Эти дни насыщены международными событиями, которые непосредственно затрагивают интересы Украины. Речь идет в первую очередь о саммите Большой двадцатки в немецком Гамбурге, который пройдет 7—8 июля. Кроме глобальных экономических и политических вопросов, которые будут решаться во время G20, нас, конечно, интересует встреча, где будет обсуждаться украинский вопрос. Накануне анонсировалось, что эта тема будет обсуждаться во время первой после избрания нового президента США встречи между Дональдом Трампом и главой Кремля Владимиром Путиным 7 июля. А уже на следующий день в рамках рабочего завтрака «на полях» саммита лидеры Франции — Макрон, Германии — Меркель и России — Путин обсудят ситуацию на востоке Украины.

Однако прежде чем поехать в Германию, Трамп посетил Польшу. Там он принял участие в саммите «Трех морей» (Балтика — Адриатика — Черное море). Это неформальная платформа сотрудничества 12 стран Центральной и Южной Европы (Польша, Хорватия, Литва, Латвия, Эстония, Чехия, Словакия, Словения, Венгрия, Румыния, Болгария и Австрия). Основным приоритетом ее работы является формирование инфраструктурного и экономического единства по оси «Север — Юг». Саммит вызвал большой интерес, в том числе и в Украине, но непонятно почему наша страна не была представлена на этом мероприятии. «Вообще очень странно: год назад на День Независимости польский президент активно приглашал Украину к участию в этом проекте, теперь оказывается, что Украина вообще-то не очень желательна. Другой вопрос, что сама Украина не видит своей роли и своего вклада в эту инициативу», — заявила в комментарии «Дню» директор Института мировой политики Алена Гетьманчук.

Судя по новостям, прямой трансляции и заявлениям, которые делали после встречи американский и польский президенты, Трамп не жалел комплиментов в адрес поляков. «Вы — невероятные! Я вас поздравляю с преодолением барьеров в торговле энергией. Хочу поздравить поляков, потому что к вам приплыл первый танкер с газом, с хорошей ценой, как я слышал. А дальше: покупайте вооружение и военную технику в США...» — передают слова Трампа СМИ. Кроме поставок американского газа в Европу и оружия в Польшу, говорили президенты и о безопасности в регионе и ситуации в Украине. Но без Украины. «Мы говорили о ситуации в Украине, российско-белорусских учениях «Запад-2017» (запланированные на сентябрь — Ред.), контрактах по поводу модернизации польской армии, в частности закупки ракет «Петриот», — заявил Анджей Дуда после встречи с Трампом. Также польский президент ожидает интенсивного сотрудничества с США в вопросе поставок сжиженного газа в Польшу. «Это вопрос газового коридора на оси «Север — Юг», возможно, обеспечения альтернативных российским поставкам газа в Украину, что является очень важным вопросом», — заявил Дуда.

Напомним, что эти заявления прозвучали на фоне недружественного шага со стороны Польши. Буквально на днях министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский фактически поставил ультиматум нашей стране, заявив, что Варшава будет блокировать членство Украины в ЕС, пока не будут решены исторические вопросы. В интервью изданию wPolityce он сказал: «Экономическое сотрудничество, к сожалению, не выглядит хорошо. И хуже всего, конечно, исторические вопросы. Наше послание очень ясное: с Бандерой в Европу не войдете. Мы говорим об этом и громко, и тихо. Уже имея такой опыт, мы твердо будем требовать от Украины, чтобы все дела были улажены до того, как Киев будет стоять у ворот Европы с просьбой о членстве». В ответ украинский МИД вызвал польского посла в Украине Яна Пекло в Министерство и указал на некорректность высказываний Ващиковского, а также разочарование Украины по этому поводу.

По мнению экс-министра иностранных дел Украины Константина Грищенко, Украине нужно действовать более активно: «Мы используем далеко не все возможности. Например, состоялся визит Трампа в Варшаву, где он присутствовал на саммите стран «Трех морей», в том числе и Черного моря. Но почему-то Украины там не было. Считаю, что это прокол нашего внешнеполитического ведомства. Можно было бы выступить с инициативой о встрече в возможном трехстороннем формате с польским президентом и Трампом, или как минимум просто приобщиться к этому саммиту. Насколько я понимаю, с нашей стороны не было принято достаточных мер для этого. Хотя нам нужно пользоваться любым случаем и возможностью. Для этого необходимо, чтобы полноценно работало и наше посольство в Варшаве».

Теперь что касается G20 и украинского вопроса. Еще в среду состоялся телефонный разговор канцлера Германии Ангелы Меркель и Президента Украины Петра Порошенко, во время которого канцлер заверила, что «во время встречи в Гамбурге ничего в отношении судьбы Украины без Украины решаться не будет». «Я думаю, что ныне поддержка Украины со стороны Запада достаточно значительная, учитывая, что и президент Франции и канцлер Германии четко заявляют о необходимости полного выполнения Минских соглашений с акцентом на то, что именно российская сторона должна много чего сделать для того, чтобы отвечать ожиданиям этих двух европейских государств, — отмечает Константин Грищенко. — На сегодняшний день понятно одно — Трамп хочет, по крайней мере, внешне формулировать сбалансированную позицию — с одной стороны, поддержку Украины, что он продемонстрировал во время визита Порошенко в Вашингтон, а с другой — искать направления реального сотрудничества с РФ, о чем он постоянно говорил во время предвыборной кампании и, похоже, не изменяет своего намерения. Каким будет этот баланс, на сегодняшний день сказать довольно сложно, но то, что это не будет с его стороны односторонняя поддержка всего, чего хочет Украина, это точно. К сожалению, последний момент является достаточно очевидным».

