У цих кордонах усе буде лише

як має бути.  Або не буде ніяк.

Життя буде, ніби письмо, просте.

З мокрого каменю проросте трава.

Її ще немає, хоч вона вже росте.

Така, як і щороку. Лише нова.

С.Жадан

На 2016 г. выпало начало кардинальных изменений в мире, которые непременно будут продолжаться и в следующем, 2017-м.

На наших глазах разворачивается революция мирового значения: избиратель отказал в поддержке политическим элитам США и Великобритании, стремившимся продолжать предыдущий курс. Оказывается, вопреки неоднократным черным пророчествам, демократия, по крайней мере в Америке и Британии, живая и работает, а большинство может быть не только молчаливым.

Новые технологии меняют реальность и наделили правом голоса и действия тех, кто молчал так долго, что о нем совершенно все забыли. Будущее дает шанс не только тем, кто кричал, что будущее принадлежит ему, считал это свершившимся фактом и своей почти естественной привилегией. Люди воздуха слишком оторвались от земли, и только сейчас начинают получать, еще даже не оплачивать, счета за мнимое всемогущество.

Избрание Brexit и Д.Трампа — это не окончание, а только начало, кстати, запоздалое, поиска Западом, ныне — его англосаксонским ядром, надлежащего ответа на трансформацию либерального мирового порядка и возникновение нового мира, основанного на новых технологиях. Речь идет об ІТ, отменяющих, в частности, анонимность и право на забвение, о новых энергетических технологиях, о 3D-принтерах и т.п.

Запад пытается осознать, что, сколько и когда придется уплатить за выставленные временем счета. И главное — какой результат можно будет получить после уплаты.

Процесс адекватного ответа неизбежно будет сложным и противоречивым: в западных государствах и их столицах, что бы ни говорили наши журналисты и эксперты, живут не гении с ангельскими крыльями и нимбами святости, а люди как люди, может, не столь испорченные квартирным вопросом. Будет много глупости, ошибок и даже преступлений. Да, именно, и преступлений тоже. Но, в конце концов, они выход, скорее всего, найдут. Тем более — не впервые. Платили и получали. И теперь уплатят.

Дело в другом: что делать нам в новом мире, где сила стремительно возвращает свои жесткие измерения, где имитация и PR не будут цениться так дорого, как это было еще вчера, где сталинский вопрос о количестве дивизий снова приобретает определенный смысл, где неэффективные государства будут терять территории, а может, и исчезать будут с политической карты? В мире, где содержание снова возвращает себе право в продолжительной борьбе с формой.

Наше окружение меняется, и, чтобы выжить, Украине нужно меняться самой. Найти свое место в мировых трансформациях. Это, конечно, банальность. Но вместе с тем — неминуемая необходимость. О чем, собственно, идет речь? Прежде всего — о взрослении и о готовности и смелости заглянуть в глаза реальности.

Попробуем проиллюстрировать ситуацию на примере очень популярного сейчас вопроса: а не отдаст ли Украину новый президент США Д.Трамп в зону влияния России? Не станет ли это частью нового «большого соглашения»?

Во-первых, не совсем понятно, как будут выглядеть в новом мире зоны влияния. Но это пока теория.

С практикой проще. В принципе — а почему бы и нет? Как поговаривают в медиа, новоизбранный американский президент мыслит как бизнесмен: так вот, какие причины держаться за актив, ценность которого для контрагента в разы превышает важность для тебя? Нет таких причин, кроме тактических и идеологических. На тактические соображения надежды небольшие и недолговечные. А причины идеологические в переходной период, когда новая идеология только начинает возникать, значат не то чтобы много.

Тем более для такого человека, как новый руководитель США. Тем временем каждое решение характеризуется прежде всего возможностью его выполнить. В 1945 г. такую возможность для решения «большой тройки» И.Сталина, Ф.Д.Рузвельта и В.Черчилля по Восточной Европе обеспечивали 11 советских фронтов и 2 флота: бои шли на Одере и в Восточной Пруссии. Ялтинская конференция только узаконивала свершившиеся факты. И даже 72 года назад создание социалистического лагеря заняло у сталинского СССР, сравнение которого с путинской РФ, с точки зрения относительного могущества, далеко не в пользу последней, более 3 лет: коммунисты монополизировали власть в Чехословакии только в конце февраля 1948-го.

На данный момент в Украине ВС РФ присутствуют в Крыму, даже в ОРДЛО «ихтамнет», точнее, присутствуют 5 тыс. регулярных войск и 35 тыс. в 1-м и 2-м армейских корпусах.

