Несмотря на сложную ситуацию в мировой экономике, ряд ведущих развивающихся стран и во время кризиса демонстрирует устойчивый экономический рост. Это прежде всего страны т.н. группы БРИКС, название которой сложено из наименований 5 стран – Бразилии, России, Индии, Китая и с 2010 г. ЮАР (South Africa в английском варианте). Так, КНР остается самой динамичной экономикой планеты, которая в 2012 г. выросла на 7,8%. Ненамного отстает и Индия (+5,4% в 2012); в РФ рост ВВП составил в прошлом году 3,6%, в ЮАР – 2,6%, в Бразилии – 1,3%.

Вместе эти 5 стран занимают более 26% суши, 43% населения Земли и более 15% глобальной экономики, или ~$16 трлн. Термин «БРИК» - вначале без Южной Африки – был предложен в 2001 г. экспертом компании Goldman Sachs Джимом О’Нейлом, и изначально это было условное объединение государств. Однако в 2006 г. состоялась первая встреча глав МИД 4-х базовых стран, а в 2009 г. – их первый саммит в российском Екатеринбурге.

Каково же значение данного объединения для мира и Украины?

Пятерка в развитии

Уже через 10 лет совокупный ВВП БРИКС может сравняться с ВВП стран «большой семерки» (G7), достигнув 20-25 трлн долл. Но уже сейчас эта ведущая надстрановая структура «третьего мира» претендует на усиление международного влияния, тем более что в нее де-факто лидирует амбициозный Пекин, констатирует экономист и политолог Виталий Кулик. Экономика Поднебесной уже вышла на 2-е место в мире ($12,4 трлн в 2012) после США, а к 2050 г. способна далеко обогнать их и достигнуть уровня в $70 трлн. Не секрет, что Китай в последние годы ведет активную экономическую экспансию в развивающихся странах, включая продвижение лояльных правительств или попытки оного (примеры – такие богатые ресурсами страны, как Нигер, Зимбабве, Ангола, Эфиопия, Судан).

На таком фоне постепенно развивается экономическая и политическая координация БРИКС. Так, на последнем саммите в Дурбане (ЮАР) лидеры 5 государств решили для использования в чрезвычайных обстоятельствах сформировать самоуправляемый валютный резерв базовым объемом в $100 млрд; министерствам финансов и центробанкам стран-участниц дано поручение работать над его созданием, включая правовую базу.

Больше того, начинается создание Банка развития БРИКС, который в будущем может составить конкуренцию таким институциям, как Всемирный банк и МВФ. По этому поводу президент России Владимир Путин заявил на дурбанском саммите: чтобы в полной мере использовать потенциал объединения, необходимо действовать с опорой на бизнес, предпринимая все необходимое для наращивания взаимной торговли и инвестиций, расширения промышленной и технологической кооперации. «И хорошим подспорьем в этой работе, конечно, станет Банк развития БРИКС. Он будет работать исключительно на рыночных принципах и оказывать поддержку бизнес-сообществу всех наших стран», - сказал Путин. Напомним, в 2011-12 гг. БРИКС предлагал поддержать стагнирующую экономику Евросоюза кредитами и другими проектами на общую сумму до $120-130 млрд.

По конкретным странам

Что касается нашей страны, то в 2012 г. она импортировала из БРИКС 43% товаров и услуг, в т.ч. 3/4 – из РФ. А в структуре экспорта государства БРИКС занимают 32,3%. И одна, и вторая цифры внушительны; правда, Москва является для нас совершенно особым партнером, на которого приходится значительная доля всей внешней торговли. Но растет и экспорт в Китай: так, в І полугодии этого года он увеличился на 60,7% до $1394 млн – в основном за счет железорудного сырья (ЖРС), которое занимает 61% в составе отечественного экспорта в данную страну. В январе-июне поставки выросли на 19,4% до $850 млн. В свою очередь, китайский импорт увеличился на 19% почти до $4 млрд, это в первую очередь электрические машины (28,6% в импортной структуре). Но ни для кого не секрет, что из КНР поступают самые разнообразные товары. И уже в 2013 г. товарооборот с Пекином явно превысит $10 млрд (в 2012 – около $9,6 млрд).

