Заявляя о планах реализовать масштабный проект по созданию собственного зерноперевалочного терминала в Украине, крупнейшая американская продовольственная компания Cargill даже не подозревала, какими репутационными рисками для нее обернется столкновение с «местной спецификой».

Около года назад в СМИ появилась информация, согласно которой крупнейшая американская продовольственная компания Cargill, уже более 20 лет работающая в нашей стране, изучает возможность развития в Украине собственной портовой инфраструктуры по перевалке зерна. Решение обзавестись собственным перевалочным комплексом в одном из глубоководных портов – вполне логичное для одного из крупнейших экспортеров украинского зерна.

Пресса сразу заговорила о том, что проект планируется реализовать на базе Ильического морского торгового порта (ИМТП).

Этого не отрицали ни в ИМТП, ни в Cargill. «На сегодняшний день нет никаких препятствий для реализации совместного проекта Ильичевского порта с компанией Сargill», – цитировали СМИ мнение начальника порта Александра Григорашенко. В свою очередь, главный управляющий Сargill Грегори Пейжд сообщил прессе: «В Украине мы хотим создать наиболее эффективную с точки зрения затрат и надежную систему, которая бы позволила экспортировать зерновые наших украинских партнеров нашим клиентам».

Сегодня, когда Украина ожидает очередной рекордный урожай зерновых, мы решили поинтересоваться, насколько успешно продвигается проект по строительству перевалки зерновых в Ильичевске.

Как оказалось, особыми успехами инвестор похвастаться не может. Правда, не по своей вине. Как это часто бывает, корень проблем следует искать в «специфике» бизнеса по-украински.

Впрочем, попробуем рассказать обо все по порядку.

Непосредственно реализацией проекта занялся, естественно, не головной офис Cargill, находящийся в штате Миннесота и координирующий деятельность своих подразделений в 68 странах мира. Эта миссия выпала на долю (и ответственность) компании «Каргилл АТ» – дочернего предприятия Cargill в Украине.

Первый вопрос, который возник перед ответственными за реализацию проекта работниками «Каргилл АТ» – поиск площадки для строительства. Земельный участок в Ильичевском порту согласился предоставить давний партнер «Каргилл АТ» по экспорту подсолнечного масла – компания Risoil, контролируемая бизнесменом Шотой Гурамовичем Хаджишвили.

Откуда у Risoil взялся участок? В поисках ответа на этот вопрос стоит вспомнить уже довольно давнюю историю. В 2001 году между ИМТП и швейцарской компанией RISOIL S.A. был заключен договор, согласно которому порт передал ряд земельных участков бизнесменам в обмен на инвестиции. В результате появилось ООО «СП Рисойл Терминал». В 2004 году отношения порта и СП вышли на новый уровень. «Рисойл Терминал» начал активно расширять свое присутствие на мощностях ИМТП. Не лишним будет заметить, что мощности, контролируемые самим портом, при этом простаивали. Со временем арендатор, экономически крепнущий за счет инфраструктуры ИМПП, начал диктовать условия порту.

Кстати, именно «Рисойл Терминал» является фактически монопольным поставщиком услуг по перевалке растительного масла, экспортируемого «Каргилл АТ».

Итак, решение дополнить «подсолнечное» сотрудничество еще и «зерновым» выглядит, вроде бы, вполне логичным. Зачем искать новых партнеров, если есть старые, проверенные временем?

Ударив по рукам, партнеры учредили проект «Саншайн Терминал». Суть предложения проста: Risoil предоставляет участок, Сargill дает деньги, и строительство начинается.

Впрочем, в 2012 году руководство европейского подразделения Сargill отказалось от сотрудничества с «Рисойл Терминал» и отстранило от участия в зерновых проектах лиц, навязавших компании проект «Саншайн Терминал». Во-первых, была сочтена завышенной цена проекта. Во-вторых, изучение деталей совместного предложения «Каргилл АТ» и «Рисойл Терминал» привело европейцев в ужас. Предложенная компанией Хаджишвили площадка для строительства терминала абсолютно не отвечала объективным требованиям к производственным объектам такого рода. В первую очередь потому, что к ней невозможно организовать подвоз продукции.

Именно по этой причине против проекта выступила Ильичевска мэрия. В одном из комментариев для прессы заместитель городского головы Ильичевска Сергей Быченко объяснял: «Если дать добро на реализацию проекта в том виде, в котором его видит компания «Саншайн Терминал», то город будет просто заблокирован. Дорога, ведущая в Ильичевск через Большую Долину, практически на всем своем протяжении двухполосная. Только на подъезде к городу, на последних шестистах метрах, она становится шире. Эта дорога уже сейчас перегружена, иногда очереди растягиваются на 8-10 километров».

Впрочем, у европейского руководства Сargill, похоже, был еще один мотив отказаться от проекта. Его не озвучили публично. Тем не менее, есть основания предполагать, что компанию с мировым именем попросту не устроила фигура потенциального партнера.

Дело в том, что Сargill, как и любая западная компания, крайне щепетильна в вопросах деловой этики. Хаджишвили же имеет, скажем так, весьма неоднозначную репутацию в этом плане.

