В Украины и Европы нет и не может быть абсолютно тождественных интересов, а значит мы не можем полностью на нее полагаться

Вчера Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, которая содержит возможность снятия политических санкций с Российской Федерации, то есть - возвращение российской делегации права голоса. Сегодня та же самая Ассамблея по итогам срочных дебатов о новом украинском Законе об образовании приняла решение с рекомендациями Украине, что с этим законом делать (в частности – внести в закон все без исключения рекомендации Венецианской комиссии; заключение комиссии ожидается в декабре).

Как нам, украинцам, ко всему этому относиться, в Facebook объяснили Постоянный представитель Украины при Совете Европы Дмитрий Кулеба и глава украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев. Говоря о ситуации с возвращением российской делегации, наш дипломат сдержанно констатировал, что «это удар, а не нокдаун», а «вероятность возврата пока равна вероятности невозврата». Такого же мнения и народный депутат Арьев: В ПАСЕ приняли одну неприятненькую резолюцию, которая в теории может открыть дорогу к переменам в регламенте, чтобы вернуть РФ. А может и не открыть».

Насчет критической резолюции о нашем образовательном законе Владимир Арьев был оптимистичнеен: «Резолюция - чисто политический момент. Она не требует от Украины каких-то конкретных шагов. Единственное, что там есть - рекомендация имплементировать результаты экспертизы Венецианской комиссии. С правовой точки зрения для Украины после доклада ничего не изменилось... Я считаю, что из этого трагедию делать точно не нужно».

Действительно, трагедии не произошло. Более того, ее и не могло произойти, учитывая, что ПАСЕ – всего лишь консультативный орган, состоящий из представителей парламентов всех государств-членов Совета Европы. Там 318 депутатов-делегатов, решения принимаются большинством голосовавших. Кворума, как мы привыкли это понимать, там не фиксируют. К примеру, за резолюцию по нашему закону об образовании голосовали 110 депутатов, то есть, 110 из 318-ти – это и «за» и «против» и «воздержались».

Также можно не сильно заморачиваться тем, что происходит в последнее время в ПАСЕ (и будет происходить, безусловно, и дальше), и по принципу «нет худа без добра». То есть, плохо, что Россию снова хотят видеть в ПАСЕ, несмотря на то, что ничего из того, за что ее оттуда выгоняли, она не исправила и даже не думала исправлять. Плохо, что в Европе поддаются примитивному российскому шантажу уплатой членских взносов в ПАСЕ (впрочем, дело явно не в том, что 11 млн. евро – критическая сумма для функционирования общеевропейского консультативного органа). Зато мы мудреем, видя, как критикуют наш закон об образовании вовсе не за то, за что его, возможно, и стоило критиковать. Мудрость в том, чтобы избавиться, наконец, от некоторых иллюзий относительно политической Европы.

Очевидно, что Европа устала от войны с Россией. Еще и не воевала всерьез, а уже устала и хочет мира, чтобы снова у нее было так, как было. Собственно, и войной это назвать сложно, максимум – жесткое противостояние. Нет смысла читать мораль тем европейским политикам, которые явно (как президент Чехии), или скрыто, но готовы признать новый «статус-кво»: Крым – российский, Донбасс – формально политическая автономия в составе Украины, реально – российский политический сателлит, Украина – традиционная зона влияния России. Все это они считают вполне приемлемой ценой за то, чтобы снова «делать деньги и геополитический капитал» на сотрудничестве с Россией. И с точки зрения их (а не украинских) национальных интересов, как они их понимают, все логично и закономерно.

Очевидно также, что Украина не сумела удержать тот высокий интерес и уважение к себе, который был в Европе сразу после Революции Достоинства. Мы сами в этом виноваты? Безусловно да, если иметь в виду нынешнее состояние дел с реформированием страны. Но все-таки не стоит путать причину и повод. Какими бы скромными ни были наши успехи в реформах, это не отменяет факт российской агрессии, факт грубого нарушения Россией всех норм демократии и международного права, в верности которым ежедневно клянутся европейские политики. Пусть Украина плоха, но это не причина прощать преступления России.

Почему Европа, точнее ее часть, готова прощать – описано миллион раз. Главное – преступные действия России не затронули прямо «имущественные» интересы Европы. Также абсолютное большинство европейских стран не чувствует непосредственных угроз для безопасности от российской армии. Исключения – Литва, Польша, Финляндия, Швеция, Латвия, Эстония, которые и ведут себя по отношению к России иначе, чем, к примеру, Австрия, Венгрия, Италия, Германия или Франция. А все другие нарушенные Россией европейские интересы – ценности демократии, международного права, прав человека, и прочее – это уже другая сфера, это уже мораль, которую, увы, каждый понимает, как хочет.

Нет сейчас смысла дискутировать, не ошибаются ли те европейские политики, которые считают свои страны и в целом так называемую объединенную Европу надежно защищенными от российской военной агрессии. Возможно, ошибаются. А может – и нет. Нам важно, что перед Украиной такая дилемма не стоит, у нас полная ясность в вопросе, может ли Россия пойти войной. Этой ясности вполне достаточно для следующего логического вывода: у Украины и Европы нет и не может быть абсолютно тождественных интересов, а значит мы не можем полностью на нее полагаться. Полностью – только на себя.

Какие-то простенькие до банальности истины иногда вытекают из громких событий!

 

 

Юрий Сандул, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

450