Украина – мирная страна. Но закрыться от всего мира невозможно: ведь, согласно Теории Хаоса, взмах крыла бабочки на одном континенте может вызвать землетрясение на другом. Иначе говоря, события в Афганистане, а именно вывод войск НАТО и союзников из этой страны, прямо или косвенно повлияет на ситуацию в Украине. Это неизбежно в условиях кардинальных мировых трансформаций, нарастания нестабильности, распространения транснациональной преступности, нелегальной миграции, терроризма. К чему готовится мировое сообщество, и каким образом «афганский вопрос» затронет Украину, разбирался ForUm.

Миссия завершена

Афганистан – очень контрастный. Это одна из беднейших стран мира, где с 1978 года полыхает гражданская война. Но опять же, располагаясь на перепутье между Востоком и Западом, он является древним центром торговли и миграции. Его геополитическое местонахождение между Южной и Центральной Азией с одной стороны, и Ближним Востоком – с другой, позволяет ему исполнять важную роль в экономических, политических и культурных отношениях между странами региона.

Международные силы содействия безопасности во главе с НАТО функционируют на афганской территории с 2001 года. Но члены коалиции НАТО в Афганистане со временем собираются передать контроль над безопасностью местным властям, завершив свою миссию до 2014 года. Ранее сообщалось, что часть военнослужащих США останутся в Афганистане (США начали в Афганистане операцию «Несокрушимая свобода» в ответ на террористический акт 11 сентября 2001-го). И вот недавно в своем обращении к Конгрессу президент США Барак Обама заявил: около половины американского военного контингента покинет Афганистан в течение 2013 года, что подготовит почву для полного вывода всех боевых подразделений США к концу 2014 года.

Сообщалось, что Украина – последовательный участник событий по поддержанию мира и безопасности во всем мире – будет участвовать в операции НАТО в Афганистане до ее завершения. Она также предложила НАТО и партнерам услуги по вывозу через свою территорию сил и средств из Афганистана.

Есть мнение, что вывод войск из Афганистана приведет к неизбежным изменениям во внешней политике международных игроков, грозит грядущим обострением ситуации в Средней и Центральной Азии, ростом террористических угроз. В частности, руководитель Антитеррористического центра государств – участников СНГ Андрей Новиков считает, что вывод войск дестабилизирует ситуацию во всей Средней Азии. Об этом эксперт заявил во время проведения телемоста Москва-Киев-Кишинев-Ереван-Астана.

«Сегодня на повестке дня всего мирового сообщества стоит важнейший вопрос архитектуры безопасности ХХI века. Он вызван титаническими сдвигами не только в геополитике, но и в самом устройстве международных отношений. По оценкам аналитических и прогнозных центров, страной с самым высоким рейтингом террористической активности остается Афганистан, граничащий с государствами – членами СНГ. События последних лет заставляют обратить более пристальное внимание на существенные изменения качества боевых операций и террористической активности, появление новых технологий и объектов. Ни для кого не секрет, что после вывода войск иностранного контингента в 2014 году возникнет стратегическая ситуацияв Средней Азии. Отсюда вопросы о трансферте ответственности США и коалиции. Фактическая ситуация в Афганистане и то, как она будет развиваться в 2014 году и позже, является своего рода спусковым механизмом для дестабилизации во всей Центральной Азии», – сказал он.

Кроме того, по словам Новикова, серьезной угрозой является так называемый наемнический терроризм и формирование так называемых «корпораций террора», поскольку сегодня терроризм – это масштабные конструкции и плановые экономические взаимоотношения. По его мнению, формируются организации, в том числе с привлечением представителей уголовного мира, которые, прикрываясь идеей веры, решают исключительно экономические вопросы: они могут получать заказы у самых разных структур и организаций, и едва ли такую деятельность можно назвать экономической, хотя она связана с предоставлением определенных услуг на рынке.

По мнению Новикова, существует риск, что «арабские революции» трансформируются на территории стран СНГ. «Угроза существует, но я уверен, что каждое государство СНГ будет активно реагировать на эти угрозы, предотвращать их, проводить профилактическую работу», – сказал он, уточняя, что террористическая активность связана с вопросами энергоресурсов, очень важными как для стран-потребителей, так и для стран-транзитеров. И особенно это важно для Евразийского пространства, включая Европу и Китай. В частности, могут быть попытки как прямого воздействия на энергетические проводы и транспортные пути, так и кибер-атаки.

