Вокруг нового Министерства доходов и сборов с момента его создания держится интрига. Экспертная среда и бизнес замерли в ожидании то ли перемен к лучшему, то ли, как пугают отдельные политики, возвращения налогового «пресса».

О том, чего ожидать плательщикам от нового ведомства, специально для читателей «КП» рассказал министр доходов и сборов Александр Клименко.

«ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО»

– Александр Викторович, вы сказали, что новое министерство – отличный «новогодний подарок» для налогоплательщиков. Так в чем же собственно он заключается? Какие выгоды получит бизнес от объединения налоговой и таможенной служб?

– Выгоды бизнес получает непосредственно от своей основной деятельности – производства товаров и услуг, выхода на международные рынки, создания рабочих мест. Роль государства – не в предоставлении бизнесу выгод, а в создании таких условий, при которых ему комфортно и удобно работать.

Будет ли бизнесу удобно, когда налоги, таможенные пошлины, единый социальный взнос в Пенсионный фонд – все это будет взиматься и администрироваться одним ведомством, а не тремя? Когда можно будет получить всего лишь один электронный ключ, сдать один отчет, обратиться в один консультационный центр, а не в три разные. Уверен, что будет. И это только начало.

– Давайте уточним. Теперь по всем вопросам, включая таможенные, следует обращаться в налоговые инспекции? Или еще нет?

– Объединение функций пока проходит на уровне центрального аппарата. В регионах все остается по-прежнему: таможенный контроль – на таможенных пунктах, подача налоговой отчетности – в налоговых инспекциях.

Универсальные услуги постепенно будут переведены в сервисные центры налоговой службы. Электронные ключи для таможенной документации, например, уже можно получать в налоговой.

О полном объединении речь пока не идет. На старте мы реализуем пилотный проект в Центральном офисе по работе с крупными налогоплательщиками. Этот эксперимент позволит создать типовую модель интеграции с учетом всех возможных подводных камней.

– Формально объединились, и все равно таможня работает отдельно, налоговая отдельно. Не совсем понятно, в чем тогда преимущества от такого объединения?

– Не всегда внешний фактор определяющий. Структурно мы пока работаем отдельно, но операциональное объединение уже началось. Это слияние информационных баз, выработка единых правил, координация действий. Теперь уклониться от уплаты налогов будет еще сложнее.

– Это значит, что бизнес будут больше проверять?

– Это не панацея. Нам важнее предотвратить нарушение, чем разбираться с последствиями. Приоритетом остается дистанционное электронное обслуживание. Ваше руководство наверняка задумывается, что будет с печатной прессой лет через пять. Вот и мы думаем, кому нужны будут бумажные отчеты. Уже в ближайшем будущем, очевидно, никому. Поэтому сегодня задача номер один – электронные сервисы.

«УПРОЩЕННАЯ СИСТЕМА ДОКАЗАЛА СВОЮ ЭФФЕКТИВНОСТЬ»

– Ваше министерство будет контролировать также сбор единого социального взноса. Планируете что–то менять в правилах его уплаты?

– Мы проанализировали отчетность по этому сбору – 39 листов, многие пункты дублируются. Это массив информации, которая совершенно бесполезна. Мы планируем включить этот отчет одним листом в стандартную форму 1ДФ.

– Предпринимателей взволновали заявления некоторых политиков о возможном отказе от упрощенной системы. Так ли это?

– Для этого нет никаких предпосылок. Упрощенная система доказала свою эффективность. На едином налоге сегодня работают более 1,5 млн предпринимателей, и из них 300 тыс. перешли на «упрощенку» только за последний год. Это и есть наш средний класс, который следует поддерживать и развивать.

Упрощенная система будет только совершенствоваться, причем с учетом пожеланий самих налогоплательщиков. Например, по просьбе представителей малого бизнеса обсуждается возможность вести книгу учета доходов в электронном виде. Для «упрощенцев» второй группы вводится годовой отчет вместо квартального. На четверть сокращаем плановые проверки. Хочу всех заверить – все наши инициативы направлены на дальнейшую дерегуляцию малого и среднего бизнеса.

– К теме крупного бизнеса – как у вас складываются отношения с его представителями? Сейчас много разговоров о конфликте интересов и усилении налогового «пресса»…

– Я бы не сказал, что мы влюблены друг в друга, но находить общий язык научились. Все наши инициативы обсуждаем и согласовываем, как это, например, было с законопроектом о трансфертном ценообразовании. Представители крупнейших финансово-промышленных групп согласились с нашей принципиальной позицией, что, если прибыль заработана в Украине, с нее должны уплачиваться налоги в украинский бюджет, а не в оффшоры.

Эффект от этой инициативы уже ощутим: сейчас компании перестраивают свои стратегии таким образом, чтобы они соответствовали новым требованиям еще до вступления в силу закона.

«ОБЪЕДИНЕНИЕ ДАЕТ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ»

– Еще один болезненный вопрос – возмещение НДС. Какие шаги предпринимает министерство для решения этой проблемы?

– Этот вопрос уже не «болезненный». Я бы сказал, мы на этапе «выздоровления». В прошлом году мы добились позитивной тенденции, когда заявка на возмещение НДС от бизнеса меньше, чем фактически возмещено НДС из бюджета. При общей заявке в 43,3 млрд грн. предприятия получили более 46 млрд грн. возмещения. И половина этой суммы выплачена в автоматическом режиме.

Да, есть старые долги. По просьбам плательщиков мы согласились в качестве временной меры выдавать векселя на эти суммы. Для комплексного решения вопроса пересмотрим льготы и преференции – во многих случаях стимулирующая функция себя исчерпала, но осталось поле для злоупотреблений.

Объединение с таможней дает нам дополнительные возможности – за счет внедрения единой системы контроля за прохождением товара от таможни до потребителя мы сможем более эффективно контролировать полную и своевременную уплату этого налога бизнесом.

Я не обещаю, что через месяц или два проблема будет полностью снята, но над ее решением работают, и позитивная динамика уже ощутима.

– Если с администрированием все более-менее понятно, перейдем к наполнению бюджета. Справляется ли новое министерство с этой задачей?

– Работа налоговой и таможни уже скоординирована. По итогам января – первого месяца существования министерства – достигнуты совершенно успешные для государства результаты, сборы в сводный бюджет выросли на 12,6% по сравнению с прошлым годом.

– Будет ли Миндоходов с особым пристрастием относиться к Харьковской области, которую вы курируете?

– Конечно. Особенно в сфере инноваций. В Харьковской области реализуются достаточно перспективные проекты, например по повышению энергоэффективности коммунальной теплоэнергетики, применяются новые технологии в медицине, машиностроении, улучшении окружающей среды. Руководство области работает над увеличением инвестиционной привлекательности региона. Все, что работает на развитие экономики, получит поддержку.

– Завтра у вас запланирована встреча с миссией МВФ. Чего ожидаете от этих переговоров?

– Мы готовы к открытому и конструктивному разговору. Разложим вместе цифры, проанализируем резервы. У нас есть понятный и прозрачный бизнес-план государственных финансов и четкое видение необходимых реформ. Ожидаем сложную, но продуктивную встречу.

КСТАТИ

Немного о личном

– Александр Викторович, с созданием министерства у вас значительно добавилось работы? Сейчас, например, вы во сколько уходите со службы?

– С чего вы взяли, что я вообще с нее ухожу (смеется)?

– Но если все же бывает свободное от работы время, как его проводите?

– Каждую свою свободную минуту я стараюсь посвящать своим детям.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2280