Объектами незаконной прослушки в Украине становились многие известные персоны. Какие-то дела получали огласку и приводили к громким скандалам, о каких-то старались не распространяться. Сегодня тема так же актуальна, как и в прошлом. Мы выясняли, кого слушают сейчас и как защититься. 

По закону, прослушкой занимается Служба безопасности. С появлением в Украине новых правоохранительных структур возникла проблема предоставления такого же права им. Год назад глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий просил Верховную Раду разрешить детективам НАБУ вести прослушку самостоятельно, независимо от СБУ. За год все осталось, как было. Но недавно уже сам Холодницкий не исключил, что его могут слушать правоохранительные органы, в связи с чем служебный кабинет регулярно проверяет охрана.

«ЗА ТАКОЕ НУЖНО КОГО-ТО ПОСАДИТЬ»

Мы опросили с десяток известных в Украине людей о том, сталкивались ли они с прослушкой, что о ней думают и знают ли способы обезопаситься от чужих ушей.

— Слушали и следили за мной в бытность генпрокурором Виктора Шокина без разрешения суда, — утверждает экс-заместитель генерального Виталий Касько. — Это продолжалось в течение года — записывали, следили, но так ничего и не смогли ни накопать, ни предъявить. За такие действия должна наступить ответственность. Заявление о преступлении мною было подано. Суд обязал внести в реестр, но органы следствия не делают этого. Нужно кого-то посадить за незаконное вмешательство в частную жизнь, тогда ситуация изменится... А лучшая защита — не совершать ничего противоправного, и не придется скрывать свои разговоры.

«ЭТИМ ЗАНИМАЮТСЯ И ЗА ГРАНИЦЕЙ»

Факты незаконной прослушки во время службы в органах МВД неоднократно отмечал бывший первый замминистра внутренних дел Михаил Корниенко:

— Меня слушали много раз. И тоже незаконно. Когда-то этим занимался КГБ, потом — СБУ. Конечно, постоянно слушать кого-то трудно, а то и вовсе невозможно. Но периодически, выборочно такой контроль ведется. Сами сотрудники спецслужбы об этом рассказывали. 
Генерал бывал за границей, изучал опыт западной полиции и говорит, что практика прослушивания существует везде. Но результативность ее очень разная.

— По линии МВД ежегодно было до 4—5 тысяч разрешений на применение негласных методов оперативной работы, а статус доказательства материалы прослушки имели где-то всего в пяти процентах таких дел. То есть выход — минимальный. Пшик! А средств затрачена масса... Вообще, бояться нормальному человеку нечего.  Некоторые жалуются, что их подслушивают. Всегда спрашиваю, почему их это волнует. В банде состоите? Торгуете секретами? Тогда откуда эти страхи?

«ОПЕР ПОМОГАЛ ДРУГУ, ЗАПИСЫВАЯ ДОЛЖНИКА»

— Ко мне как-то обратился за юридической помощью действующий оперативный сотрудник СБУ, — рассказывает глава Международной лиги защиты прав граждан Украины Эдуард Багиров. — Его хотели уволить и привлечь к ответственности за то, что он по просьбе своего друга — лечащего врача — занимался прослушкой. Тому кто-то должен был вернуть некую сумму денег, но не возвращал. И он попросил сотрудника записать разговор. Когда об этом узнало руководство, оперу пригрозили наказанием за использование технических средств не по прямому назначению... Но как только я включился в это дело, того и след простыл. Ему намекнули: откажется от помощи — оставят в покое. Он и пропал... Но через некоторое время мне по секрету сообщили, что на прослушку поставлен уже мой телефон...

В самом факте, по мнению Багирова, ничего предосудительного нет — ни тайных заговоров, ни прочих преступных замыслов он не вынашивает. И все же неприятно:

— Кому какое дело, о чем мы говорим с дочкой, женой, мамой? Это же вмешательство в частную жизнь, нарушение прав человека, в конце концов. Никто не вправе без достаточных на то оснований вторгаться в приватность. Правоохранительные и силовые структуры должны быть поставлены в такие рамки, чтобы прослушка велась исключительно по закону и только в рамках уголовного производства. Если же ею занимаются в корыстных целях, по заказу, за деньги — такое в демократическом государстве немыслимо. И еще нельзя допускать, чтобы прослушку вели частные детективы, агентства, где подвизаются бывшие сотрудники милиции, полиции, спецслужб.

«ГОВОРИТЕ ПО НОВОЙ МОБИЛКЕ И СИМ-КАРТЕ В КИЛОМЕТРЕ ОТ СТАРЫХ»

Пришлось сталкиваться со съемом информации также адвокату Николаю Недилько.

— После того как наш подзащитный, автор кассетного скандала Николай Мельниченко, покинул Украину, началась активная слежка за его адвокатами — Павлом Сычевым и мной. Мы по мобильному условились о встрече в одном из заведений быстрого питания на Печерске, но как только приехали, нас уже ждали группы наружного наблюдения... Мы дали понять, что раскрыли их. А днем позже в моем автомобиле были пробиты колеса, а в машине Павла выхлопную трубу и тормоза задули монтажной пеной... И оба считаем, что это вовсе не случайное совпадение...

