В последнее время украинским медикам скорой помощи приходится выезжать на вызовы с особой тревогой. Несмотря на то, что за время долгих лет работы им приходилось переживать немалое, последние трагические события в Запорожье и Одессе все же подлили масла в огонь. В конце мая в Запорожье от ударов психически больного мужчины ледорубом погибла 29-летняя беременная фельдшер и пострадали двое ее коллег. Не успела общественность опомниться, как 5 июня в Одессе пациент с таким же диагнозом зарезал собственную мать, ранил сестру и двух врачей скорой помощи.

Анализируя эти события, понимаешь, почему во время майских соревнований бригад скорой помощи в Киеве, о которых писал ForUm, судьи акцентировали внимание медиков именно на безопасности территорий, на которые они прибывают. Тогда же водитель участвующей в состязаниях запорожской бригады, рассказывая нашим корреспондентам о возникающих во время выездов ситуациях, говорил, что порой пьяные пациенты не только топором машут, как это было в одном из конкурсов, но и стреляют. Примечательно, что уже спустя несколько дней его слова нашли свое подтверждение, а о ситуации заговорили не только в каретах скорой помощи, но и в высоких кабинетах. Ведь проблема гораздо шире, нежели может показаться на первый взгляд. Пострадать в результате действий пациентов, находящихся в неадекватном состоянии, может кто угодно: и медик, и ребенок, играющий неподалеку, и бабушка, сидящая на лавочке у подъезда…

В том, какие меры собираются предпринять для стабилизации ситуации и решения проблемы, разбирался ForUm.

Горячее предложение

Позиция номер один, которую сейчас рассматривают в депутатских кругах, – это «вооружение» медиков скорой помощи средствами индивидуальной защиты. Недавно в Верховной Раде даже был зарегистрирован законопроект о внесении изменений в Закон Украины «Об экстренной медицинской помощи» по защите работников бригад экстренной (скорой) медицинской помощи от противоправных посягательств.

Первоначально одна из инициаторов законопроекта, народный депутат Украины, председатель Комитета по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева в числе таких средств называла электрошокеры и газовые баллончики. Однако в самом тексте документа не конкретизируется, что это будут за спецсредства. Их список определит Кабинет Министров Украины. Известно только, что выдаваться медикам они будут бесплатно. Также работникам скорой помощи планируют выдать радиоэлектронные средства специального назначения (средства радиосвязи) и средства подвижной (мобильной) связи. Порядок их выдачи тоже будет определяться Кабмином.

В случае принятия законопроекта медики «скорых» официально получат право на применение мер физического воздействия и специальных средств во время исполнения своих профессиональных обязанностей для защиты от противоправных посягательств на свою жизнь и здоровье. Вот только воспользоваться этим правом они смогут не всегда. В законе появляется новая статья, в которой четко выписаны условия, когда это делать можно, а когда – нельзя. В частности, в одном из пунктов данных условий четко указывается, что применять меры физического воздействия и специальных средств нельзя будет по отношению к беременным женщинам, пожилым людям с выраженными признаками инвалидности, к детям, а также к личностям, которые, в соответствии с законодательством, являются носителями специального статуса неприкосновенности. Исключением могут стать случаи, когда ими совершается нападение, угрожающее здоровью и жизни работника бригады экстренной (скорой) медицинской помощи или другого человека, находящегося на месте происшествия, или же совершается вооруженное нападение.

Примечательно, что не всегда спецсредства можно будет применять и без предупреждения. Бросать клич или показывать жестами, предупреждая об использовании спецсредств, медики смогут лишь в случае внезапного нападения пациента, если он нападает с оружием в руках или каким-либо другим предметом, который может нанести вред здоровью и жизни медработника.

Кроме того, медиков предупреждают, что даже если они отважатся противодействовать пациентам такими мерами, все равно они должны делать это в рамках закона с соблюдением условий и обстоятельств, которые бы исключали преступность таких действий. Также эта своего рода самозащита медперсонала должна осуществляться с минимальным ущербом для здоровья человека.

