Последствия дипломатической катастрофы, которую претерпел Патриарх Кирилл в Стамбуле 31 августа , не заставили себя долго ждать. Константинопольский Патриарх сделал последний шаг на пути отторжения Киевской митрополии от Москвы: назначил своих экзархов в Киев, которые соберут учредительный Собор автокефальной Украинской церкви. Московский Синод пригрозил в ответ новым глобальным расколом христианского мира, который на самом деле обернется лишь изоляцией Московской патриархии от этого мира.

Кто такие экзархи?

46-летние украинские архиереи из Америки назначены Константинопольским (Вселенским) Патриархом Варфоломеем его экзархами в Киеве. Соответствующее решение, принятое еще 31 августа, как только высокий московский гость со своей бесчисленной охраной покинул резиденцию Патриарха на Фанаре, было опубликовано под вечер 7 сентября. Экзархами стали архиепископ Памфилийский Даниил (Зелинский), управляющий Западной епархией Украинской православной церкви в США Константинопольского патриархата, и епископ Эдмонтонский Иларион (Рудник), управляющий также Западной епархией, но уже Украинской православной церкви Канады в составе Константинопольского патриархата. Оба иерарха родились на западной Украине, а епископ Иларион был к тому же греко-католиком. Церкви украинских эмигрантов, которые они представляют, были приняты в Константинопольский патриархат в середине 1990-х, а ранее считались «раскольническими». Московская патриархия тогда, более 20 лет назад, выразила сдержанный протест против поступка Константинопольского патриархата, который, как теперь выясняется, был совершен с дальним прицелом на Киев.

Слово «экзарх» по-разному понимается в Москве и в Константинополе. В состав РПЦ входит Белорусский экзархат, он представляет собой объединение епархий на территории Республики Беларусь во главе с первым епископом этой страны в сане митрополита, который имеет звание «патриаршего экзарха». Когда-то, до 1990 года, подобный экзархат РПЦ имела и в Украине. То есть это административная, руководящая должность. Однако в Константинополе экзархами чаще всего называются личные представители-посланники Патриарха, направляемые в ту или иную страну или епархию с особыми поручениями.

В нашем случае задачей экзархов является подготовка учредительного Собора автокефальной Украинской Церкви, который откроется в Киеве под их председательством в начале октября. На Соборе состоится «воссоединение» с Константинопольским патриархатом двух церковных юрисдикций, которые ныне считаются «раскольническими» — УПЦ КП (более 5 000 приходов) и УАПЦ (более 1 000 приходов). В Соборе также примут участие епископы УПЦ Московского патриархата, которые поддерживают идею украинской автокефалии, то есть полной церковной независимости (УПЦ МП, напомним, принадлежит более 12 тыс. приходов в Украине). Председательство экзархов придаст Собору каноническую легитимность, после чего вновь собранная из трех частей Украинская Церковь и получит Томос об автокефалии от Константинопольского патриархата.

Твердая историческая почва

Патриарх Варфоломей честно описал этот сценарий Патриарху Кириллу на встрече с глазу на глаз 31 августа. Со своей стороны, Кирилл пригрозил глобальным расколом православного мира и разными «контрсанкциями» (которые на российском политическом жаргоне называются «бомбежкой Воронежа»), после чего затаился. Его пресс-секретарь о. Александр Волков даже объявил утром 7 сентября, что Московская патриархия «берет паузу» и не будет ничего предпринимать против Константинополя. Видимо, поверили, что угрозы на Варфоломея подействовали.

Но они не подействовали, и торжественно объявленная «пауза» продлилась всего несколько часов. Как только стало известно о назначении экзархов, отдел внешних церковных связей подконтрольной Москве УПЦ МП разразился гневным заявлением о «канонической агрессии» на незыблемую «каноническую территорию» Московского патриархата.

