Декоммунизация меняет вид украинских городов. С улиц исчезает коммунистическая символика, названия и советские памятники. Но что произошло с теми, кто до сих пор называет себя коммунистами?

Украинская правда наведалась в один из столичных офисов Компартии, чтобы разобраться, чем сегодня живет КПУ и как готовится к возвращению в большую политику.

«И без того тяжелейшее положение простого украинского труженика усугубилось после очередного государственного переворота, на этот раз вооруженного, приведшего к власти режим олигархов, нацистов и отъявленных бандитов.

Они развязали гражданскую войну на Донбассе (...) растоптали Конституцию и права человека».

Эти крамольные слова – часть спича лидера Коммунистической партии Украины Петра Симоненко, опубликованного в интернете накануне Дня Независимости.

Несмотря на июльские обыски и закрытие сайта партии киберполицией, КПУ свободно распространяет свои идеи через быстро возобновленную интернет-площадку.

Более того – партия продолжает функционировать не только виртуально.

Казалось бы, с принятием закона о запрете пропаганды коммунистического и нацистского режимов, украинские коммунисты должны были навсегда исчезнуть с политической карты. Тем более, что в 2015-м Окружной админсуд Киева вообще наложил табу на деятельность КПУ.

В действительности все иначе –  на фоне прокатившегося по стране «ленинопада» запретить КПУ до конца пока так и не удалось.

Как оказалось, украинские коммунисты никуда не делись. Они подпольно проводят собрания областных организаций и "научно-практические" конференции, принимают в свои ряды новых членов и даже подают финансовые отчеты в Национальное агентство по предупреждению коррупции (НАПК).

Запрет без запрета

Проблемы у коммунистов начались, как только Украина обрела независимость. Впервые Верховная Рада запретила Компартию в 1991 году. Призрак коммунизма бродил по стране всего два года – в 1993 году Конституционный суд вернул КПУ статус политической партии.

Неприятности настигли коммунистов и через двадцать лет. Во время Революции достоинства лидеры КПУ беспощадно критиковали акции на Майдане, называя активистов «неонацистами», а затем открыто поддержали сепаратистов на востоке Украины.

– Там нет экстремистов! Там нет сепаратистов! Там есть люди, которые думают о будущем нашего государства, – митинговал лидер КПУ Симоненко прямо с трибуны парламента, рассказывая в 2014-м о пророссийских акциях в Донецке.

Служба безопасности фиксировала не только радикальные высказывания Симоненко, но и то, как его местные ячейки сотрудничали с боевиками в Луганской и Донецкой областях. Не просто сотрудничали, а вербовали их в ряды боевиков и даже обеспечивали их оружием.

В дальнейшем такие факты стали основой для иска Министерства юстиции о запрете КПУ.

Судебная тяжба длилась больше года, и в 2015-м Окружной административный суд Киева таки заблокировал работу партии Симоненко.

Но коммунисты не сдались и быстро подали апелляцию.

– Два года суд не может завершить это дело, потому что апелляционный суд понимает: как только мы подадим заявление в ЕСПЧ, я говорю сразу – 200%, что КПУ будет восстановлена, и Украина будет платить деньги за грубейшее нарушение прав человека, – заверил Симоненко.

По его словам, подобные решения европейские судебные инстанции уже принимали в пользу коммунистов в Турции, Венгрии, Молдове и других государствах.

Параллельно 46 депутатов из бывшей Партии регионов среди которых Вадим Новинский, Нестор Шуфрич, Александр Вилкул и братья Добкины просят Конституционный суд Украины признать закон о декоммунизации неконституционным.

Эти две жалобы откладывают фактический запрет КПУ, поэтому сегодня партия может абсолютно нормально вести свои дела.

Их политическое существование подтверждается и ответом министерства юстиции на запрос Украинской правды. Там объясняют, что судебное производство о запрете Компартии приостановлено до решения Конституционного суда по представлению, которое подписали 46 нардепов.

Интересно, что каждый квартал КПУ сдает финансовые отчеты в НАПК. Так же, как это делают все остальные законные партии Украины.

В финотчетах можно найти много занимательных вещей. Например, областные организации КПУ продолжают действовать почти в каждом регионе Украины. Согласно отчетам НАПК, их парторганизаций представлены в 22 областях.  

Более того, КПУ продолжает получать на свои счета взносы от физических и юридических лиц. В прошлом году коммунистам перечислили 497 900 гривен.

– Партия, прежде всего, существовала за счет партийных взносов, – утверждает Симоненко. – Так было всегда. Это уставная норма, которая определяет членство каждого. Поддержка материальная – это первое. Второй источник сегодня – благотворительность среди коммунистов.