Стоит отметить, что еще до регистрации законопроекта на четком определении условий применения личных средств защиты акцентировали внимание и юристы. В частности, директор Института медицинского и фармацевтического права и биоэтики Академии адвокатуры Украины, президент Украинской медико-правовой ассоциации, член Совета директоров Всемирной ассоциации медицинского права, кандидат юридических наук Радмила Гревцова отмечала, что оснащение «скорых» спецсредствами вполне целесообразно, но при этом подчеркивала:

«Следует учесть вопросы, связанные с правами человека в здравоохранении. Профессия медработника жертвенная. Но это ни в коем случае не значит, что медицинский работник должен подвергать свою жизнь опасности. Вместе с тем, он должен применять эти средства, и тут должны быть четко выписаны порядок и основания таким образом, чтобы не нанести вреда здоровью пациента», – отмечала эксперт.

Медицинские «за» и «против»

Пока говорить о том, чем именно «вооружат» медиков, рано. Между тем предложения, поступившие еще до регистрации законопроекта и касающиеся «вручения» медработникам электрошокеров и газовых баллончиков, уже успели получить как позитивные, так и негативные отклики. Медики вроде бы и не против обеспечения себе большего уровня безопасности при выполнении своих должностных обязанностей, но в то же время опасаются, что, в случае чего, за непредвиденные ситуации, которые могут сложиться с проблемными пациентам в результате использования против них предполагаемых средств защиты, отвечать придется все же им самим.

«Ну как бригада будет пользоваться средствами индивидуальной защиты на выездах?! Например, если это будет газовый баллончик, а инцидент, как это часто бывает, произойдет в помещении, пострадают все. Тем более, не факт, что это будет целенаправленно. Электрошокеры вообще запрещены медицинскими ассоциациями как средство защиты. Можно ударить человека «шокером» и он не придет в сознание. Кто за это понесет ответственность? Понятно, что повесят на нас», – говорит Максим Ионов, врач подстанции скорой помощи Киева, председатель независимого профсоюза работников скорой помощи. Медик отмечает, что согласно его подсчетам, на Киевской станции скорой помощи порядка 65% работников – женщины в возрасте от 45 до 55 лет. «Представляете, если они будут пользоваться этими средствами?» – задается он вопросом.

В свою очередь, врач-психиатр, доцент кафедры психиатрии и наркологии Национального медицинского университета им. Богомольца Павел Дупленко в отношении идеи «вооружения» врачей спецсредствами не так категоричен и называет ее правильной. «Все-таки речь идет о живых людях», – добавляет он.

Вместе с тем, Ионов не отрицает, что вопрос защиты медиков должен быть урегулирован на законодательном уровне. Вот только подходы, на его взгляд, должны быть несколько иными. «Необходимо утвержденное законом страхование жизни и здоровья медицинского работника. Помимо этого (в законе следует предусмотреть. – Ред.), административную ответственность за препятствия работе скорой помощи, а также ситуации, провоцирующие конфликты и уголовную ответственность за попытку нанесения угрозы жизни и здоровью медработника, исполняющего свои должностные обязанности. Для нас возникает угроза не только со стороны психически больных, но и со стороны пьяных, наркоманов, уголовных элементов. Ведь они манипулируют бригадой, как хотят», – утверждает Ионов и тут же приводит пример из собственной практики.

«Недавно вызывали «скорую» в ночной клуб. Человек, который был в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно и нагло. И буквально задержал всю бригаду где-то на 1,5 часа. У него было избито лицо. Когда мы прибыли, он стал руководить нашими действиями, требуя оказать ему помощь и утверждая, что он умирает. При этом отказывался заходить в карету скорой помощи, так как хотел, чтобы работники милиции зафиксировали его побои на камеру. И это в то время, когда ночью на весь Дарницкий район было всего две врачебные бригады», – рассказывает доктор.

Реформа и надежды

Свою позицию относительно сложившейся ситуации высказывают и в Администрации Президента Украины. Одним из вероятных путей решения проблемы здесь называют выполнение положений, предусмотренных медицинской реформой. По словам первого заместителя главы АПУ Ирины Акимовой, этот вопрос сейчас отрабатывается и намечено несколько подходов по его решению.