Между тем эксперт считает, что в Украине уровень террористической угрозы невысок. «Достаточно низкий уровень террористической активности и экстремистской угрозы на территории всего государства, и в частности на полуострове Крым», – сказал он.

Универсальный закон сохранения энергии

Известно, что в мире ничто не возникает из ниоткуда и не исчезает в никуда – это же касается и событий вокруг Афганистана. По мнению эксперта – руководителя независимого геополитического центра «Борисфен-Интел» Виктора Гвоздя, перед тем как перейти к непосредственным гипотетическим вызовам и угрозам, которые могут коснуться Украины после вывода из Афганистана войск США и коалиции в 2014 году, необходимо пунктиром «пробежаться» по этой теме.

«Ситуация, сложившаяся после афганского «дембеля» коалиционных сил, однозначно скажется на безопасности и военно-политическом состоянии не только Среднеазиатского региона, но и всего мира в целом. Это – бесспорно! Лучше всех это осознают основные геополитические игроки, пытающиеся сегодня играть на «афганской шахматной доске». И что знаменательно: каждый – по своим правилам. Хотя США на сегодняшний день не смогли договориться с афганским правительством относительно количества и статуса остающегося после вывода войск из Афганистана американского персонала (будь то 10 тысяч, или 16 тысяч человек, или какая-то иная цифра), тлеет надежда, что при поддержке этих специалистов проправительственные силы смогут контролировать страну. После полного же их вывода однозначно вспыхнет широкомасштабная гражданская война за контроль над страной, в которой движение «Талибан» выступит против правительства Карзая (а это подтверждают последние безуспешные переговоры между этими сторонами в катарском городе Доха), и еще Север Афганистана вступит в поединок с афганским Югом», – объяснил он в эксклюзивном комментарии ForUm’у.

По словам Гвоздя, надо быть готовым к дестабилизации всей военно-политической ситуации в Центральной Азии: «Однозначно в данный конфликт «впрягутся» как Узбекистан, так и Таджикистан. Даже если они сделают это не по своей воле, все равно их накроет гуманитарная катастрофа, когда десятки тысяч беженцев, и не только из Афганистана, попытаются через Россию и Украину пробиться в Европу. А она и так уже стонет от так называемой мусульманизации и длительное время пытается каким-то образом противостоять невзгодам в своем европейском доме».

Иран, по словам Гвоздя, однозначно аплодирует выводу американских войск из региона, ведь можно облегченно вздохнуть, поскольку американцы покидают восточный плацдарм, который в потенциале мог бы использоваться в случае широкомасштабных военных действий против Ирана «с целью прекращения производства ядерного оружия». С другой стороны – после вывода войск коалиции Иран сможет усилить свое влияние на западную часть Афганистана, что, в свою очередь, приведет к новому витку напряженности между суннитами и шиитами, отношения между которыми и сейчас далеки от идеальных. Что мы и наблюдаем в Ираке и Сирии, в отношениях между странами Персидского залива, Саудовской Аравии и тем же Ираном.

То есть, утверждает Гвоздь, ближневосточный градус поднимется еще выше. А тут уже и экономический вопрос: цена на нефть и сжиженный газ, транспортировка. Принимая во внимание, что Ближневосточный регион напрямую связан с Черноморско-Каспийским, нужно учитывать эскалацию ситуации вокруг ядерной программы Ирана. Важны и вопросы безопасности ближневосточных энергетических ресурсов, особенно в свете диверсификации Украиной источников поставки нефти и газа, что является вызовом как для национальной безопасности в целом, так и для экономики в частности.

Отдельное внимание эксперт уделяет Пакистану и Индии: «Пакистан исторически был основным игроком в данном регионе, и сегодня он не только претендует, но и требует, чтобы ни один вопрос по урегулированию ситуации в Афганистане не решался без его участия. Особенно у него обострились отношения с Индией, после того как она достаточно активно пыталась вмешиваться в политическую и экономическую жизнь страны во времена правления Карзая. Поэтому Индия как никто другой заинтересована, чтобы после вывода войск из Афганистана в 2014 году, и особенно после очередных выборов президента страны в этом же году (Карзай дважды уже был избран, и на третий срок претендовать не может), в тех землях сохранялись спокойствие и стабильность. Иначе она многое теряет».

