Новый министр культуры Новохатько не согласен с кадровой политикой своего предшественника Михаила Кулиняка. Прежде всего, это касается назначений на посты руководителей музеев. Господин Новохатько намерен наладить работу отдела Министерства культуры, курирующего деятельность музеев, а также усилить влияние своего ведомства на гуманитарную политику государства. Для этого в Минкульте разрабатывают 37 проектов различных нормативных актов. О первостепенных задачах Леонид Новохатько в своем первом интервью на посту министра рассказал в интервью газете «Коммерсант-Украина».

— Ваше назначение можно назвать неожиданным. Обсуждались разные кандидатуры — от Таисии Повалий до Владимира Гришко. Почему президент выбрал именно вас?

— Легче ответить, почему я попал в список кандидатов. Жизнь сложилась таким образом, что я долгое время работал заместителем, первым заместителем министра культуры, да и другие должности тоже были связаны с гуманитарной сферой. Был инициатором создания управления гуманитарной политики в администрации президента Леонида Кучмы в 1994 году. Тогда было такое время, когда люди в малиновых пиджаках могли зайти в администрацию президента, а для представителей интеллигенции там не было структуры, через которую можно было бы достучаться до власти. Оттуда я и перешел в Министерство культуры.

— Расскажите, какие задачи сейчас стоят перед вами?

— Мне поставили задачу сделать культурную сферу более активным проводником общегосударственной гуманитарной политики. Министерство культуры — это не «Укрконцерт» и не контора для проведения ярмарок. Это учреждение, которое устанавливает правила игры для всей отрасли. В США, например, вообще нет подобного ведомства. Но там есть законодательная база, регулирующая эту сферу. Украине ближе французская модель с сильным государственным протекционизмом. Короче — управление необходимо даже с разными моделями поддержки культуры.

— Какие вопросы у вас на повестке дня?

— В процессе разработки у нас 37 проектов законов и других нормативных актов. Например, концепция поддержки и функционирования украинского языка. Это большой проект, о котором я сейчас еду докладывать вице-премьеру Константину Грищенко. На основе концепции будет создана программа и просчитана стоимость мероприятий. Есть еще законопроекты «О цирковом деле в Украине», «Об охране культурного наследия», «Об этнонациональной политике».

Как известно, в 2014 году будет проходить празднование 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко. К этой дате будут приведены в порядок и отреставрированы памятники, а также исторические места, где он бывал. Завершено полное собрание сочинений Тараса Шевченко — 12 томов. Пока издано только семь. Эти книги будут направлены в библиотеки, в розничную сеть.

Второе знаковое событие — 1025-летие Крещения Киевской Руси. Прежде всего, это означает приведение в порядок культовых сооружений и объектов сакрального наследия, благоустройство прилегающих территорий. Мы не успеем все закончить к назначенной дате, но главное — не спать и двигаться вперед.

— Ваш предшественник, Михаил Кулиняк, успел поменять руководство крупнейших национальных музеев и заповедников. Насколько оправдан такой подход?

— Я не соглашался с этой кадровой политикой публично. Я бы так кадры не подбирал, но и причины его назначений не хотел бы комментировать. В Украине 570 музеев. Их должны возглавлять мастера своего дела. В составе министерства нет отдела, который занимался бы заповедниками, а отдел, отвечающий за работу музеев, уже несколько месяцев без руководителя. Будем исправлять ситуацию!

— Деятельность господина Кулиняка сопровождалась конфликтами в музеях. Например, сотрудники Музея истории Десятинной церкви обвиняли новоназначенного директора в том, что тот лоббирует интересы Украинской православной церкви Московского патриархата, и опасались, что на месте исторического памятника будет построен новый храм. По вашему мнению, что должно быть на месте фундамента?

— Наверное, это было, но в недалеком прошлом, поэтому трудовой коллектив музея ко мне не обращался. Вероятно, они все же пришли к единому мнению. А по поводу фундамента мое мнение однозначно: нужно произвести его музеефикацию. Только музеефикация и сохранение — вот европейский подход к подобным памятникам.

— Уже известны результаты служебного расследования в Национальном историко-этнографическом заповеднике «Переяслав» в Переяслав-Хмельницком, директор которого, по сообщению СМИ, был отстранен от работы за попытку продажи экспонатов?

— Мой приказ об отстранении Павла Довгошии от исполнения обязанностей директора появился после сюжета на телеканале «1+1», в котором корреспондент якобы договаривался с ним о продаже картин. Это надо тщательно расследовать, и заниматься подобным должны правоохранительные органы. Пока министерство назначило комиссию по проверке работы музея и деятельности директора. По итогам будет принято решение. Кроме того, Павел Довгошия, как он мне говорил, сам обратился в местные правоохранительные органы и нанял адвоката.

