Протесты у Верховной Рады в четверг продолжились. Параллельно в сессионном зале работали народные депутаты. Сначала они проголосовали за медицинскую реформу, а после этого перешли к требованиям протестующих. Напомним, их так называемая «большая политическая реформа» предполагает отмену депутатской неприкосновенности, изменение избирательного законодательства с вводом открытых списков, а также создание Антикоррупционного суда. Два первых требования были в повестке дня, но на время подготовки номера депутаты успели рассмотреть только вопрос о неприкосновенности. В результате парламент проголосовал за направление в Конституционный суд обоих законопроектов о внесении изменений в Основной закон в части отмены депутатской неприкосновенности. Разница только в том, что президентский законопроект предполагает упразднить депутатскую неприкосновенность с 2020 г., а депутатский — с 2018 г. Теперь по процедуре КС должен предоставить выводы о соответствии этих законопроектов законам Украины. 

В общем по поводу последних событий — было бы смешно, если бы не так грустно. Чего стоит только пример с возможной встречей Президента с организаторами протестов. Показательна здесь заметка в ФБ провластного эксперта Павла Нусса (это тот случай, когда можно процитировать, чтобы понять ничтожность ситуации): «Встреча депутатов Найема, Залищук и Лещенко, Левченко, Деревянко с Президентом Петром Порошенко не состоялась не потому, что ПП отказался от нее, а потому, что он эту встречу, которая была запланирована в другом формате, видел конструктивной и результативной, именно поэтому она была запланирована с Найемом как более-менее адекватным парламентарием. Но, по-видимому, ПП ошибся. Нет там адекватных. Мустафа привлек к встрече целую группу, среди которых есть абсолютно неадекватные личности с мандатом, а превращать встречу в фарс — смысла нет».

Почему не Тимошенко, Садовый или Наливайченко (Саакашвили вряд ли)? Почему именно Найем? Возможно, все-таки Президенту стоит поговорить с членами БПП на заседании своей фракции?.. В действительности вопросов много. Суть в том, что украинская политика все больше похожа на оксюморон, разобраться в котором обществу очень сложно. Вместе с тем общество, наверное, через опыт постепенно начинает взрослеть: когда власть и оппозиция не удовлетворяют, общественность начинает давать более трезвую оценку событиям и задумываться над альтернативой. В этой ситуации есть как сторонники, так и противники того, что происходит у стен парламента.

Аргументы «за».

«Так смешно читать, когда пишут, что кто-то «дестабилизировал ситуацию», — пишет в ФБ политолог Петр Олещук. — Уважаемые друзья. Ситуацию дестабилизировали 25 лет назад. Когда в качестве направления развития выбрали олигархическую неконкурентную экономику. Где средний класс — химерный и мелкий, а основная масса населения — люмпены, нищие, заробитчане. Где все богатства в руках нескольких «талантливых семей», все пути для других перекрыты «феодальными барьерами». Где партии — это только «разводняк» для «плебса». Стабильной такая система быть не может. Особенно в ХХІ в., где нельзя всех держать за идиотов вечно. Она может лишь существовать от одного беспорядка до другого, от одного политического кризиса — до другого. И это не потому, что «украинцы так любят бунтовать». Как раз абсолютно нет. Просто нищим и люмпенам нечего терять, а если люди не могут самореализоваться в «мирных» сферах — они валят в политики и революционеры. Бахнет обязательно. Сегодня. Завтра. Послезавтра. И будет бахать еще многократно. И да, это может быть использовано врагами. Но не потому, что работают какие-то «проклятые шатуны». Просто «новую Украину» в начале 90-х лепили из старого советского дерьма. И такая конструкция, даже подкрашенная в желто-голубые цвета, все равно сильно воняет».

«Что делать? — задает вопрос дальше Олещук и отвечает: — Лозунгом украинской элиты в течение 1990-х годов был отказ от эволюции и попытки консервировать выгодную им, но абсолютно нежизнеспособную модель. Отказ от эволюции. От постепенных изменений. От либерализации общественных отношений в сфере экономики. От обновления политической элиты через нормальные механизмы политических партий — все это дестабилизировало Украину. А не «штатные революционеры» и «шатуны». Кто-то может «расшатать» здоровое общество? Никогда. Потому что там есть граждане, они все определяют, и, в случае чего, могут дать по морде такому «шатуну». У нынешней власти был замечательный шанс возглавить превращение и расчистить эти Авгиевы конюшни путем поэтапных и неразрушительных превращений. Они выбрали другой путь. Они заколотили двери старого туалета и сделали вид, что «сделали реформу» этого туалета. Теперь кто-то бросает в этот туалет пакет дрожжей — и дерьмо лезет наверх. Но виноват не столько тот, кто бросал дрожжи — а тот, кто не хотел выгребать дерьмо и старательно делал вид, что никакого дерьма нет».

