированных украинских чиновников. Вот и началось — с одной стороны, переговоры о продолжении евроинтеграции, а с другой — громкие обвинения и понукания делать то, что выгодно Европе. То Квасьневский и другие политики пугают украинцев введением чрезвычайного положения и применения силы.

То глава комитета по иностранным делам Европарламента Эльмар Брок призывает применить адресные санкции против руководства Украины — а следом ПАСЕ принимает соответствующую резолюцию, обещая рассмотреть этот вопрос в апреле. То вдруг городской совет Праги объявляет, что не будет чествовать как главу государства президента Януковича, который должен весной посетить Чехию. А то и та же Ребекка Хармс с трибуны выдает заведомо непроверенную информацию, что у Николая Азарова, Сергея Арбузова и Андрея Клюева есть австрийские паспорта — после чего ошарашенному посольству Австрии в Украине приходится публично опровергать ее слова. Этот поток провокационных обвинений и заявлений и не думает останавливаться.

Доказательство нужности

Зачем все эти ужимки? Это игра на публику. Для европейских бюрократов ассоциация с Украиной должна была стать демонстрацией привлекательности и перспективности Евросоюза для жителей самой Европы, которые в последние годы начали явно разочаровываться в самой идее общеевропейской интеграции. Проведенный в ноябре опрос Евробарометра — центра изучения общественного мнения при Европейской комиссии — показывает, что сами жители европейских стран недовольны тем, что происходит в ЕС.

Если в 2006-2008 годах аналогичные опросы показывали, что лишь 15-16% европейцам не нравится ЕС, то теперь число недовольных выросло вдвое. Самой большой проблемой Евросоюза почти половина его жителей считает безработицу, а еще треть — плохую экономическую ситуацию. Не верят европейцы и общеевропейскому руководству, которое, по их мнению, просто не прислушивается к их голосу — так считают две трети опрошенных. Как признала недавно еврокомиссар по внутренним делам Сесилия Мальмстрем, коррупция в ЕС «захватывает дух»: ее объемы оцениваются в 120 млрд. евро в год, что сравнимо с общеевропейским бюджетом. И лишь пятая часть жителей Европы ждет каких-либо улучшений в ближайший год, свидетельствует опрос Евробарометра.

Причем наиболее пессимистичные настроения — не только в странах-аутсайдерах типа Греции или Португалии, но и в тех государствах, которые лишь недавно вошли в ЕС — в Румынии, Болгарии, Литве, Польше, Словакии. Но начинают уставать от единой Европы и страны, которые считаются ее ядром — пессимизм поразил Францию, усталость начинает проявляться в Германии, которой надоело за последние годы платить за лентяев из Южной Европы, усиливается недовольство в Великобритании, где консерваторы обсуждают введение ограничений на миграцию рабочих из Румынии и Болгарии.

Всего один пример. Если у украинских оппозиционеров флаг Евросоюза служит символом стремления к светлому будущему, то в Великобритании это символ бюрократии и финансового гнета. И недавно министр местного самоуправления Эрик Пиклс вовсе приказал снять его с фасада и упрятать в подвал министерства.

В такой печальной ситуации нынешним европейским политикам хочется показать, что ЕС еще что-то стоит. Тем более что в конце мая этого года должны пройти выборы в Европарламент. Туда и так постепенно проникают противники евроинтеграции, занимая там около 15% мест. Но в этот раз для сторонников интеграции все может оказаться хуже: согласно исследованию британского журнала The Economist, сторонники независимости могут получить от 16 до 25% голосов. В такой ситуации подписание соглашения об ассоциации с Украиной, последней крупной страной Европы, еще не состоящей в ЕС, стало бы для евроинтеграторов настоящим триумфом. Ведь если Украина так рвется в Евросоюз, значит, он зачем-то нужен?

Впрочем, пока разные политики второго уровня играют в свои игры, сотрудничество между Европой и Украиной продолжает развиваться. Благо тон здесь задают не публичные клоуны, играющие на свои рейтинги, а прагматичные политики, такие как канцлер Германии Ангела Меркель, которая считает, что переговоры с Украиной должны быть продолжены, несмотря на позицию России и остальные обстоятельства. И, как видно из выступления Фюле перед Европарламентом, они успешно идут.

Источник: Inpress, Сергей Веселовский

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

354