«Сегодня» сравнила одесских правоохранителей разных эпох и выяснила, чем они отличаются друг от друга

С момента своего основания Одесса занимала особое место среди других городов — зажиточность горожан и оживленная торговля всегда привлекали в город авантюристов, воров и бандитов всех мастей. Хватало и своих, доморощенных, уголовников. Противовесом местному уголовному миру всегда были люди в погонах: век назад — полицейские, а сейчас — милиционеры.

ОДЕССА БЫЛА БЕЗОПАСНОЙ. Распространенное мнение о том, что Одесса век назад была чуть ли не центром уголовного мира, далеко от истины. Тогда по улицам города и в центре, и на окраинах можно было спокойно гулять даже ночью. Залогом безопасности был профессионализм полиции и наличие личного огнестрельного оружия почти у каждого одессита. Револьверы и пистолеты продавались свободно всем совершеннолетним. Интересно, что уголовники редко пользовались оружием, а в бытовых преступлениях тех времен чаще фигурировали кухонные ножи и топоры. Разгул преступности начался в Одессе лишь после революции 1917 года, когда полицию разогнали, а профессионалов-городовых стали расстреливать большевики. Все свои «подвиги» легендарный Мишка Япончик совершил после революции. До 1917 года этот герой был надежно «упакован» в кандалы и отбывал срок на каторге за убийство полицмейстера.

ПОГОНЫ — СЛУЖИВЫМ. В полицию столетней давности — так же, как и в наши дни, — брали после службы в армии. Но в 1913 году срочная служба длилась три— четыре года, а во флоте — целых пять лет! Поэтому в 1913 году увидеть юного правоохранителя в сержантских погонах было невозможно. Одесские полицейские нижних чинов — от городового нижнего разряда (рядовой) до околоточного надзирателя (старшина) — были уже солидными и в большинстве своем семейными людьми 25—50 лет. К кандидату в одесскую полицию предъявлялись требования, которые почти не изменились и в наши дни. Запрет на полицейские погоны касался ранее судимых и подследственных, несостоятельных должников и злостных расточителей, а также тех, кого выгнали из других ведомств и армии. Интересно, что экс-священникам, «уволенным» из церкви за порочное поведение (пьянство, растраты и богохульство) также нельзя было претендовать на полицейскую службу. От ворот поворот давали и тем, кто во время срочной службы в армии ходил в нарушителях дисциплины. Помимо хороших характеристик с прежних мест службы кандидаты в тогдашние правоохранители должны были иметь крепкое здоровье, уметь читать и писать, а также хорошо владеть огнестрельным и холодным оружием. К слову, самыми нижними, «внештатными», сотрудниками полиции тогда считались обычные дворники, каждый из них имел личный номер и обязан был помогать и доносить полиции.

В ОФИЦЕРЫ — ПОСЛЕ ЭКЗАМЕНА. Стать офицером полиции сто лет назад можно было и без воинского стажа. Для этого нужно было лишь... успешно отучиться в университете и сдать экзамен на первый классный чин по тогдашней табели рангов. Но предпочтение отдавалось армейским офицерам, решившим перейти в полицию. При зачислении на службу бывшие офицеры сохраняли свое звание.

РУБЛЬ НА ПРАЗДНИК. В одесской полиции 1913 года недостатка в штатном составе не было. Служба в полиции считалась уважаемым и прибыльным делом. Средняя зарплата городовых позволяла за 20—25 лет работы отложить сумму на покупку домика в пригороде и собственной лавки. Весомой добавкой к жалованью были праздничные подношения нижним и средним чинам от одесского купечества и мещан. Во время праздников городовые обходили самых состоятельных жителей своих участков с «поздравлениями». Стоя в передней, городовые дожидались, когда жилец вынесет ему обязательную чарку водки и рубль в подарок. Среднее и высшее начальство получало «премиальные» на праздники с посыльными — 25—100 рублей с «мецената». Однако квартирный вопрос — так же, как и сейчас, — у правоохранителей тогда обстоял остро — государство квартир своим полицейским не дарило. Городовым нижних рангов и их семьям предоставлялась казенная комната в казарме, а господам офицерам казна оплачивала аренду квартир и гостиниц — до 30 рублей в месяц.


В ТЮРЬМУ — ЗА МЕШОК КАРТОШКИ. Однако «внеслужебные» прибавки были у полицейских только на праздники — о том, чтобы заняться «крышеванием» или вымогательством, тогда они и не помышляли. За коррупцию или использование служебного положения можно было сесть на тюремные нары. Например, в 1909 году от своего аппетита пострадал одесский помощник околоточного надзирателя Калюжный. За то, что отобрал на базаре у приезжего крестьянина мешок картошки, городового выгнали со службы и посадили в тюрьму на три месяца. Все офицеры полиции были под пристальным прицелом одесских журналистов, и любое посягательство на частную собственность или незаконные действия со стороны полицейского начальства тут же становились причиной грандиозного скандала. В свою очередь, офицеры высоко ценили свою честь — за клевету любой журналист мог получить вызов на дуэль или повестку в суд.

Должников искали «ломбардные» полицейские

За безопасность 520 тысяч жителей Одессы век назад отвечало около 800 городовых нижних чинов и около 300 офицеров полиции (на 472 одессита — один правоохранитель). К слову, в наши дни спокойствие каждых 300 одесситов в среднем охраняет один милиционер, без учета таких подразделений как УБОП, «Грифон», «Титан». В случаях массовых беспорядков и политических волнений на помощь полицейским приходили одесские жандармы со своей конной командой и казаки из воинского гарнизона.

Как и сейчас, Одесса была поделена между районными полицейскими участками — центр города охраняли городовые, околоточные надзиратели и приставы из Бульварного участка на улице Преображенской 44. В других районах города — на Молдаванке, Пересыпи, Слободке, Ближних и Дальних Мельницах, Больших и Малых Фонтанах, бдили полицейские из Херсонского, Александровского, Пересыпского, Дальницкого и Петропавловского участков. А буйную морскую братию (загулявших матросов, грузчиков и биндюжников из одесского порта) городовые доставляли в отдельный Портовый участок на улице Польской 10.

Структура одесской полиции век назад не очень отличалась от современной. С розыском воров, разбойников, грабителей-медвежатников и мошенников справлялись сыщики из одесской сыскной части. Негласное наблюдение велось силами филеров и сыщиков из летучих полицейских отрядов. Одесситов-должников искали сыщики из ломбардных отрядов. А роль нынешних участковых век назад играли околоточные надзиратели — по одному на каждые 4 тысячи жителей. Уровень криминалистики уже тогда был достаточно высок. На каждого задержанного заводилось личное дело, в которое заносили огромное количество информации о преступнике — от размера ботинок и личной фотографии до отпечатков пальцев и психологического портрета. Каждый полицейский был обязан грамотно составлять протоколы — этому учили в спецшколах подготовки полицейской службы.

Из обязательных форменных аксессуаров немалое неудобство приносила обязательная к ношению шашка — при задержании она только мешала. А для защиты и ареста преступников достаточно было револьвера. Однако ветераны полиции гордились своими шашками и гордо выставляли их вперед как символ власти и положения.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1929