По состоянию на второй квартал 2018 года, КПУ задекларировала нематериальные ценности на 3 150 267 гривен, недвижимое имущество на 3 033 007 гривен и шесть автомобилей марок ЗАЗ, ГАЗ и Lada, которые оценили в 117 260 гривен.

Компартия стала малопривлекательной для большого бизнеса после того, как не прошла в Верховную Раду. Олигархи вроде Константина Григоришина перестали вкладываться в КПУ. Крупный бизнес заинтересован в контроле фракций, которые могли бы лоббировать их интересы в парламенте. Полулегальные единицы мало кому приносят пользу.

Тещин дом, Honda и часы Maurice Lacroix

Петр Симоненко назначил встречу с корреспондентами УП недалеко от Киевского политеха. В шестиэтажном конторском здании советского образца, напичканном адвокатскими офисами, кадровыми агентствами, салонами красоты, сервисным центром по ремонту наушников и чем-то еще.

Помощник Симоненко заводит нас внутрь с торца дома.

Нужно пройти лабиринт коридоров, преодолеть несколько лестничных пролетов, чтобы оказаться в небольшой комнате, где состоялся разговор. В ней показательный аскетизм – стол, стулья, шкаф с книгами, кожаное кресло и карта Украины.

В офисе не видно коммунистической символики, нет бюста Ленина или даже красного флажка.

Все помещения вокруг общей площадью 792 м² – владение семьи опального коммуниста. Здесь находился телеканал «Гамма», гендиректором которого значился сын Петра Симоненко Андрей.

В 2016-м Нацсовет по телевидению и радиовещанию приостановил вещание «Гаммы» за пропаганду «красных» идей.

Впрочем, у КПУ в качестве возможного рупора остаются ресурсы медиагруппы ГолосUA, директором и основателем которого является жена Симоненко Оксана Ващенко. А также некоторые запрещенные в Украине, но дружественные Компартии сепаратистские интернет-порталы, наподобие News-Front, которые активно вещают через Youtube.

Глава недодекоммунизированной КПУ приходит на встречу с Iphone пятой серии, в белой рубашке, потасканных джинсах и черных туфлях. На запястье его левой руки – швейцарские часы Maurice Lacroix, купленные примерно за $4 тысячи.

На вопрос, на какие деньги сейчас живет, Петр Симоненко утверждает: на пенсию в 10 000 гривен. Ездит, по его словам, на тещиной Honda Accord и не пользуется услугами охраны.

– Пенсии на жизнь хватает? – спрашиваем.

– Давайте так, – отвечает. – У меня жена работает. Мы все живем с родителями жены. Нас восемь человек. Каждый в семье делает то, что может.

«Жить с родителями жены» – это о роскошном особняке с собственным озером в виде сердца в селе Березовка, в 40 километрах от центра Киева.

– Они (родители Оксаны Ващенко – УП) приобрели этот дом еще до того, как мы с Оксаной определились в наших отношениях, – рассказывает Симоненко. – Теща у меня – доктор наук, профессор. Известна в кругах педагогической общественности.

«Прослушивают 25 часов в сутки»

Во время беседы Петр Симоненко вручает самиздатовские брошюры: «Национализм против народа», «Великий Октябрь и будущее Украины», «Компартия в борьбе за спасение Украины».

Все они выпущены на протяжении последних трех лет, с тех пор, как партию пытались запретить. Рассказывая об этой литературе, Симоненко осторожничает: «Брошюры готовим для себя. Тираж небольшой. Сейчас не распространяем. Чтобы такое выпустить, нужно две пачки бумаги купить и на ротапринте размножить».

Когда Симоненко начинает говорить о политике, быстро заводится, используя риторику, за которую простому смертному можно получить реальный срок. Войну на Донбассе называет «гражданской», события на Майдане «вооруженным переворотом», а нынешнюю власть «неонацистской».

При этом глава КПУ с ностальгией вспоминает, как «при советах проезд в метро стоил 5 копеек, а за воду один человек в месяц отдавал 6 копеек».

– Настоящие граждане Украины – не захалявные патриоты. Если б не было октября (Октябрьской революции 1917 года – УП), не было б Украины. Национализм – течение, которое ущербно для любой нации, – выстреливает Симоненко лозунгами; ему не хватает разве что кепки и броневичка.

– Как вы оцениваете свой нынешний статус? – интересуемся.

– Я – лидер действующей Коммунистической партии Украины! – говорит он. – Если бы партия была запрещена, мы могли существовать? Налоговики требуют от нас ежеквартальные отчеты. Мы сдаем, они – принимают.