«Один из них находится в рамках создания центральных диспетчерских. Такие диспетчерские помогут решать данную проблему, потому что оборудование, которое будет находиться в руках у врачей и в машине (скорой помощи. – Ред.), позволит постоянно контактировать с медиком. То есть, если что-то случается – тревожная кнопка и, соответственно, выезд помощи. Причем контакт происходит и тогда, когда медики едут на место (вызова. – Ред.), и на самом месте, где оказывается услуга, и когда они возвращаются. Поэтому, на мой взгляд, технологическое оборудование системы центральных диспетчерских, а также наличие у каждого врача современного гаджета для постоянного обмена информацией с коллегами-диспетчерами, очень важно», – подчеркивает Акимова.

Второй подход, по ее словам, заключается в создании электронного реестра пациентов. Как отмечает Ирина Акимова, предусмотрена классификация пациентов, в том числе и по заболеваниям. «Когда есть электронный реестр, он связан с центральной диспетчерской, то в нем, например, существует список пациентов, страдающих психическими заболеваниями. Если в реестре фиксируется, что по этому адресу проживает такой человек, это помогает сразу координировать усилия милиции и любых других служб, которые будут обеспечивать охрану медиков», – говорит она.

Здесь же Акимова подчеркивает, что ждать, пока все это будет создано по всей Украине, конечно же, нельзя. «Поэтому сейчас нужно готовить и нормативные изменения по взаимодействию бригад скорой помощи с бригадами милиции, для того чтобы предельно минимизировать подобные случаи. Тема эта не нова. К несчастью, схожие случаи встречались и раньше: и 20 лет назад, и 30 лет назад. Просто они не попадали в средства массовой информации», – считает она.

В Минздраве тоже полагаются на то, что внедряемые сегодня новшества хотя бы частично помогут снять проблему, назревшую в системе скорой и экстренной медицинской помощи. В том числе отслеживания состояния психически больных людей. Эксперт по медицинскому праву Общественного совета Министерства здравоохранения Украины Зоряна Черненко отмечает: «Пациент с психическим заболеванием должен находиться на амбулаторном учете. И если врач видит, что человек не получает плановое лечение, он может вынести решение о его принудительной госпитализации. Вопрос в другом – насколько мотивированы врачи амбулаторий бегать за пациентами, которые не приходят к ним на плановые осмотры. Также вопрос в том, насколько правоохранительные органы заинтересованы в поиске лиц с психическими заболеваниями и доставке их на осмотр. Думаю, что медицинская реформа с увеличением амбулаторий и семейных врачей может сыграть здесь позитивную роль. Сегодня люди ходят в больницу, только когда совсем плохо или их привозит «скорая», поэтому у органов здравоохранения нет возможности обнаружить обострение психического заболевания заранее. Теперь человек может прийти, даже если у него просто заколет сердце, однако это должно послужить соответствующим сигналом для семейного врача. Главное, чтобы он обращал внимание на то, что человек стоит на учете», – говорит она.

Вместе с тем Черненко указывает на отсутствие системы мониторинга состояния психически больных. «Поэтому фактически каждый больной остается наедине с самим собой», – говорит она. Подобное мнение высказывают и другие специалисты. В частности, известный психиатр, президент Ассоциации психиатров Украины, член Общественного гуманитарного совета при Президенте Украины Семен Глузман как-то заявлял, что на сегодняшний день в Украине отсутствует социальная психиатрия, когда после выписки больного из больницы с ним бы продолжал работать соцработник.

О том, что в этой сфере еще есть над чем работать, говорит и председатель Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева. Она отмечает, что на сегодняшний день госпитализация психически тяжелобольных и социально-опасных психически больных действительно осложнена и возможна только с их письменного разрешения или согласно решению суда. «Тут будем думать, как корректно решить вопрос, не ущемив права человека. Мы постепенно и взвешенно будем двигаться к решению проблемы», – уверяет она.

Какими же будут результаты и к какому общему знаменателю придут эксперты, станет ясно со временем. А пока остается набраться сил и оставаться бдительными и медикам, и родственникам больных, которые тоже должны уделять должное внимание данной проблеме. Ведь живя в одной квартире с человеком, находящимся на учете в психиатрической больнице, им гораздо проще отследить состояние своего родственника. Следует помнить, что вероятность разрешения ситуации в положительную сторону больше, если обращаться за помощью вовремя, а не только тогда, когда справиться с больным уже сложно даже людям в белых халатах и форме.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2133