Вряд ли. Россия не может себе позволить затяжной войны, которую она раньше или позже, но неизбежно проигрывает. Но «игру на нервах» она не оставит...

С 19 декабря российские представители в Совместном центре контроля и координации (СЦКК) прекращения огня и стабилизации на линии соприкосновения сторон на Донбассе покинут Украину. МИД России поясняет, что украинская сторона, мол, «намеренно создавала для наших военнослужащих, входящих в его состав, напряженную морально-психологическую обстановку, чинила препятствия для выполнения ими своих служебных обязанностей».

Что касается «невыносимых условий» (так назвал их российский министр Лавров) для россиян в СЦКК – то это правда, если «невыносимыми» считать меры украинской стороны, которые не давали россиянам шпионить за украинскими воинскими частями и позициями. В конце концов, эта причина демарша россиян мало кого интересует, не на курорт же они ехали. Главное: означает ли прекращение работы СЦКК решение России начать большую войну? Вот и наш Генштаб сегодня предупредил: 19 декабря боевики могут прибегнуть к агрессивным наступательным действиям по всей линии соприкосновения, и связано это именно с отзывом российских офицеров из СЦКК. «В частности, враг планирует активизировать работу своих ДРГ на военных объектах Вооруженных Сил Украины, объектах энергетической и транспортной инфраструктуры, увеличить число провокационных обстрелов в сторону наших позиций и жилых кварталов населенных пунктов вблизи линии разграничения», - заявили в Генштабе. Генштаб сказал об этом утром 18 декабря, а уже вечером российские оккупационные войска обстреляли Новолуганское из «Градов», есть жертвы среди гражданского населения, людей эвакуируют.

Очевидно, что ситуация на фронте обостряется, причем не с сегодняшнего дня и задолго до решения россиян выйти из СЦКК. На это есть определенные причины, однако сейчас речь идет не об очередном обострении, а о вероятности масштабного военного наступления. Секретарь СНБО Украины Александр Турчинов несколько дней назад опять сказал, что такого не следует исключать, а сегодня первый президент Леонид Кравчук поделился с журналистами личными впечатлениями от большой пресс-конференции Путина в Москве – Леонид Макарович считает, что российский лидер «начинает действовать так, чтобы расширить поле для возможной более глубокой и масштабной атаки на Украину».

Какой бы ни была вероятность российского наступления, прежде всего следует признать, что «невыносимые условия» для российских офицеров СЦКК сами по себе не могут быть ни его причиной, ни даже поводом в силу своей очевидной мелочности. Начинать наступление, по сути – большую войну, из-за того, что твоих офицеров заставляют ходить в столовую строем в сопровождении украинских военных или не дают общаться с местным населением? Такую «туфту» не впаришь даже своей придурковатой «вате», не говоря уже о вменяемых людях в Европе и мире.

Однако, не будем переоценивать значение предлогов. Если у россиян есть твердое намерение начать военное наступление, чтобы одним ударом решить все проблемы с Украиной в свою пользу, то с предлогом что-нибудь да придумают, а не придумают – будут без него. Только вот есть ли у них то самое твердое намерение?

В переговорах США – Россия (Волкер – Сурков) ситуация патовая. Позиции сторон по миротворцам ООН на Донбассе – категорически несовместимы. Это означает, что конфликт замораживается. «На сегодня война на Донбассе далека от завершения, как никогда», - это сказал заместитель главы миссии ОБСЕ Александр Хуг. Американский дипломат Джон Хербст тоже говорит, по сути то же самое: «Война будет продолжаться десять, возможно, двадцать лет».

Если пат - то сколько стороны могут ждать и ничего не делать (стоять на своем и не уступать)? У кого в данной ситуации больший запас времени? Очевидно, что у Запада, им не печет, война не на их земле, а материальные затраты на войну (в виде антироссийских санкций) у них несравнимо меньше, чем у России. (Украина теряет больше всего, но она вынуждена ждать столько, сколько придется, потому что у нее возможности кардинально влиять на ситуацию пока не прослеживаются.)

У России есть определенный запас времени, связанный с тем, что снижение жизненного уровня россиян из-за войны, которую Кремль начал против Украины и Запада, не угрожает стабильности политического режима. Но, конечно, не грозит лишь до поры до времени. Насколько должны обнищать россияне, чтобы они решились на масштабный бунт против власти – никто наверняка не скажет, но, безусловно, такой предел есть. По крайней мере, в Кремле это прекрасно осознают. Поэтому там должны принимать какие-то меры, чтобы у Украины, США, Европы время ожидания закончился быстрее, чем в России. Едва ли не главный здесь аргумент - убедить оппонентов, что «горячая фаза» войны на Донбассе, которой действительно боятся на Западе и в Украине, может вернуться в любой момент, что то относительное затишье, которое установилось на фронте после февраля 2015 года («Дебальцево»), оно не вечно, не прочно, и надеяться, что война локализована и уже не угрожает Европе и даже «большой» Украине – это иллюзия. Иными словами, России нужно держать напряжение конфликта достаточно высоким, чтобы противники на дипломатических переговорах не расслаблялись и не считали, что России некуда деться, потому что она не сможет долго удерживать захваченный Донбасс и выдерживать санкции Запада. Поэтому, к сожалению, сообщения о обстрелах, ранениях и гибели украинских солдат и мирных украинцев не закончатся, пока Волкер и Сурков не договорятся.

Следовательно, Россия не допустит прочного и длительного прекращения огня на фронте, но на масштабное наступление все-таки не решится. Слишком не прогнозируемые у него последствия. И главный – реакция Запада. Если бы вдруг Кремль был уверен, что масштабное вооруженное наступление на Украину не приведет к немедленному и очень жесткому ответу Запада (прежде всего, конечно, США), тогда вероятность такого наступления была бы очень высокой. Но откуда возьмется такая уверенность? Рассчитывать на шок от неожиданности, как это произошло с захватом Крыма, не приходится: дважды на таком Запад уже не поймать. Запад уже подготовился к немедленному отпору России, если она и сегодня сделает нечто похожее на 2014 год - аннексию Крыма и вторжение на Донбасс.

Нынешняя Россия не может себе позволить затяжной войны с потенциально мощным соперником. А Украина (конечно, при всесторонней материальной, в том числе оружием, поддержке Запада) - такой соперник. Украину России надо побеждать только блицкригом, то есть – быстро и с полной капитуляцией противника. Иначе – затяжная война, которую Россия раньше или позже, но неизбежно проигрывает. Опыт двух мировых войн – именно об этом. И хотя Кремль изо всех сил демонстрирует готовность воевать хоть со всем миром, веры ему на Западе нет.

Наконец, большой войны не хотят и широкие российские массы. И хотя их недовольство, очевидно, не самая большая преграда для варианта масштабного наступления на Украину, такой сдерживающий фактор существует. Тем более сегодня, когда началась предвыборная президентская кампания. Ее Путин рассчитывает провести как «миротворец», который уже «победил всех врагов», а потому россияне отныне будут жить в мире, без войны.

Юрий Сандул, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

526