Гвоздь также убежден, что, анализируя ситуацию, нельзя обойти вниманием Китай, который интересуется безопасностью в Афганистане только в одном аспекте – это ресурсы и надежность транспортировки среднеазиатских энергоносителей: «Китай считал себя лидером в Азиатском регионе, а теперь, с приходом нового руководства страны, он замахнулся на новую вершину – стать мировым лидером уровня США. Поэтому ситуация безопасности в Афганистане Китаем рассматривается, прежде всего, через экономическую призму. И согласно древней китайской стратагеме, Китай просто будет с «противоположного берега наблюдать за пожаром», смотреть как в случае обострения военно-политической обстановки в Афганистане поведут себя оппоненты или союзники, а потом использует ситуацию в своих интересах»

Афганское эхо

Эксперт Гвоздь считает, что на вопрос, есть ли в связи с выводом войск из Афганистана какая-то угроза для Украины, ответ однозначен: «Да!». «Учтите: незаконные миграции всегда используются различными экстремистскими исламскими организациями и движениями, такими как «Аль-Каида» и другие. Поэтому нынешнее геостратегическое положение нашей территории может использоваться для различных видов их деятельности, от «забазирования» групп боевиков для дальнейших акций в странах Европы и Черноморско-Каспийском региона – до попыток дестабилизировать ситуацию в Крыму. Мы не должны питать никаких иллюзий по поводу наших возможных проблем».

Он считает: несмотря на то, что Украина расположена далеко от Афганистана и позиционирует себя как внеблоковое государство, стоит учитывать – наша страна не только поддержала антитеррористическую операцию НАТО в Афганистане, предоставляя свое воздушное пространство и большегрузные самолеты Ан-124, но и отправила туда хоть и небольшой, но все-таки военный контингент. «К тому же есть и другие игроки-«шахматисты». Например, Россия и страны Средней Азии. О них частично в контексте безопасности мы только что упоминали. Но есть еще один момент: сегодня один из крупнейших незаконных наркотрафиков проходит по их территории, а дальше, соответственно, – через Украину (учитывая ее развитую морскую инфраструктуру), страны Прибалтики – в Европу. Это можно расценивать как вызов Украине? Однозначно!» – утверждает аналитик.

По его словам, учитывая все выше сказанное, украинским чиновникам следует серьезно готовиться к выводу войск США и НАТО в 2014 году. По крайней мере, осознавать, какие вызовы и угрозы могут возникнуть перед Украинским государством, когда события будут развиваться по тому или иному сценарию в посткоалиционном Афганистане.

В свою очередь глава Меджлиса крымско-татарского народа, нардеп Мустафа Джемилев отметил ForUm’у, что многое зависит от того, как будут выводиться войска из Афганистана. Одно дело, если там установится демократический режим, другое – власть возьмут в свои руки политические силы, проповедующие насильственную экспансию своей идеологии, узаконенный терроризм. В этом вопросе нужно быть очень осторожным. Пока в Афганистане не просматривается установление демократического режима, значительные территории контролируются силами, причисляющими себя к «Аль-Каиде» и другим группировкам. Это представляет, конечно, угрозу и нашей стране. Джемилев сообщил, что Крым действительно интересует радикальных исламистов, поскольку на полуострове живут люди, исповедующие ислам.

«Уже есть на территории Крыма сторонники Хизб ут-Тахрир, ваххабитов, салафитсов. И если будет их свободный доступ, то это усложнит ситуацию. Нужен комплекс мер, поскольку только лишь запреты ничем не помогут. Некоторым политическим силам нужно прекратить раскалывать крымско-татарское движение, используя хизбут-тахриритов, ваххабитов, которые традиционно выступают против Меджлиса крымско-татарского народа», – сказал он.

Кроме того, отвечая на вопрос, видят ли крымские татары себя в Украине, Джемилев подчеркнул: «В мире, наверное, нет народа, который не хотел бы быть независимым. Но мы, в то же время, реалисты. И прекрасно понимаем, что в регионе, где коренной народ составляет 10-12% населения, а большинство россияне, говорить о какой-то независимости – абсурд. Поэтому изначально послевоенное крымско-татарское движение говорило о восстановлении национальной территориальной автономии в рамках Украинского государства. И даже если бы Украина сказала, что мы за то, чтобы Крым стал независимым, мы бы от этого отказались, поскольку это было бы похоже на провокацию, передачу Крыма Российской Федерации, где мы уже были и знаем, что это такое. Мы хотим видеть Украину демократической страной, внутренняя и внешняя политика которой соответствовала бы европейским стандартам, существовало бы уважение к правам человека, этносов и территорий».

