Юрий Крысин – фигурант дела об убийстве журналиста Веремия – в конце февраля оказался в столичном Институте сердца. Причем в детском отделении. Сразу нашлись желающие активисты, решившие посмотреть, действительно ли он болен?

Тогда Юрий Крысин пояснил, что жалуется на боли в сердце и проходит обследование. Врачи заверили, что во взрослом отделении не было мест, с биографией Крысина не знакомы, а лечить нужно всех. Впрочем, прокуратура и участники нескольких акций протеста иного мнения.

Громадське разбиралось, лечился или скрывался от суда Юрий Крысин в детском отделении Института сердца.

Версия врачей

Заведующая детским отделением Института сердца Ирина Аксенова 26 февраля сказала активистам, посетившим Юрия Крысина, что никаких предварительных договоренностей о госпитализации не было. Мужчина жаловался на боли в сердце, значит отказать ему в обследовании медицинские работники не имели права. А кто такой Юрий Крысин она впервые слышит:

«У него должна была быть коронарография. Он пришел с паспортом как обычный нормальный человек. Я, например, не знаю кто он, я не смотрю новости».

Больше с журналистами Ирина не общалась, ссылаясь на плохое самочувствие. С нами  поговорил директор Института сердца – Борис Тодуров, пояснив, что в детском отделении Крысин оказался из-за нехватки места во взрослом. Клиника в то время была переполнена. И добавил, что Крысин в Институте сердца не прятался от суда, а действительно нуждался в обследовании, которое они так и не успели провести. После визита активистов Крысин написал заявление об отказе обследоваться и в тот же день покинул заведение.

«Если бы хотели скрыть, то точно не здесь. Положили бы в частную клинику, подальше. А не в ту, где 90 тысяч посетителей в год. Моя гражданская позиция остается за порогом этой клиники. Я должен лечить всех одинаково. Иногда к нам под стражей привозят преступников, убийц. И я понимаю, что кто-то убил людей, но лечу тщательно, потому что это моя работа. Для того чтобы преступник предстал перед судом, мы должны вылечить его», - говорит Тодуров.

Однако в приемном отделении больницы фамилии Крысин мы не нашли. Он не поступал в больницу ни в ночь на 23, ни 23-го февраля. Итак, Юрия Крысина не оформляли через приемное отделение. Официальный ответ на запрос пока не поступил.

Версия прокуратуры

Прокурор Алексей Донской заявил: в Институт сердца Юрия Крысина положили при содействии мужа заведующей детским отделением Ирины Аксеновой – Максима Ивасенко. Именно его и застали активисты в палате во время визита 26 февраля.

По словам прокурора, с Ивасенко предварительно договорился адвокат Крысина:

«Крысин договаривался через защитника непосредственно, чтобы его положили в это отделение и оставляли там обязательно 1 марта. Мы установили лицо, которое это обеспечивало. Это муж главного врача детского отделения».

По данным следствия, утром 23 февраля следователю прокуратуры позвонил еще один адвокат Крысина Евгений Солодко и сообщил, что подзащитного ночью госпитализировали с сердечным приступом. Однако, как установили прокуроры, Крысин приехал в институт сердца не ночью, а утром 23-го, и не в карете скорой, а в черном внедорожнике. Там его встретил Максим Ивасенко и провел в палату детского отделения.

Адвокат Игорь Василенко, по версии следствия, договорился с мужем заведующей детским отделением, был гостем на их с Ириной свадьбе, а также представляет интересы Ивасенко в одном из уголовных производств (причинение легких телесных повреждений).
 
По данным прокурора, 23 февраля Крысин находился в больнице, на выходные поехал домой, а 26-го снова вернулся. По предварительной договоренности, он должен был пробыть в больнице около недели – до 1 марта включительно. Ведь именно тогда должно было состояться апелляционное судебное заседание по делу убитого Вячеслава Веремия.

Максим Ивасенко имеет экономическое образование, а также учился в Полтавской миссионерской духовной семинарии. Громадське обратилось к нему за комментарием. Сначала он опроверг информацию о договоренности по госпитализации Крысина, а затем, сославшись на тайну следствия, заявил, что будет говорить после закрытия дела. На вопрос, что он делал в палате Крысина 26-го февраля, ответил, что не помнит, а потом и вообще сказал, что такого не было.

Опровергает информацию о предварительной договоренности также адвокат Крысина, мол, это клевета и провокации, а о том, что подзащитный в больнице, сам он узнал из интернета.

Версия Крысина

Юрий Крысин уверяет, что от суда не прятался, а действительно имеет проблемы с сердцем. 23 февраля в Институт сердца его якобы привез друг, называть которого отказался. Как он утверждает, в приемном отделении его распределили в детское. В четверг, 1 марта Крысин должен был проходить коронарографию, впрочем, по его словам, ему не дали этого сделать:

«Я не прятался, все официально. 19-го марта на суде я покажу все документы».

На вопрос, что в его палате делал муж заведующей отделением, Крысин объяснил – просто зашел поздороваться:

«Я видел однажды в церкви, знаком с ним не был. Он зашел поинтересовался, как у меня дела, что со мной произошло. Он имеет право поинтересоваться. Он служит в церкви».

Несмотря на то, что 26 февраля Крысин оставил Институт сердца, 1 марта в суд не явился. Громадському пояснил, что находился на обследовании, однако где именно, не уточнил. Обещал все документы показать 19-го марта во время апелляционного судебного заседания по делу об убийстве Вячеслава Веремия.

Виктория Рощина, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

171
Теги