Кто-то из нас долго воспринимал СНГ как последний полупризрачный мостик в исчезнувший Советский Союз – по крайней мере, до появления интеграционных проектов «новой волны» типа ЕЭП и Евразийского союза. Для кого-то Содружество быстро стало архаизмом, бременем прошлого, который, мол, тянет назад и не дает развиваться. Так или иначе, уже 20 лет этот «отголосок СССР» – объективная реальность мировой политики и экономики. ForUm побеседовал с главой Исполкома объединения Сергеем Лебедевым, пришедшим на эту должность в 2007 г. с поста директора Службы внешней разведки России.

– Сергей Николаевич, в середине марта в Москве прошло очередное заседание Экономического совета СНГ. Приняты ли какие-то важные решения?

– Как известно, сейчас интеграция на постсоветском пространстве приобрела новые импульсы. СНГ в этих условиях остается важным форматом, важной площадкой, на которой обсуждаются и воплощаются актуальные вопросы. На этот раз состоялся вполне плодотворный диалог по 19 вопросам, включая приграничное взаимодействие, борьбу с нарушениями в сфере интеллектуальной собственности, интенсификацию партнерства в секторе новых технологий и страховании. Также делегаты согласовали проекты ряда документов – Перечня пилотных межгосударственных инновационных проектов Межгосударственной программы инновационного сотрудничества государств СНГ до 2020 г., Соглашения о статусе Экономического суда СНГ, Основных направлений (плана) развития радионавигации государств СНГ на 2013-17 гг., новой редакции Устава Межправительственного совета дорожников. Проекты будут вынесены на рассмотрение Совета глав правительств СНГ 31 мая 2013 г. Все это не какие-то дежурные планы и абстракции, а конкретные проекты и программы, наполненные реальным содержанием и готовые к реализации.

– Что можно сказать об экономической динамике в Содружестве?

– Страны-члены демонстрируют хорошие результаты. В прошлом году мировой ВВП в постоянных ценах вырос на 3,4%, притом развитые государства оказались в числе отстающих: еврозона нарастила показатель на 1,4%, а «Большая семерка» и вовсе сократила на 0,4%. В то же время экономика стран СНГ выросла на 4%.

Эти темпы сохранятся и в 2013-м: ожидается, что ВВП стран Содружества увеличится на 4,1%, и это поставит наше объединение на 2-е место по темпам роста после Азии и Ближнего Востока. Также вселяет оптимизм уровень госдолга в странах СНГ: в 2012 г. он составил 13,9% ВВП, что в 2 раза ниже, чем в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (т.н. MENA), и в 16 раз ниже, чем у G7.

Что касается экономических показателей внутри Содружества, то по динамике экономического роста лидерами являются Туркменистан, Узбекистан и Азербайджан. Приток прямых иностранных инвестиций в Беларусь и Казахстан в 2012 г. вырос, а в Россию – упал. В целом, не все еще страны-участницы вернулись на докризисный экономический уровень, и именно интеграция рассматривается как гарант экономического развития и устойчивости.

– Одним из реальных, осязаемых проявлений интеграции стала зона свободной торговли (ЗСТ) СНГ. Как Вы оцениваете состояние и перспективы этого формата?

– Это большое достижение, к которому мы шли много лет. Да, не все делается сразу, но не зря есть пословица «Семь раз отмерь – один отрежь». Тем более что в данном случае мы не режем, а, напротив, складываем, склеиваем то, что было так халатно растеряно после распада Союза. 6 из 8 стран, подписавших договор о ЗСТ, уже ратифицировали его, а Киргизия и Таджикистан завершают этот процесс. Больше того, к договору намерен присоединиться Узбекистан; мы очень надеемся, что соответствующий документ будет подписан 31 мая в Минске на заседании Совета глав правительств СНГ, и участников ЗСТ станет 9. Также очевиден прогресс переговоров по свободной торговле услугами.

Надо продолжать диалог по отмене взаимных ограничений, по сближению торговых режимов, технических регламентов и пр. Эта работа идет, и будет только развиваться. Так, Армения собирается инициировать углубление договора о ЗСТ, прежде всего – решить вопрос снятия изъятий по товарам и услугам. Соответствующие переговоры Ереван инициирует уже на середину апреля. Действительно, если Армения снимет изъятие по сигаретам, то у нее изъятий не останется. У Украины аналогичная позиция, состоящая в том, что свободная торговля предполагает «нулевой» таможенный режим и по товарам, и по услугам. Один из основных экспортных товаров Украины, сахар, тоже изъят из режима ЗСТ, и понятно, что страна заинтересована изменить ситуацию. Вместе с тем, в Украине сохраняются ограничения на ввоз ряда промышленных товаров из стран Таможенного союза (ТС) – как и в Узбекистане.

– К слову, с момента создания Содружества на его пространстве действительно появились более тесные интеграционные проекты – ЕЭП, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), ТС. Не означает ли это, что СНГ уже исполнило свою роль и ему пора уходить?