Дело в том, что оба патриархата — Московский и Константинопольский — считают Украину, то есть древнюю Киевскую митрополию, своей. Москва привычно ссылается на акт Вселенского Патриарха Дионисия IV от 1686 года, который разрешал Московскому патриарху совершать поставление на кафедру Киевских митрополитов. Москва считает, что тем самым Константинополь отрекся от Киевской митрополии и передал ее Москве.

Но Константинополь ни от чего не отрекался: он временно, по причинам военно-политического характера, делегировал своему московскому собрату лишь одно из своих прав в отношении Киевской митрополии, но саму эту митрополию под юрисдикцию Москвы не передавал. В течение XVIII и XIX веков напоминать об этом не было смысла — Российская империя крепко контролировала территорию, которую она тогда называла Малороссией, а Церковь в той империи была государственным учреждением.

Но как только Российская империя пала, в начале 1920-х, Константинополь возобновил свою юрисдикцию над Киевской митрополией, точнее — над той ее частью, которая осталась в свободном мире. Это были западные епархии Киевской митрополии (Волынская, Белостоцкая, Холмская и др.), оказавшиеся на территории Польши. В 1924 году они получили автокефалию от Константинопольской Церкви и ныне известны как Польская православная церковь.

В 1941—42 годах, по мере продвижения немцев на восток, юрисдикция этой Церкви распространилась на всю Украину — так возникла Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ), с 1944 года находящаяся в эмиграции. Именно ее принял Константинополь под свой омофор в 1990-е.

Теперь, после 4 лет войны на востоке Украины, Москва вновь полностью утратила контроль над Украиной, поэтому Константинополь вынужден действовать в той логике, которую он неизменно демонстрировал в 1920-е, 40-е и 90-е годы. Упрекнуть его в какой-то непоследовательности или «вероломной агрессии» нельзя — Киевская митрополия никогда в полной мере не передавалась Московской Церкви.

Священная война

Утром 8 сентября появилось заявление Священного Синода РПЦ — и это фактически объявление войны в православном мире. Война может быть умеренной — «гражданской», если РПЦ и дальше будет признавать Константинопольский патриархат православным и не порывать с ним канонического общения, осуждая лишь его «вторжение» в Украину.

А может быть и радикальной — межконфессинальной, если РПЦ объявит Константинополь и все остальные поместные православные Церкви отпавшими в ересь, «предателями» и «врагами православия».

Горячие головы в РПЦ добиваются немедленной реализации второго сценария. Бежавший из Украины член Синодальной библейско-богословской комиссии РПЦ протоиерей Андрей Новиков выступил 7 сентября с обличением Константинополя в «ереси восточного папизма», бывший глава ОВЦО МП протоиерей Всеволод Чаплин назвал Патриарха Варфоломея и его Синод «лицемерами, обманщиками и еретиками», а лидер «Ассоциации православных экспертов» Кирилл Фролов призвал созвать в Москве Всеправославный собор и судить Патриарха Варфоломея, которому, как минимум, светит анафема. Фролов стал и автором мэма, заполнившего русскую православную блогосферу: 7 сентября 2018 года — это 22 июня 1941 года для Русской церкви. Даже считавшийся либеральным председатель ОВЦС МП митрополит Иларион (Алфеев) уже несколько месяцев не устает грозить Константинополю таким новым расколом христианского мира, который превзойдет по своим масштабам раскол 1054 года (между православными и католиками).

В утреннем заявлении Синода РПЦ 8 сентября пока не объявляется об этом расколе, но ясно провозглашается, что до него остался один шаг. «Данные действия [назначение экзархов] заводят в тупик отношения между Русской и Константинопольской Церквами, создают реальную угрозу единству всего мирового Православия, — пишут синодалы. — Священный Синод Русской православной церкви заявляет, что вся полнота ответственности за данные антиканонические деяния ложится лично на Патриарха Варфоломея». Очевидно, что шагом, остающимся до полного разрыва и глобальной межконфессиональной войны, как раз и станет провозглашение автокефалии в начале октября.