Аналитики считают перспективным экспорт в Поднебесную химической продукции (масел, смазочных материалов, удобрений, различных химдобавок и др.), а также биотехнологических продуктов и технологий для фармацевтической, парфюмерной, пищевой промышленности, АПК. Это технологии рекультивации, биодеструкции отходов и извлечения полезного сырья, методы и оборудование биоочистки воды и воздуха. Нельзя не вспомнить и поставки китайцам различной техники, включая военную – суда, самолеты, современные боеприпасы и пр. Впрочем, сотрудничество с Пекином становится все более разнообразным: так, в 2012 г. с ним подписан протокол о кредите в $3 млрд для АПК, и средства уже поступают. По словам экономиста Виталия Мельничука, Китай особенно заинтересован в направлении сельского хозяйства ввиду большого потребления пищевых продуктов, «и неудивительно, что объем их поставок из Украины в КНР в последние 10 лет рос темпами по 25% в год. Вероятно, будут развиваться и китайские инвестиции в наш АПК – уже в ближайшие годы это может быть до $10 млрд».

Далее, экспорт в Индию в І полугодии упал на 11,1% до $1049 млн – во многом за счет сокращения поставок жиров и масел, доминирующих в экспортной структуре. Вообще же годовой товарооборот с Дели в 2012 г. превысил $3 млрд. Кулик называет перспективным поставки на индийский рынок товаров украинского машпрома: например, в прошлом году на 20,9% до $34 млн вырос экспорт электрооборудования, что позволило этой товарной подгруппе (№85 УКТ ВЭД) занять 3,2% в экспортной структуре. Традиционно сильны в Индии и позиции тяжелого машиностроения Украины, в т.ч. и потому, что отечественными машиностроителями во ІІ половине ХХ века построены многие индийские промпредприятия. Импортируется же из Индии в основном пищевая продукция и товары легпрома, но в перспективе вполне возможно и развитие поставок автотранспорта – автомашины Tata считаются самыми дешевыми в мире.

Если же брать Бразилию, то она в основном пока что закупает украинские удобрения (56,8% экспорта) и черные металлы (18,5%), но и здесь есть перспективы для товаров высокого передела, говорит Мельничук. Правда, это касается только самых современных и перспективных разработок – к примеру, в космической сфере, где Киев уже готовит с бразильцами совместные проекты, в т.ч. по космодрому Алькантара. А импортироваться может прежде всего промышленное сырье – высококачественное ЖРС и коксующиеся угли для металлургии. Как показали расчеты и пробные партии, даже с учетом расстояния цена на такие материалы с учетом их качества остается привлекательной для металлургов Украины.

Итак, если брать в целом по БРИКС, обобщает Кулик, то перспективны для экспорта машины и оборудование, а также отдельные виды сырья. Это же можно отнести и к россиянам, которые, как известно, активно потребляют отечественные электродвигатели, насосно-компрессорную технику и т.д. И через несколько лет, с общей стабилизацией глобальной экономики, совокупный украинский товарный экспорт в БРИКС может достичь $30 млрд и более. В то же время импорт из стран объединения может составить $35-40 млрд, с акцентом на сырьевые товары (и некоторые виды оборудования из России и Китая).

С прицелом на перспективу

Впрочем, это все отдельные страны БРИКС. Если же говорить о его значении именно как объединения, то специалисты допускают, что Украина может стать одним из направлений инвестирования Банка развития БРИКС – тем более что позитивный двусторонний опыт со странами-участницами уже есть. Президент Центра рыночных реформ Владимир Лановой отмечает: для инвесторов из БРИКС интереснее всего проекты и активы в области АПК, добычи сырья, а также инфраструктура. Равно как могут быть очень полезны кредиты БРИКС, которые позволили бы снизить зависимость от таких структур, как МВФ и ЕБРР.

Поэтому БРИКС целесообразно рассматривать как самостоятельное направление внешней политики, в т.ч. без особой оглядки на участие Москвы в этом объединении, полагает Кулик. А это означает усиленный политический диалог с КНР, которая стремится играть ведущую роль не только в БРИКС, но и на международной арене. Это не означает непременного вхождения в какую-то «сферу влияния» Пекина – но предполагает активное развитие сотрудничества по разным направлениям.

Можем ли мы при этом в будущем присоединиться к БРИКС в качестве равноправного члена? В перспективе 10-15 лет такое не исключено, допускает эксперт Goldman Sachs Майкл Бретман. Так, если сравнивать объем ВВП, то в нашей стране в 2012 г. он составил порядка $160 млрд, а в той же ЮАР – $385 млрд. То есть по размеру отечественная экономика сопоставима; кроме того, это экономика индустриальной страны с большим потенциалом развития, уверен Бретман. И если она начиная с 2015 г. сможет расти ежегодными темпами в 4-5%, то через те самые 10-15 лет способна приблизиться к показателям государств БРИКС. И примерно к 2025 г. объединение может превратиться в некий БРИКУС, поскольку украинская экономика попадет в одну команду с наиболее динамичными странами мира.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2853