Экс-глава Службы безопасности Украины (СБУ), нардеп Валентин Наливайченко заявил ForUm’у, что Афганистан, безопасность в этом государстве ошибочно считать вызовом прошлых лет – он актуален для всей глобальной ситуации в мире, и Украина – не исключение. К тому же не стоит отделять Крым в вопросе безопасности: «Он мало чем отличается от всей Украины. Единственное – там есть иностранный флот – ЧФРФ. Но это должно не ослаблять, а усиливать правоохранительный контроль над собственной территорией. Поймите правильно, в том числе и безопасность иностранной базы на нашей территории мы должны обеспечить собственными подразделениями. Безопасность граждан должна быть и в Севастополе, и в Донецке, и на всей территории нашей страны».

Что же касается терроризма в целом, то Наливайченко подчеркнул: «Последние события в Бостоне свидетельствуют: угрозы терроризма меньше не стало, теракты становятся все циничнее, идут «ближе к людям». И ситуация в Афганистане для нас простой не будет, причем как в 2014 году, так и после него. Решение проблемы лежит в двух плоскостях. Первая – на уровне международных организаций содействовать становлению местного правительства в Афганистане, чтобы у него бело больше полномочий и международной помощи. Параллельно нужна демилитаризация региона в целом. Это сложно сделать. Большие страны, торговцы оружием имеют на это влияние. Украина – нет, но мы тоже продаем оружие, и важно, чтобы наше оружие не попадало в тот регион.

«Вторая – внутренняя, украинская: жесткий контроль доступа к взрывчатке, въезда в Украину и перемещения по нашей стране так называемых киллеров, криминалитета. Наши правоохранители должны системно подходить к работе. Силы «Беркута», оперативных подразделений, агентурная работа и др. должны быть направлены на представителей уголовной среды, на тех, кто ищет доступ к оружию и взрывчатке», – сказал Наливайченко.

А вот политолог, кандидат политических наук Александр Палий считает, что для нашей страны, в силу географической и политической отдаленности, вопрос власти в Афганистане имеет чисто теоретический интерес: «Украина не является актуальной целью для исламистов. Ведь именно Украина решает вопрос ликвидации последствий геноцида и несправедливости по отношению к крымским татарам, который, напомню, возник до присоединения Крыма к Украине».

«Думаю, Афганистан еще долго будет занят самим собой. Его отношения со Среднеазиатскими постсоветскими государствами могут действительно стать довольно острыми, но не в силу какой-то экспансии афганцев, а в силу того, что 30% населения 32-миллионной страны составляют таджики (их там больше, чем в Таджикистане), три миллиона узбеков, миллион туркмен. Поэтому оппозиция этих стран, особенно исламская, всегда будет иметь под рукой хорошее убежище, на всякий случай», – сказал ForUm’у эксперт.

Тем не менее, Палий говорит, что, конечно, уменьшение роли в регионе такого модератора, как США, добавит интриги местной политической жизни в Средней Азии: замена одних баев другими в Афганистане касается Украины, конечно, в большей степени, чем ситуация в Гондурасе, но в меньшей, чем, к примеру, в Ираке.

«Главный очень практический вопрос для Украины – наркотрафик. Но, следует сказать, ситуация в этой сфере и так крайне плохая. Россия уже сегодня является потребителем пятой части всего мирового рынка героина, будучи не в силах сдержать его поток главным образом из Афганистана. А Украина практически имеет открытые границы с Россией. Что-либо ухудшить здесь сложно», – резюмировал он.

Миру – мир!

Вся история человечества пропитана войнами. С укреплением мира совершенствуются и «правила ведения боя». Сегодня мужчины не выходят в чисто поле силушкой помериться. Их главным оружием стало насилие, запугивание, устрашение, то есть террор. Большинство же людей стремится ко всемирной гармонии, однако мы не имеем права закрывать глаза на возможные вызовы и риски, и забывать, что взмах крыла бабочки на одном континенте действительно может вызвать землетрясение на другом.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

5856