Реальность такова: с 2015 года КПУ не растеряла свою партийную структуру.

– Каждый месяц провожу совещания с первыми секретарями областных комитетов. Все структуры, областные и районные, сохранены. Кадровый потенциал – тоже, – заверяет Петр Симоненко.

Исключение составляют ячейки КПУ в Крыму и на оккупированных территориях Донбасса. Там, по информации Симоненко, местные коммунисты «создали свои организации».

– У нас сейчас 50 тысяч членов. Эта цифра сократилась в два раза по сравнению с тем, когда был совершен переворот (имеет в виду Революцию достоинства – УП). Условия диктатуры фашистского толка, национал-олигархической, предусматривают, чтобы мы использовали и легальные и нелегальные формы работы, – делится лидер КПУ

– Что значит нелегальные?

– Мы непублично работаем с людьми. Встречаемся.

– Как функционируют ваши ячейки? Они есть даже на Западной Украине. Подпольно?

– А как же?! Как еще можно там функционировать?

– За вами следят?

– 25 часов в сутки (показывает свой телефон). Я не знаю, откуда у них средства берутся, чтобы это все писать и контролировать. Наружка за мной ездит. Ну и что дальше?

«Задачу поставили – серьезно готовиться к выборам»

Запреты в Украине не мешают КПУ активничать вне страны. Симоненко – частый гость в Страсбурге и Москве. Лидер украинской Компартии – почетный член Парламентской ассамблеи Совета Европы. Там, по его словам, проходит «кулуарная работа, чтобы проинформировать коллег о том, что происходит в Украине».

Отдыхать тоже любит в Европе.

В Москву Петр Симоненко летает, чтобы принять участие в пропагандистских эфирах. Он также поддерживает связь с рядом российских политиков. Среди них – Геннадий Зюганов, Павел Грудинин и Владимир Жириновский.

– С Жириновским обязательно ругаюсь на телевизионных передачах, – рассказывает Симоненко. – Каждый раз говорю ему одну и ту же вещь: кроме тебя большего вреда украино-российским отношениям никто из публичных политиков не принес.

– С Путиным когда в последний раз виделись?

– Если не ошибаюсь, в 2013 году. Это было в Москве. Я высказывал свою точку зрения, как выстраивать взаимоотношения с Украиной. Я предлагал ему немедленно выйти с инициативой о создании совместного газотранспортного консорциума.

По словам Симоненко, за последние несколько лет в отношении украинских коммунистов возбуждено 400 уголовных дел. В том числе пять – персонально против него самого. Это не мешает ему с определенной долей самонадеянности заявлять о твердом намерении вернуться в большую политику.

– Мы идем на выборы, как действующая политическая структура! – говорит лидер КПУ.

На вопрос, каким образом, Симоненко отвечает: «Первое: будем добиваться, чтобы к парламентским выборам партия шла по партийному списку. Второй вариант: если нас не допускают к выборам как партию, будем идти как коммунисты по мажоритарному округу».

– Все варианты будут рассмотрены, чтобы достичь результата. Мы задачу уже поставили – серьезно готовиться к выборам, чтобы вернуться в состав парламента, – добавляет он.

С участием в выборах у КПУ как раз есть серьезные проблемы.

Как объясняет юрист «Центра демократии и верховенства права CEDEM» Максим Хаврат, КПУ не может участвовать в любых электоральных соревнованиях из-за действия закона о декоммунизации.

– Получается, партия официально не запрещена, ведь дело находится в судах.

Но в законе Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов» есть норма, которая запрещает регистрацию компартии как субъекта избирательного процесса, – резюмирует юрист.

Впрочем, по словам Хаврата, есть пока что единственный легальный выход для участия коммунистов на выборах – их выдвижение на мажоритарные округа. Без упоминаний о принадлежности к КПУ.

То есть, если Симоненко и Ко действительно захотят принять участие в любых выборах, им придется скрывать свою партийность под видом ребрендинга и видоизмененной символики. Но это будет потом.

Сейчас лидерам КПУ ничего не мешает продолжать свою работу, печатать партийную литературу, принимать новых членов и возвеличивать заветы Ильича из офиса в центре Киева.

Только на первый взгляд, благодаря декоммунизации и росту украинского патриотизма, КПУ может выглядеть полным политическим аутсайдером. Но их возвращение в большую политику не видится таким уж фантастическим.

Роман Кравец, Евгений Руденко, Эльдар Сарахман , ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/осень
1475 грн.
378
Теги