– Появление подобных структур внутри Содружества говорит не о том, что оно устарело, а об успешном развитии разноскоростной экономической интеграции стран-членов. По мере готовности их экономик к более высокому уровню сближения и возникают такие структуры. Пять государств активно работают в рамках ЕврАзЭС, 3 – образовали Таможенный союз, в перспективе вполне возможно присоединение и других стран СНГ. Но на сегодня оно остается единственной организацией, позволяющей всем 11 участникам гибко согласовывать свои позиции в интересах эффективного решения общих вопросов.

При этом объединения с более глубокой интеграцией, на мой взгляд, позитивно влияют на развитие Содружества как своеобразный стимул интенсивности и качества интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Вы спросите, какие из этих процессов носят первоочередной характер? Да все! В нашей реинтеграции нет маловажных проблем. Но если говорить о фундаментальных направлениях, от которых зависят все остальные векторы, я бы выделил два: экономика и гуманитарное сотрудничество.

– Да, на период до 2020 г. принята Стратегия экономического развития СНГ. В чем ее основное значение?

– Она призвана обеспечить поиск взаимоприемлемых решений целого ряда экономических проблем. Она уточняет текущие и долговременные интересы государств, определяет те направления, где консолидация усилий даст наибольший эффект, создаст реальные условия для уверенной работы в контексте мирового хозяйства. К таким направлениям относятся торговля, ТЭК, АПК, транспорт, инновации.

Стратегия рассчитана на 3 этапа: первый – до 2011 г., второй – до 2015 г., третий – до 2020 г. На втором этапе, среди прочего, реализуется План совместных работ по разведке, использованию и охране недр; также начал активно действовать Совет по защите прав потребителей. Подготовлена Концепция сотрудничества стран Содружества по вопросам использования возобновляемых источников энергии и т.д. Словом, стратегия последовательно и планомерно претворяется в жизнь.

– Возвращаясь к интеграционным форматам: какова перспектива сближения Украины с ТС и ЕврАзЭс?

– Я представляю страны этого объединения лишь постольку, поскольку все они одновременно входят в СНГ. Соответственно, Украина должна вести переговоры с органами Таможенного союза напрямую. Но я убежден, что подобный вектор интеграции является наиболее выгодным и единственно перспективным для всех стран Содружества, да и Прибалтики. Очевидны и экономические эффекты от актуализации связей, наработанных десятилетиями, и культурное созвучие. Напомню, Украина – ассоциированный участник ЕврАзЭС, а также была одним из инициаторов создания ЕЭП вместе с нынешними членами ТС.

У Киева всегда была особая позиция. Например, он так и не ратифицировал Устав СНГ, но, тем не менее, является его учредителем и участником. Украина – неотъемлемая и очень важная часть постсоветского пространства, важная для всех членов Содружества без исключения. Без вас евразийский интеграционный проект был бы неполным.

– Может ли в объединение вернуться Грузия?

– Это было бы логичным шагом. В пользу возвращения Грузии говорит немало объективных обстоятельств: географическая близость, историческая общность, огромные связи – экономические, гуманитарные, которые продолжают сохраняться. Так, после выхода из СНГ Грузия выразила желание остаться в экономических договорах Содружества. Им пошли навстречу, и сейчас страна участвует в 75 различных договорах. А в начале апреля в Москве состоится первый с 2006 г. грузино-российский экономический форум, где будет обсуждаться сотрудничество в сферах транспорта, энергетики, металлургии, банковского сектора, туризма, АПК. С грузинской стороны заявки на участие уже подали представители Ассоциации банков Грузии, авиакомпании Airzena-Georgian Airways, Ассоциации экспортеров грузинского вина, представители туркомпаний. А на конец мая в Тбилиси намечен «Российско-Грузинский бизнес-диалог».

Двери для Грузии открыты, и если ее руководство сочтет возможным вернуться в нашу организацию, то, естественно, государства объединения рассмотрят это обращение, и я не думаю, что будут какие-либо препятствия. Я знаю о заявлении руководителей в Тбилиси (в частности, главы МИД), что они сейчас воздерживаются от каких-либо шагов, направленных на возвращение в СНГ. Но поживем – увидим. Я обеими руками «за».

– А если заглянуть еще дальше – могут ли присоединиться к организации какие-то новые государства?

– На данном этапе важнее решить проблемы нынешнего формата, поэтому речь о большом расширении не идет. Еще несколько лет назад вообще шли разговоры, что Содружество исчерпало себя – но время показало, что они не имели основания. Сейчас, наоборот, стоит вопрос о его возрождении и полнокровном развитии. Какими могут быть векторы интеграции в дальнейшей перспективе? Совершенно логично, что это Шанхайская организация сотрудничества, это Прибалтика. Тут можно рассматривать варианты с приграничным сотрудничеством, элементами свободной торговли, оживлением культурного и гражданского обмена, туризма.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

5965