Адвокат убеждался: параллельно с прослушкой спецслужбы применяют и другие методы оперативно-розыскной работы — внешнее наблюдение, установку «маячков», проникновение в жилье, привлечение агентуры...

— Был случай, когда по одному делу, которое я сопровождал, консультировался у своего товарища в правоохранительных органах. Так его на следующий же день вызвали в СБУ, где посоветовали не вести со мной телефонных разговоров и вообще как можно реже общаться.

— Что поменялось в прослушке сегодня? — продолжает Недилько. — Современные смартфоны — кладезь для спецслужб: можно не только контролировать телефонные разговоры, но также просматривать переписку в разных мессенджерах, СМС, ММС, читать почту, видеть фото и видео, определять местонахождение человека онлайн и в прошлом... Выход один: свести передачу важной информации по каналам связи к минимуму... Если уж очень надо срочно переговорить, то лучше сделать это с нового телефона, где установлена новая сим-карта... Но основные телефоны должны находиться далеко от новых, минимум в нескольких километрах, либо их нужно отключить, как и аккумуляторы. Однако никакое техническое устройство или программное обеспечение не гарантирует 100-процентной защиты...

«ПРАВА УКРАИНЦЕВ НАРУШАЮТСЯ ДВАЖДЫ»

Анонимно с «Сегодня» согласился встретиться действующий следственный судья. По его словам, те, кто пытается получить разрешение на прослушку, нередко нарушают закон.

— Первый раз — когда приносят недостаточно грамотные обоснования для негласного съема информации. Лень собирать другие доказательства — строчат бумагу, что надо поставить телефон на контроль. Тут уже от судьи зависит, удовлетворить такое ходатайство или отказать. А второй важный момент — не позднее 12 месяцев в отношении гражданина должен быть вынесен обвинительный акт либо направлено официальное уведомление, что его разговоры слушали, и к нему нет претензий... Часто об этом «забывают» сообщить, тем самым нарушая права человека. Знали б украинцы, что их целый год кто-то слушал — завалили бы суды исками... «Слухачи» и иже с ними опасаются такого девятого вала больше всего...

МИНИМУМ — ШТРАФ 3400 ГРИВЕН, МАКСИМАЛЬНЫЙ СРОК — 10 ЛЕТ

 

Статья 359 УК Украины:

1. Незаконные приобретение, сбыт или использование специальных технических средств негласного получения информации — наказывается штрафом от 200 до 1000 необлагаемых минимумов доходов граждан (то есть от 3400 до 17000 гривен) либо ограничением или лишением свободы на срок до четырех лет.

Те же действия, совершенные повторно, по предварительному сговору группой лиц, — лишением свободы сроком от четырех до семи лет,

Совершенные организованной преступной группой или причинившие существенный ущерб охраняемым законом правам, свободам и интересам отдельных граждан, государственным, общественным или интересам отдельных юридических лиц, — наказываются лишением свободы на срок от семи до 10 лет.

Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» определено, что специальные технические средства негласного получения информации могут применяться, только когда проведение негласных поисковых мероприятий, следственных или судебных действий является малоэффективным либо невозможным, и осуществляется только с разрешения суда. В остальных случаях использование таких спецтехсредств незаконно.

«МОЖНО ЛИ ПОДСЛУШАТЬ ПРЕЗИДЕНТА? ТАКОЕ УЖЕ БЫЛО...»

Главный в прошлом «слухач» Службы безопасности — о слухомании и слухофобии, о том, при ком чаще всего опасались разговоров по телефону, и о том, можно ли защититься от вмешательства извне. На вопросы «Сегодня» отвечает бывший начальник Оперативно-технического управления СБУ Юрий Суховатый. 

Имя: Юрий Николаевич Суховатый

Ро­дил­ся: 20.03.1950 в Минске

Окончил Запорожский машиностроительный институт (по специальности — радиоинженер) и Национальную академию СБУ (правоведение). В органах КГБ-СБУ прослужил более 30 лет. Начинал оперативным сотрудником райотдела. Работал заместителем начальника управления «К» (борьба с коррупцией и оргпреступностью), шесть лет руководил Оперативно-техническим управлением Службы безопасности. Награжден орденом «За мужество» III степени. Генерал-лейтенант в отставке.

— Юрий Николаевич, за годы независимости в Украине было немало скандалов по поводу незаконного  съема информации с каналов связи, проще говоря, прослушки известных деятелей — политиков, депутатов, чиновников. Но, по сути, ни один не закончился судебным приговором и реальным наказанием исполнителям и заказчикам. Почему? Или кого-то все же наказывают, а мы не знаем?

— Наша служба не принимала участия в установлении конкретных лиц. По крайней мере, в мою бытность руководителем ОТУ. В этом направлении работала прокуратура. Она и органы МВД должны были доводить дела до суда. А наши сотрудники обнаруживают комплексы и средства для съема информации с каналов связи. Имеющиеся в СБУ оперативно-технические возможности позволяют выявить их и пресечь незаконную деятельность.

