Генпрокуратура поступила согласно букве закона. Ведь если есть признание в совершении преступления, обязательно должна быть проверка. Только что будет в итоге?

3 апреля Генеральная прокуратура Украины объявила подозрение в совершении преступления участнику Революции достоинства и АТО Ивану Бубенчику. Речь идет о последних днях Майдана, когда кто-то якобы со стороны протестующих стрелял в силовиков. Так это было или нет – доподлинно неизвестно, но Иван Бубенчик в одном из интервью утверждал, что это именно он убил двух сотрудников «Беркута». То есть сам публично в этом признался. Как следствие – против Бубенчика открытое производство. Почему-то – через три года...

Кроме тех двух силовиков, убийство которых инкриминируют Ивану Бубенчику, на Майдане отдали жизни более ста участников Революции Достоинства. Суд над «беркутовцами» длится бесконечно и конца ему не видно. Вот и выходит, что сейчас за массовые убийства в центре Киева 18-20 февраля 2014 года отбывает наказание только один человек со стороны режима Януковича... Начало уголовного преследования майдановца Бубенчика означает, что у нас хотят свести все это дело о жертвах Революции, о гибели Небесной сотни к «ничьей»?

Если нет, то как с поля обсуждения практически выпало то, что Бубенчик, по его словам, стрелял в беркутовцев 20 февраля, когда «черная рота» практически вплотную подошла к разбитой баррикаде на Майдане, а 18-19-го уже было убито несколько десятков участников протестов. Это обстоятельство разве не может перевести действия Ивана Бубенчика, если они в действительности имели место, в разряд «необходимой самообороны»? И вообще, чем был Майдан, разве не Революцией, которая спасла Украину от «таежного» Союза, сохранила европейский выбор, покончила с клептократическим режимом Януковича? Если все это так, то почему тех, кто это все совершил, судят по законам, которые существовали ДО, а не ПОСЛЕ? Тогда участников Майдана, которые взяли в руки оружие, следовало бы амнистировать согласно корректному и выверенному в правовом отношении закону об амнистии 2014 года, а не тому, который был принят в спешке и, как оказалось, никого толком не защищает. Если же нет, тогда что, будут отбывать наказание и те, и другие? Причем, судя по всему, в паритете: один обвиняемый со стороны режима, и один, Иван Бубенчик, со стороны Майдана...

Хорошо, что на все эти очевидные несогласованности, отсутствие логики и несправедливость обратил внимание Генеральный прокурор. Но не слишком ли поздно?

Укринформ пообщался с экспертами, что они думают по поводу «дела Бубенчика»? Оценки разошлись...

Тарас Чорновил, политолог, народный депутат нескольких созывов:

В деле Бубенчика я вижу провокацию против нас всех. Мы понимаем, что на Майдане были столкновения, были, видимо, и люди с оружием. Но мы знаем и официальную позицию руководителей Майдана – ни в коем случае не применять оружие, мол, тут мирный протест и мы без оружия. Сейчас Бубенчик, фактически, заявил, что люди из сотни Парасюка 20-го числа открыли огонь, и это стало формальным поводом для «Беркута» открыть огонь в ответ. Это – фактически обеляет «беркутовцев».

На этом сейчас особенно активно акцентирует внимание российская сторона, стремясь дискредитировать Майдан – и таким образом дискредитирует власть, которая пришла после Майдана. Мол, это был государственный переворот, проведенный методами вооруженного насилия. Ведь говорить о мирных акциях протеста, которые привели к свержению режима, когда мирные демонстранты открывают огонь – абсурдно.

Поэтому со стороны России идет планомерная кампания. Заметим, именно в тот момент, когда в суде над Януковичем на этом особенно активно педалируют адвокаты, когда Янукович на пресс-конференции говорит об этом же и показывает заказной фильм о грузинских снайперах, выходит Бубенчик, который публично заявляет, что стрелял в «Беркут». То есть, тезисы, которые говорят представители Януковича и Лавров. Причем – дословно!

И как в таком случае должна поступить Генпрокуратура? Если раньше на некоторые заявления старались закрывать глаза, то когда человек призналась, что совершил убийство – нет другого выхода, кроме как расследовать это преступление. Действовать ГПУ должно так: во-первых, провести психиатрическую экспертизу, проверить, не является ли тот человек просто идиотом, а дальше – суд, который также должен проверить, что человек не создает себе рекламу. Если окажется, что человек здоров – страна будет иметь колоссальные проблемы. Это полностью переписывает для внешнего мира историю Майдана – это уже не мирный протест, а силовой захват власти террористическими методами.

Лучшим вариантом будет признание Бубенчиком того, что он соврал, а ГПУ должна проверить использовал ли он оружие именно таким образом. Если преступление не будет доказано – Бубенчика освободят. Возможно, и через психиатрическую экспертизу – а то вид у него не очень адекватный.