То, что Хаджишвили активно использует схемы оплаты труда, позволяющие избегать налогообложения (проще говоря, платит зарплату в конвертах), в Украине грехом не считается. Но это – в Украине. А вот то, что при явно неестественном содействии профсоюза (!) Risoil нелегально привлекает работников порта к опасным работам (мытье цистерн из-под масла), не заботясь при этом ни о безопасности, ни о надлежащей оплате – это уже круто даже по украинским меркам.

Ко всему прочему, буквально в последнее время ряд подконтрольных Хаджишвили фирм потеряли деловых партнеров.

В частности, от партнерства с Risoil отказалась российская группа «Совфрахт», которая раньше арендовала у Хаджишвили контейнерный терминал. Кстати, точно так же поступил около полутора лет назад и, собственно, Сargill. Эти компании перешли в «Контейнерный терминал «Ильичевск».

А Ильичевский порт, в свою очередь, отказался от услуг подконтрольной Хаджишвили компании ООО «НОВИКЪ ПОРТ СЕРВИС», отвечавшей за соблюдение норм экологической безопасности в порту.

Впрочем, мы немного увлеклись подробностями «деловых подходов» Хаджишвили. Предмет, конечно, интересный, но пока остановимся. Правда, лишь только на время – уж больно показательна деятельность этого бизнесмена.

В сухом остатке: Сargill не хочет сотрудничать с Хаджишвили; реализацией проекта по строительству зерноперевалочного терминала в «Каргилл АТ» теперь занимаются другие люди; проекту «Саншанйн Терминал» не суждено быть реализованным; новые руководители программы по созданию зерноперевалочных мощностей разрабатывают новый проект, предполагающий строительство терминала на базе порта Южный.

Хеппи-энд? Отнюдь…

Дело в том, что новый потенциальный партнер «Каргилл АТ» – некая компания MV Cargo, владеющая участком земли в акватории порта Южный. Стороны уже подписали Меморандум о намерениях, которым предусмотрено предоставление нового проекта европейскому руководству уже в ближайшее время. Параметры проекта: земля – от MV Cargo, финансирование – от Сargill. Ничего не напоминает?

Но самое интересное даже не в схожести нового проекта с его потерпевшим фиаско предшественником «Саншайн Терминал». Самое интересное в том, что по нашим данным среди владельцев компании MV Cargo фигурирует… Шота Хаджишвили!

Впрочем, некоторые наши источники утверждают, что Шота Гурамович из проекта вышел. Но даже если это так – что это меняет принципиально? Очевидно, что идеологом нового проекта является именно Хаджишвили – отсюда и схожесть с «Саншайн Терминал». К тому же вполне логично предположить, что выход Хаджишвили является чисто номинальным, а его интересы так или иначе представлены в проекте. Как минимум, подобная практика характерна для «бизнеса по-украински».

То, что «промоутеры» нового проекта не станут дразнить европейское руководство Сargill фамилией Хаджишвили, еще не означает, что у этого самого руководства не возникнет подозрений на предмет причастности бизнесмена с неоднозначной репутацией к поступившему предложению.

А в Украине так уж точно все будут знать, чьих рук комбинация по «выбиванию» денег на строительство реализуется. И будут задаваться вопросом: как удалось Шоте Гурамовичу сначала заслужить доверие одной группы менеджеров «Каргилл АТ», а затем стать столь же ценным партнером для другой (тем более, что в части некоторых ключевых персоналий эти две группыпересекаются)? Какого рода будет самый распространенный вариант ответа на этот вопрос, несложно догадаться…

То, что Сargill рано или поздно решит стратегическую задачу по созданию собственных зерноперевалочных мощностей в Украине, сомнению не подлежит. Компания явно рассматривает экспорт украинского зерна как важное направление деятельности. Она уже давно работает на украинском рынке, уже успела понять, какие бизнес-механзмы здесь наиболее эффективны (а некоторые ее менеджеры поняли это, похоже, оч-чень хорошо).

Украина не менее заинтересована в том, чтобы бизнес Сargill развивался. Западный капитал – это не только инвестиции, но и цивилизованные правила ведения бизнеса. Государство постепенно создает законодательную базу, стимулирующую именно легальный бизнес. В частности, очень показательно, что тот же Хаджишвили начал терять партнеров после вступления в силу закона «О морских портах», который направлен на поддержку именно портов, а не разного рода СП, арендующих портовую инфраструктуру.

По большему счету, и упорство Хаджишвили, с которым он пытается получить доступ к деньгам Сargill, обусловлено тем, что государство создает условия, при которых бизнес, основанный на посреднически-арендаторских схемах, не имел бы экономических шансов быть успешным.

Сargill же в данном случае оказалась в ситуации, когда предприимчивость потенциального партнера имеет очень мало общего с бизнес-интересами компании. А еще меньше – с деловой этикой, принятой в цивилизованном мире. Вопрос в том, чьи принципы, в конечном итоге, победят: компании с мировым именем, или уходящего в прошлое класса украинской буржуазии периода первоначального накопления капитала.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2679