— Депутаты все чаще жалуются, что их подслушивают…

— Мое личное мнение: такими заявлениями нередко пытаются поднять собственный рейтинг или рейтинг определенной политической силы, о которой стали забывать. А тут сенсация — меня (нас) слушают, караул, зрада и прочее... Расцениваю это как дешевый пиар, рассчитанный на простачка. Специалист начнет выяснять, что за устройство найдено, принцип его работы, источник питания, на какое расстояние рассчитан сигнал... И оказывается, что все, мягко говоря, не столь однозначно.

— Но вы же не станете утверждать, что все, кто находил у себя следы прослушки, выдумщики?

— Нет. Хотя вы сами в начале беседы сказали, что ни один скандал не закончился приговором или наказанием, даже условным.

— Может быть, такие дела трудно доказуемы? Или сами жертвы прослушки не были заинтересованы в том, чтобы содержание их разговоров становилось достоянием публики?

— Может быть. Но наши функции заканчивались на уровне получения и отработки оперативной информации. Ее реализация, доведение до суда — компетенция других правоохранительных органов.

— При каком из президентов «слухомания» и «слухофобия» шли на убыль, а при ком возрастали?

— При каждом новом президенте о них говорили чаще и больше. Как правило, это объяснялось политическими соображениями. Мол, меня слушают, потому что говорю то, что не нравится власти, и она привлекает спецслужбу. Но это далеко не так. Было б так — спецслужба давно перестала бы существовать. Уж поверьте мне на слово.

 

— До известного кассетного скандала никто и подумать не мог, что кабинет президента может прослушиваться, еще и на протяжении долгого времени...

— Спецслужба к этой истории, как вы знаете, отношения не имела. Доступ в кабинет президента обеспечивало другое ведомство.

— Да. Управление Госохраны. Но после этого скандала и разбора полетов подозрительность в отношении тех, кто мог подслушивать разговоры в главном кабинете, возросла?

— Во властных эшелонах — конечно. Произошло определенное переосмысление событий и их последствий. Выводы сделаны. Уроки извлечены. 

— Сегодня можно президента подслушать?

— С учетом того, о чем уже сказал, нет.

— Ну а если очень захотеть?

— Если очень захотеть... У нас уже такое в истории было. Есть определенная процедура. Если она соблюдается, ничего не произойдет.

— А ваши служебные, домашние, мобильные телефоны слушали?

— Спецслужба не работает так, чтобы быть обнаруженной.

— Это не обязательно могли быть ваши коллеги.

— Таких фактов я не обнаруживал.

— Возможно, у вас какие-то особо защищенные аппараты?

— Мои аппараты — обычные. Как раньше были, так и сейчас.

— Вас могли слушать и не по телефону. Например, в командировке, где-нибудь во время ужина, в кругу сослуживцев, друзей. Где гарантии, что такого не было?

— Никаких гарантий. Но каждый профессионал прекрасно понимает, что, находясь в местах, не обеспеченных контролем спецслужб, он может оказаться под другим контролем. По работе мы бывали за границей. И нас обучали, как себя вести, чтобы не попасть, как мы говорили, «под технику».

— Когда-то принято было считать, что «жучки» подстерегают повсюду — на работе, вне ее, на отдыхе, дома... Якобы они не только в трубке телефона или корпусе аппарата, но и в часах, пуговице, запонке, зажиме для галстука... Какие ноу-хау появились в этой специфической сфере деятельности?

— Пуговицы, часы, зажимы, зажигалки уходят в прошлое. Технические средства становятся еще миниатюрнее, малозаметнее, превращаясь в булавки, прочие мелкие предметы. Но актуальны источники питания для таких средств — они ведь также должны быть соответствующими и при этом рассчитаны на длительное использование. Только в кино кого-то слушают неделями, не меняя источников питания.

— Есть ли противоядие от «чужих ушей»? В чем, если коротко, оно состоит — на уровне специалиста и рядового гражданина?

— Самый лучший способ — не говорить по телефону чего не следует. Точнее, всегда знать, что говоришь. Специалисты это прекрасно понимают. Рядовые граждане тоже должны представлять, что главный враг — длинный язык.

— Каким образом самостоятельно убедиться, что вас прослушивают? Есть ли какие-то безошибочные признаки: подозрительные шумы, щелчки, эхо, странное поведение трубки — часто разряжается, быстро нагревается?..

— Когда трубка резонирует, это плохо.  Возникающие в сеaнсах связи помехи, посторонние звуки могут быть следствием вмешательства специальных комплексов, не относящихся к спецслужбе.

— Можно от такого контроля избавиться, перенабрав номер снова или позвонив с другого аппарата?

— Не поможет.

— А что поможет?

— Наберите нужный номер через какое-то время с другого расстояния.

— И что?

— Убедитесь, что помехи либо продолжаются, либо исчезли.   

— Вам лично приходилось кого-то слушать?

— И не раз. Во время оперативных мероприятий слушали, документировали, затем по этим материалам кого-то приговаривали к реальным срокам наказания.

— А подробнее?

— Извините, без деталей. Время еще не пришло.

Александр Ильченко, «Сегодня»

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

4524