Дело Бубенчика возникло после того, как журналист Дмитрий Гнап начал публиковать свои расследования убийств на Майдане. Потом их начала перепечатывать Россия. Так все и выплыло. То есть, старт этому дал не Горбатюк, и не Луценко, а Дмитрий Гнап. Если бы не это, списать все на больную голову Бубенчика было бы проще всего. А теперь из-за Гнапа будут проблемы – один будет сидеть, а другие – очень долго решать эту проблему.

Игар Тышкевич, политолог, эксперт Украинского института будущего:

Юридическая практика проста: есть факт преступления, поэтому должно быть следствие. Но интересует политическая составляющая: насколько дело против Бубенчика нужно именно сегодня. Открытый вопрос: какими будут политические последствия? Бубенчик, виноват он или нет в убийствах силовиков, был участником Революции достоинства. А потому, если его осудят, и в то же время не будет вынесено приговоров в отношении тех, кто убивал майдановцев, возникнут логичные вопросы. Общество воспримет это как преследование майдановцев. И не иначе.

В таком случае, если со стороны государства стоит задача добиться правды через суды, то либо это делается с обеих сторон, или никак. Другие варианты – это уже политическая проблема. И это станет очень большой ошибкой, прежде всего, Генпрокурора.

Что дальше? Кто-то будет говорить, что это – финишная прямая в делах Майдана, мол, скоро мы установим истину, накажем всех виновных и так далее. Оппоненты – как регионалы, так и майдановцы – будут утверждать, что у нас действует избирательное правосудие. То есть общество воспримет обвинительный приговор как несправедливый.

Тарас Березовец, политтехнолог:

В деле Бубенчика не стоит искать конспирологии – прокуроры работают с теми обвинениями и с теми подозреваемыми, какие есть в распоряжении. Тем объясняется и многолетний перерыв между заявлением и открытием дела. Поскольку евромайдановцы не бежали из страны, поскольку была объявлена амнистия, а бежали как раз «беркутовцы» и сотрудники МВД, сейчас хватают тех, кто есть под рукой. Здесь нет никакого заказа, никто не хочет наказать конкретно евромайдановцев. На это указывает и реакция Генпрокурора: он должен соблюдать закон, и сам Луценко был удивлен, когда по «Беркуту» нет ни одного вынесенного приговора, зато евромайдановца, который не прятался и не убегал из страны, пытаются привлечь к уголовной ответственности.

Реакция Генпрокурора, который сменил прокуроров в этом деле, свидетельствует, что он понимает все риски. В общем, в этом случае логично было бы Бубенчика амнистировать, ведь надо учитывать контекст событий: если «Беркут» убивал по приказу и за деньги, то евромайдановцы действовали в рамках необходимой самообороны. И сажать за это – цинизм. Предвижу, что максимум, что ожидает Бубенчика – условный срок.

Дмитрий Корчинский, общественный деятель:

 

Думаю, что обвинение Бубенчика – это реванш промосковских сил. К сожалению, руководство страны вместо того, чтобы абстрагироваться от них, нашло с ними компромисс. И один из признаков этого компромисса – новый этап преследования патриотов, которые были на Майдане. Если раньше были сомнения, учитывать патриотические настроения в обществе, или нет, то сейчас наверху поняли, что договариваться с Москвой и промосковскими силами – можно. И теперь в рамках этого компромисса происходит фактическое разделение всего. Например, договоренность, что Харьков и Одесса остаются за пророссийскими силами Рабиновича и Медведчука, а тот же Днипр – за людьми, лояльными к власти. То есть, произошел раздел влияний.

Проблемы могут возникнуть у всех, кто не держит язык за зубами. Сделал доброе дело – скрывай это, не нужно об этом писать в интернете и не нужно это раздавать интервью. Добро надо делать конспиративно, и тогда есть шанс выжить и еще раз сделать добро.

Дальше все будет зависеть от активности общества. Сейчас мы видим, продолжается «травля» (и.о. министра здравоохранения Ульяны) Супрун. Фармацевтическая мафия объединилась с «Оппозиционным блоком» и с Медведчуком тоже. А патриотические силы и депутаты не могут, не спешат становиться на ее защиту. С Бубенчиком – та же ситуация. Суд над ним начался тогда, в тот самый день, когда в Киеве прошел огромный марш правых сил. На суде было очень мало людей, а на марше – много. На самом деле марш ушел «в свисток», а стоило бы сделать доброе дело – блокировать суд. Чтобы власть увидела, что не нужно хватать патриотов.

 

 

Николай Романюк, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

весна/лето/осень
1851 грн.