«Поэтому многое будет зависеть от встречи, которую Трамп будет иметь с Путиным в Гамбурге, — продолжает экс-министр. — Сама по себе G20 мало что дает, ведь у них другая повестка дня. А вот те встречи, которые будут проходить на полях, то есть встречи Путина, Меркель и Макрона, и встреча Путина с Трампом, действительно могут иметь достаточно значимые последствия. Дело в том, что иногда некоторые события и заявления находят толкование, как однозначный успех, хотя все намного сложнее и неоднозначно. Несмотря на то, что есть, безусловно, позитивные тенденции, их нужно развивать и закреплять. Если, например, во время встречи в Вашингтоне, как утверждает украинская сторона, были предоставлены какие-то заверения, то они должны быть положены на какой-то документ с программой, в которой будут определены пункты и даты выполнения тех или других договоренностей. Иначе это может остаться на уровне деклараций, которые ни к чему не приведут. Поэтому нужны не только личные усилия Президента, но и работа соответствующих структур — МИД, посольств и тому подобное».

Показательно, что как раз накануне саммита Большой двадцатки возник еще один скандал. Газовые турбины производства немецкого концерна Siemens доставлены в оккупированный Крым для ТЭС, которые строятся Россией на полуострове, несмотря на санкции Евросоюза, запрещающие европейским компаниям поставку в Крым энергетических технологий. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на источники, знакомые с проектом, передает Центр журналистских расследований. Агентству не удалось установить, доставка оборудования выполнена с ведома и согласия Siemens или нет. Но немецкая компания может оказаться под угрозой потенциального обвинения в нарушении режима санкции и в том, что не приняла достаточных мер, чтобы ее оборудование не попало на территорию аннексированного РФ Крыма. «Siemens не поставлял турбину в Крым и соблюдает все ограничения экспортного контроля», — сказал представитель Siemens в Мюнхене Вольфрам Трост. Министерство энергетики РФ, которое занимается проектами в Крыму, отказалось от комментариев.

«Турбины Siemens в Севастополе – это момент истины для Украины. Можно сколько угодно гримироваться под патриотов «титушек», чтобы они изображали блокаду «Сбербанка», отключать «Одноклассников» или не пускать российских певцов и актеров за их высказывания или незаконные поездки в Крым, — пишет в ФБ Андрей Плахонин. — Все это мильные пузырьки и надувание щек. Сейчас санкции, связанные с Крымом, нарушил один из крупнейших концернов в мире, и, если честно, нет никакого значения, сознательно они это сделали или нет, решив, что мир поверит рассказу, мол, они «ничего не знали» (а то, что конкурс на строительство электростанции на Тамани, для которой якобы предназначались турбины, не состоялся, мог не заметить лишь слепой), или это Путин специально выставил в дураках Меркель перед G20 — а мы помним, что она как раз накануне раскритиковала американские санкции и что ей вовсе не нужен конфликт с бизнесом накануне выборов... Все эти и любые другие еще расклады не имеют никакого значения — либо у нас есть характер и мы, не ожидая реакции Меркель, здесь и сейчас выдвигаем Siemens ультиматум, либо пришло время вернуть деньги за билеты и наконец прекратить весь этот балаган».

Свои прогнозы относительно украинской темы на G20 делает Алена Гетьманчук: «Если вести речь о сдерживании российской агрессии, то очевидно, что здесь вопрос не в Трампе и не в Макроне, а в том, насколько Путин готов решить конфликт на тех условиях, которые приемлемы для Украины и отвечают ее национальным интересам, — отмечает Гетьманчук. — Очевидных признаков того, что он на это готов, нет. Поэтому даже понимая, что РФ от этого конфликта не выигрывает, в Кремле, очевидно, считают, что Украина проигрывает больше, чем РФ, в этой ситуации. Нельзя исключать, что Путин хотел бы решать эти вопросы с нынешним руководством Украины. Тактика Кремля заключается в том, чтобы дискредитировать Украину в международном контексте и дестабилизировать Украину внутри. Я не вижу, чтобы эта тактика России изменялась. И в переговорах с Трампом, Макроном и Меркель он и в дальнейшем будет применять ее на практике».

«Не исключаю, что может быть повторение сценария на саммите в Бухаресте, когда Путин рассказывал Бушу о том, что Украина — это «же даже не государство». Нельзя исключать, что то же самое будет рассказывать Путин и Трампу, если время позволит, — продолжает эксперт. — Кремль хочет, чтобы в Украине к власти пришла сила, с которой можно будет говорить о реинтеграции оккупированного Донбасса и о Крыме таким образом, как это отвечает представлению Путина о том, в какой форме должно существовать государство Украина.  Новый тревожный для нас тренд на G20 — это напряжение между Вашингтоном и Берлином. Это напряжение ставит нас в очень деликатную ситуацию, когда мы понимаем, что нам, с одной стороны, нужно держаться Меркель в «нормандском формате», а с другой — налаживать контакт с администрацией Трампа. Поэтому Украина должна занять сбалансированную позицию и осторожно относиться к инициативам, еще больше провоцирующим трансатлантическое напряжение».

Находясь в Польше, Трамп призвал Россию «прекратить дестабилизацию Украины и других стран». Но очень важно, чтобы он это сказал лично в глаза самому Путину во время встречи в Гамбурге и предъявил ему «гамбургский счет» за российскую агрессию в Украине. Иначе безнаказанность еще больше развяжет руки Кремлю.

Иван Капсамун, Валентин Торба , ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1413
Теги