Сегодня исполняется 11 лет со дня Скныловской трагедии. 27 июля 2002 года на военном аэродроме Скнылова на зрителей, пришедших понаблюдать за авиашоу, обрушился истребитель Су-27УБ. 77 человек погибли на месте. Из них – 28 детей. В числе пострадавших – около пятисот человек.

Газета «Сегодня» разыскала участников трагедии, которые, потеряв родных и близких, пытаются приспособиться к новым условиям: «без них», без финансовой помощи государства и даже без надлежащего им по праву статуса потерпевших.

Насте Михно, на глазах которой погибли мама Таня и отец Сергей, скоро исполниться шестнадцать. «У нас все по-старому, учусь в школе, перешла в 11-ый класс, этим летом уже определюсь с выбором профессии. Как и раньше, занимаюсь танцами, и, вероятно, продолжу в этом направлении. Воспитывает меня бабушка Нина Ивановна вместе с дедом. Они не работают, поэтому живем за счет пенсий. Мне выплачивают 1200 гривен в месяц – сильно на такие деньги не разживешься. А помощи от государства не получаем. Зато у меня много друзей, которые всячески поддерживают. Вот только про трагедию вспоминать не люблю. Это страшно и никогда не забудется», – рассказала Настя.

«Не надо нас беспокоить, пожалуйста», – с болью отвечает на расспросы Иван Куц, у которого в день трагедии погибли сын Андрей и дочь Зоряна. «Прошло 11 лет, а вы все также интересуетесь, насколько крепко зажили наши раны. Жизнь разделилась надвое – до и после трагедии. Есть друзья, но детей никто не заменит. Вот сейчас я еду в Скнылов, на место падения самолета будем убирать нашу часовню и памятники погибшим».

«Со дня трагедии единственное наше с женой развлечение – съездить на могилу детей в село Старичи, где они похоронены. Часто ходим в церковь, иногда ездим по святым местам, на Прощу. И больше ничего… Я уж совсем поседел. Жена держится немного лучше, но школу, которой она отдала лучшие годы жизни – не вернулась. Тяжело работать с детьми. Я бросил армию, устроился сторожем на частной фирме. Никакой помощи мы не получаем. Да мне и не надо, а вот Настя Михно, ей на следующий год поступать, нужна. Почему государство не дает льгот потерпевшим, хотя бы детям?», – спрашивает Иван Куц.

Братьев Остапа и Олега Хмиль, потерявших на Скнылове бабушку и маму, которая накрыла своим телом младшего сына, воспитывает тетя.

«Даже не знаю, могу ли я рассуждать на эту тему», – говорит Анна Борисовна, заменившая братьям мать. «Старший Олег продолжает учебу в «Политехе», закончил четвертый курс, получил диплом бакалавра. Обучение платное, стараемся вытянуть, как можем. Остап перешел в восьмой класс, раньше увлекался футболом, но здоровье не позволяет – у обоих сыновей очень сильно упало зрение. Теперь Остап больше занят компьютером. Недавно он отдыхал в Ялте, по путевке, которую выдала школа. Со дня трагедии парни так и ни разу не появились на аэродроме – не знаю, как будет в этом году. А в остальном у мальчиков – все нормально», – добавила Анна Борисовна.

Все, кто причастен к Скныловской трагедии, поддерживают тесные связи между собой, помогают, как могут, но распространяться про пережитое не желают. «Слишком больно и никому не нужно. Про нас вспоминают только раз в году, выходит, у нас – свое горе, у вас – своя жизнь», – подвела черту Михайлина Куц.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

569