Подходящие аргументы, с которыми можно согласиться. Единственное, хотелось бы добавить некоторые уточнения. Во-первых, беды, которые были перечислены, имеют своего «автора» — это бывший премьер и дважды президент Леонид Кучма. Во-вторых, действительно, власть не использовала шанс начать изменения, однако нужно ли этого требовать у нее через улицу, особенно когда противники не способны заручиться большой поддержкой общества? Почему не через парламентские методы?

И тут мы подходим к аргументам «против».

«Протестные акции, так же, как и власть, должны быть легитимными. А это подтверждается их массовостью. Например, как это было во время Евромайдана, когда на улицы выходило по полмиллиона человек, — говорит в интервью «Дню» известный социолог Евгений Головаха («День» №186 за 18 октября 2017 г.). — А то, что сегодня происходит у парламента, — это внутриэлитарные разборки. Если бы они вывели хотя бы 100 тыс. человек, тогда бы я понял, что это протестная легитимная акция. А так — нет. Если вы прогрессивные и идейные, то реализуйте себя через парламент, а не через улицу. Иначе все это может привести к краху экономики. Я очень надеюсь на наше молодое поколение, которое более подготовлено к жизни в новом обществе. Но пусть они, если хотят быть настоящими политическими лидерами, а для меня это тот, кто первым бежит в яму и последним в нее попадает, все же изучают политические, социальные, исторические науки. Тогда, может, им станет понятно, с каким огнем они играют, когда используют нелегитимные средства политической деятельности».

«Прежде чем режим ломать, Порошенко менять, на выборы идти — отдельным организаторам нужно выйти из БПП и сложить мандаты этой политсилы: Лещенко, Залищук, Найему, — пишет в ФБ журналистка Марина Данилюк-Ярмолаева. — Заодно расправиться с неприкосновенностью, из-за которой искатели мандатов готовы регулярно выкладывать миллионы. А тогда честно строить политическую карьеру и претендовать на политическое лидерство. Иначе выглядит, как бунт пчел против меда в пределах одного улья».

Как видим, подходящими являются аргументы обеих сторон. Формально, когда об этом говорят политики, они также правы. Но отсутствие откровенной коммуникации с людьми отдаляет их от общества (хотя и так уже пропасть). Абсолютное большинство украинских политиков не привыкли к искренности со своим обществом. Они привыкли прикрываться правильными лозунгами, якобы проводить или требовать изменений и даже сзывать митинги, но это не значит, что у них благие намерения. На первом месте у них стоят собственные интересы, а затем, возможно, государственные. И люди это чувствуют. Соответственно, «в обществе нет доверия ни к власти, ни к организаторам и участникам протеста», — добавляет уже в разговоре с «Днем» Евгений Головаха.

В этом контексте стоит рассматривать и вопрос депутатской неприкосновенности. «Отмена депутатской неприкосновенности — это вообще популистское требование, — говорит Евгений Иванович. — С такой демократией, как у нас, депутатская неприкосновенность — это средство сохранить жизнь народных депутатов. С другой стороны, если послушать народ, то он за то, чтобы неприкосновенность сняли со всех». Действительно, существует пример и опыт ведущих стран мира в этом вопросе, поэтому придумывать велосипед украинским парламентариям не нужно было. Суть его сводится к тому, что там также существует депутатская неприкосновенность, но она касается конкретного пребывания и заявлений депутата в законодательном органе, то есть его парламентской деятельности. Конечно, кроме явных уголовных преступлений или государственной измены. Все. Словом, этот вопрос нуждался во взвешенном, деликатном и профессиональном подходе от украинских политиков, но они уже привыкли «махать шашкой», а точнее — привыкли быть популистами. 

Иван Капсамун, фото Руслана Канюки, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

272