Да, в Украине есть пророссийские силы, которые пользуются определенной общественной поддержкой и которые всегда готовы подставить плечо «русским братьям». Вот только потенциал этих сил уменьшается из года в год, и предложить целостное видение развития страны, которое, вопреки сомнениям, было у большевиков, они неспособны, а каждый их новый приход к власти завершается все более мощной и кровавой революцией.

«Большое соглашение» не исключено, соблазн продать то, что тебе не принадлежит, огромен и, не забудем, стимулируется многими, однако воплощать в жизнь настоящее соглашение придется именно в Украине. А здесь все зависит от нашей на то воли и согласия, не только формальной, но и продемонстрированной действиями.

И это как раз экзамен на взрослость и готовность к самостоятельным решениям. Это наивысший экзамен, который нужно сдать, самый важный счет, который выставляет судьба. И настоящая формулировка проблемы не в том, отдаст ли Д.Трамп Украину В.Путину, а в том, согласимся ли мы на это. Такая, и только такая формулировка подходит ответственным и взрослым людям. Между прочим напомним, что война —лучший люстратор, по крайней мере на уровне исполнителей.

Любая конфронтация, тем более война — это столкновение воль. Уже потом речь идет о поединке сил. Украина окончательно проиграет только тогда, когда капитулирует сама. И это следует осознать. Никакие внешние факторы здесь не являются решающими. Угрозы носят преимущественно внутренний характер.

Однако без достаточных сил и ресурсов, доступных здесь и сейчас, воля решает далеко не все. И здесь — приоритетными являются внешние угрозы. О непокоренных проигравших, возможно, сложат песни, напишут книги, в их честь построят музеи и назовут улицы. Но это произойдет когда-нибудь, потом. Впрочем, вопреки всем неоднократным попыткам, переиграть проигранные войны никому еще не удалось. Это невозможно, потому что убитых и замученных не вернешь.

Украина должна победить, понимая под этим сохранение независимости и государственного суверенитета. И для этого нужно выстраивать правильную линию и рационально использовать ресурсы. А это прежде всего означает необходимость посмотреть в глаза ситуации и пересмотреть устаревшие, хотя для некоторых и комфортные, представления о ней.

Россия сильна и работает над собственным укреплением. Им далеко не все удается, но против нас играет система. Победить ее, надеясь только на чудо, невозможно. Нужно строить собственную, более эффективную систему, формировать институты и ускоренно достигать их зрелости.

Это требует жесткой воли, но и гибкой и целенаправленной политики. Взгляда в будущее, а не только взвешивания современных преимуществ и недостатков. И реализма. Прежде всего — в определении целей. Четкого понимания средств погашения счетов, поступающих нам к оплате. А с этим в нашем обществе традиционно огромные проблемы.

В информационное пространство, отражающее общественное мнение, сознательно вбрасываются все новые яркие темы, социальные сети захлебываются в спорах столь же эмоциональных и бескомпромиссных, сколь и бессодержательных, и бесплодных. Обсуждения концентрируются на том, кто что и сколько украл и кому что плохого причинил, а не что сделал, и сделал ли вообще.

Что касается осмысления ситуации и изготовления рецептов, то сегодня в Интернете продолжают циркулировать либеральные прожекты за все хорошее против всего плохого, активно провозглашаются национал-консервативные идеи, появляются даже милитаристские утопии вполне в духе выходца из Херсонской губернии Л.Троцкого. Многим предложениям не хватает знания предмета и четкого понимания возможных целей, ресурсов и ограничений.

Чего критически не хватает, так это спокойного и рационального обсуждения настоящих, а не выдуманных проблем. Нет осознания того, что превратить все плохое в хорошее в одно мгновение можно только с помощью волшебной палочки Гарри Поттера. Указ президента или постановление правительства такими магическими свойствами, к сожалению, не наделены. Что амбиции — это хорошо, но только в меру. А свыше какого-либо лимита они становятся смешными и контрпродуктивными. Ну, вот как желание стать Наполеоном или Фуше.

Почти никто не говорит о развитии, и не только экономическом, без которого страна обречена на постепенное умирание. Не так много говорится и о потребности настоящих, а не инерционно-имитационных реформ: время для частичных улучшений и усовершенствований почти исчерпано, настоящего прогресса сегодня можно достичь только смелыми, коренными преобразованиями. Преобразованиями, которые не будут останавливаться перед материальными интересами влиятельных лиц.