Конечно, в РПЦ немало умеренных людей, в том числе архиереев, выступающих против намечающегося международного коллапса их церкви, но, во-первых, в нынешних условиях никто из них не решится выступить против патриарха, а во-вторых, важнейшие церковно-политические решения принимает даже не патриарх, а Кремль. Его же отношения с западным миром, проекцией которого на православие является Константинопольский патриархат, не сулят межправославному единству ничего хорошего…

Госпропаганда в РФ уже преподносит украинскую автокефалию как «чисто американский русофобский проект», демонизирует образ Варфоломея и даже готовит несколько расслабившихся в своем патриотизме россиян к мысли, что провозглашение автокефалии спровоцирует уже настоящую российско-украинскую войну, а не ту стыдливую «гибридность», которую мы наблюдаем на Донбассе.

Спешная смена идеологии

Если руководство РПЦ решится на раскол с «мировым православием», то ему немедленно придется подводить под него идеологическую, в том числе богословскую, базу. Все глобальные расколы в истории христианства (православно-католический, католико-протестантский и т.д.) имели под собой серьезные догматические различия.

В современных условиях в распоряжении РПЦ есть лишь одна «альтернативная» идеология, известная в узких кругах религиоведов и ревнителей веры как «истинно-православная».

Эта идеология подразумевает жесткий канонический консерватизм, осуждение «ереси экуменизма», разрыв контактов со всеми западными неправославными христианами.

Правда, русское истинное православие зарождалось в 1920—30-е годы в условиях тотальных гонений на веру, одним из проявлений которых стало создание большевиками карманной «красной церкви», из которой в 1943 году, в результате сталинского конкордата, и выросла современная Московская патриархия. Поэтому нравственным нервом истинного православия является осуждение раболепного подчинения Церкви безбожной власти, известное среди истинно-православных под именем «ереси сергианства».

Поднять руку на своих отцов-основателей — Сталина и митрополита Сергия (Страгородского) — РПЦ вряд ли сможет, поэтому ее «истинно-православная» идеология будет миксом некоторых ультраконсервативных богословских идей и гордости за свое советское прошлое, «красно-белого патриотизма». А ведь такой микс идеально совпадает с путинской идеологией, где также смешаны антизападные, автаркические ноты с великодержавным шовинизмом, базирующемся больше на советском, нежели дореволюционном прошлом.

При этом Патриарху Кириллу придется в очередной раз наступить на горло собственной песни. Ведь он сформировался как церковный лидер как раз в экуменическом движении, на сессиях Всемирного совета Церквей в Женеве (где он работал с 1971 года), и в приемных покоях Папы Римского, где был частым гостем и даже закончил свой земной путь духовный наставник Кирилла — митрополит Никодим (Ротов). Еще в прошлом и позапрошлом годах Кирилл очень гордился своей встречей с Папой Римским (первой в истории!) и строил обширные планы сближения и даже соединения с католиками. Вынужденный переход на ультраконсервативные позиции заставит от всех этих планов отказаться, полностью уйти с международной арены.

Если же это предательство памяти своего духовного отца и пути всей своей жизни окажется выше патриарших сил, то ведь уже вовсю поговаривают и о возможности замены Кирилла на гораздо более путинского и ксенофобного митрополита Тихона (Шевкунова), имеющего репутацию «царского духовника». Вот это была бы подлинная «симфония властей»! Да и церковный народ Тихона уважает гораздо больше, чем Кирилла, — наполняемость храмов снова начнет увеличиваться…

В любом случае, сейчас процесс провозглашения киевской автокефалии дошел до той стадии, когда гораздо интереснее наблюдать за процессами в Москве, чем в Киеве. Сторонники автокефалии в Украинской Церкви уже празднуют победу, а вот что станет после этой автокефалии с Церковью Московской — знает пока только Бог.

Александр Солдатов, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/осень
2591 грн.
1425
Теги