Павел Довгошия работает в заповеднике около трех лет. Каковы итоги деятельности? Вот у меня на столе пять документов. Три из них — это решения сессии Переяславского горсовета о выражении ему недоверия, четвертый — приказ министра Михаила Кулиняка об отстранении его от дел и пятый — мой приказ о временном отстранении от исполнения обязанностей. Явно в заповеднике что-то не так.

— На сессии Киевсовета 21 февраля депутаты не проголосовали за запрет строительства в буферной зоне Софии Киевской. Реальна ли угроза исключения из списка всемирного наследия ЮНЕСКО национальных заповедников «София Киевская» и «Киево-Печерская лавра»?

— Кто виноват в том, что до сих пор нет генплана Киева, где были бы четко обозначены буферные зоны, зоны регулируемой настройки исторической части города? Александр Омельченко? Леонид Черновецкий? Александр Попов? В юридическом смысле часто виноват Киевсовет. Так что мы все оказались заключены в порочный круг коллективной безответственности. Я не думаю, что нас исключат из списка всемирного наследия. 15 апреля в Украину прибывает комиссия экспертов ЮНЕСКО для мониторинга ситуации с буферными зонами. Не думаю, что их заключение будет отрицательным. За последние год-два не было скандальных новостроек. Да, ситуация могла бы быть лучше. Но Минкульт может лишь частично повлиять на нее, например мы можем регулировать застройку по высоте.

— Есть ли еще в стране объекты, которые могли бы пополнить список ЮНЕСКО?

— В июне в столице Камбоджи Пномпене состоится 37-я сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. На ней мы будем настаивать на переносе из предварительного в основной список всемирного наследия наших номинаций — Херсонеса Таврического и деревянных церквей Карпатского региона. На очереди — интересные крымские объекты, связанные с пещерными городами и столицей крымских ханов в Бахчисарае.

— Уже около года длится конфликт вокруг Гостиного двора в Киеве. Допустимо ли, по вашему мнению, строительство торгового центра на этом месте?

— У этого вопроса есть два аспекта — юридический и моральный. Юридически Гостиный двор не является историческим памятником, это новодел. Он был разрушен и заново воссоздан в 1980-е годы ХХ века. Поэтому в попытках его реконструировать нет нарушений. Другой вопрос, что киевляне привыкли к этому зданию и выступают против. Я буду разбираться с этим конфликтом и дальше. Надеюсь, мы придем к решению, которое устроит все заинтересованные стороны. Но есть один неоспоримый факт: информации о проекте, реальном его виде для населения было мало с самого начала. Это однозначно обострило конфликт.

— Как вы оцениваете размер бюджетного финансирования украинской культуры?

— Меня абсолютно не удовлетворяет, что в бюджете на 2013 год на культуру предусмотрено выделение 2,2 млрд грн. Это примерно столько же, сколько было в прошлом году. Но по сравнению с 2012 годом у бюджетников поднялись зарплаты, которые мы обязаны выплатить, а это значит, что меньше денег останется на другие статьи расходов. На последнем заседании Кабинета министров я обратился к министру финансов Юрию Колобову и сказал ему: «Коллега, я не беспокоил вас месяц, но теперь готов прийти к вам с конкретными вопросами по увеличению финансирования». Министр финансов, а это бывает среди руководителей экономблока нечасто, весьма благосклонно откликнулся на мою просьбу, это уже говорит о том, что мы достигнем взаимопонимания.

— В Украине около 40 тыс. библиотек. В наиболее крупных из них открыто говорят о проблемах недофинансирования, нехватки книг, слабого госрегулирования...

— Библиотеки должны поддерживаться не только государственным бюджетом, но и бюджетами местных органов власти. В больших городах многие библиотеки показывают европейский стиль работы — оцифровывают фонды, участвуют в грантовых проектах, меняют техническую базу. Но небольшие, районные библиотеки финансируются у нас неудовлетворительно. Библиотекам и библиотекарям надо помочь!

— Согласно декларации о доходах, президент Виктор Янукович в 2012 году получил 15,5 млн грн вознаграждения за книги, изданные ООО «Типография «Новый мир»«. Это нормальная сумма гонорара для украинских писателей?

— Я не видел этой информации и этих цифр. Поэтому не могу комментировать. Но вообще вспоминается фраза из известного кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Меня терзают смутные сомнения: у Шпака — магнитофон, у посла — медальон...» Дьявол, как известно, часто скрывается в деталях.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2395