Конфронтация с Россией все чаще используется для оправдания нерешения собственных проблем. А война на Востоке остается большой фигурой замалчивания: для многих киевских и львовских политиков и журналистов она превратилась в некую хроническую болезнь украинского государства. Может, это вызвано мировоззренческой пропастью между армией, которая остается «рабоче-крестьянской», и утонченными, конечно — преимущественно в своем воображении, фейсбук-интеллектуалами.

Доходит до того, что солдатам и офицерам, которые гибнут в настоящей, а не «гибридной» войне, отвечают отказом в праве на славу, превращая победителей в покорных невинных жертв. В самом деле, какая же окопная война без противопоставления несчастных солдат и откормленных генералов? О милитаризме речь не идет, только вот критикам далеко до Б.Брехта и Э.- М.Ремарка.

Традиционная для наших краев «легкость чрезвычайная» приводит к пренебрежению базовыми вещами: культурой, географией, временем, деньгами и институтами.

Многие люди до сих пор живут в Советском Союзе. И здесь речь идет не только о советском человеке, но и о многих сторонниках современных взглядов, которые не осознают, что Украина не является одним из мировых грандов, а имеет довольно ограниченные, быстро тающие ресурсы. Понимание того, что Варшава и Анкара сегодня сильнее, чем Киев, — не что-то унизительное, а только трезвый взгляд на вещи, начальная точка для дальнейшего анализа.

Что касается географии, то у нас, в Украине, часто забывают, что Алеппо географически ближе к Киеву, чем Брюссель, что от Харькова до Атирау (Казахстан) ближе, чем от Львова до Брюсселя. Впрочем, Варшава все ближе, чем Москва.

Почему-то предпочитают не говорить и о том, что Россия никуда не исчезнет (чего не скажешь о Российской Федерации). Ее государство-преемник или преемники будут существовать рядом с Украиной всегда. И последствия этого также нужно учитывать.

Время не однородное: реформы, проведенные восточноевропейскими государствами в 1990-х годах, не могут быть повторены в современной Украине. Последняя возможность для этого была утрачена после Помаранчевой революции.

В новые времена нужна другая стратегия преобразований, которая бы предусматривала опору на собственные силы и критически не зависела бы от надсмотрщика и побудителя из Брюсселя. Возможна ли такая стратегия вообще — вопрос, к сожалению, открытый.

Вырабатывать ее сложно. Значительно проще выступать жрецами «неизменных истин», как это всегда и происходит. «Евроинтеграционный культ» приобретает канонизацию параллельно с глубокими изменениями в объекте поклонения. Но ничего, вера не нуждается в подтверждениях, а камлание — в умственном труде. Впрочем, пусть как хотят, вот только не выплеснуть бы с водой и ребенка: за совершение евроритуалов можно в который раз потерять возможность развития общества и государства.

У нас не в почете истина, известная уже века. Для войны нужны деньги, деньги и еще раз деньги. Одна из самых бедных стран Европы не может создать довольно мощные вооруженные силы. Теоретически есть два пути — полная мобилизация всех ресурсов и обеспечение экономической свободы. С первым мы опоздали лет на сто. Да и ОГПУ с трудармиями в Украине, слава Богу, пока что нет.

А второе невозможно без высвобождения экономики от отягощающих регуляций. Страна обречена на экономический либерализм не по идеологическим причинам, а потому, что нет необходимых кадров для государственного управления экономикой на надлежащем уровне, и профессиональный уровень государственного аппарата все снижается. Попытки решить кадровую проблему через призыв варягов или мобилизацию фейсбук-сообщества «сработали» как всегда.

Идея реформировать все без исключения публичные учреждения, подавляющее большинство которых в самом деле сгнило, равнозначна отказу от реформирования вообще. Необходимо в конце концов определиться и придерживаться четких приоритетов. В условиях войны — это прежде всего сектор безопасности и обороны, регулирование экономики и здравоохранение. Впрочем, всего этого невозможно достичь без создания качественного образования.

Можно продолжать, но понятно одно: без пересмотра оценок ситуации, определенных целей, путей их достижения и инструментов, которые для этого применяются, мы обречены если не на гибель, то на продолжение упадка. А для такого пересмотра нужна настоящая дискуссия, по результатам которой могло бы родиться видение будущего.

При этом не следует забывать: в следующий раз отделаться легким испугом, как в 2010–2013 и 2014 гг., не удастся: сегодня все значительно серьезнее. Каток пройдется по многим. Взросление стоит дорого. И только от нас зависит, сможем ли оплатить выставленный счет и каким он в результате окажется.

 

Сергей Немирич, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

489
Туфли мужские весенне-летние классического фасона 2017 года