Не секрет, но в Украине особо не афишируется, что Президент Петр Порошенко в ходе саммита Украина—ЕС в Брюсселе пообещал инициировать отмену моратория на экспорт необработанной древесины. Об этом  сообщил президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. «Я был рад тому, — сказал он, — что украинский президент выразил намерение снять запрет на экспорт древесины. Это было наше условие. Как я понимаю, это будет сделано в течение последующих нескольких недель, что даст нам возможность предоставить следующий транш на 600 миллионов евро макрофинансовой помощи с нашей стороны», — сказал Юнкер на совместной пресс-конференции с президентом Евросовета Дональдом Туском и Президентом Украины Петром Порошенко.

«Одним из условий получения транша является обязательство Украины не вводить новые торговые барьеры, которые противоречат договору о свободной торговле,  подписанному между ЕС и Украиной. Есть реальная возможность в течение декабря этот законопроект (об отмене запрета экспорта древесины) принять. В таком случае выплату транша мы можем сделать уже в январе», — обещает вице-президент Европейской комиссии по вопросам европейского и социального диалога Валдис Домбровскис.

Эти любезные двухсторонние обещания встретили в Украине, мягко говоря, неоднозначную оценку. Напомним, что закон о временном (на 10 лет) моратории Порошенко подписал в начале июля 2015 года, через месяц после принятия Верховной Радой соответствующего закона. Следовательно, имел время подумать и посовещаться с кем следовало. Так что подпись была поставлена не спонтанно и не в эмоциональном порыве. Пусть бы закон поработал и, как следует, показал себя. Ведь его действие пока распространяется лишь на древесину лиственных пород. Запрет на экспорт сосны, следовательно и весь закон, должен вступить в действие с 1 января 2017 года... если это допустит внимательно наблюдающая за каждым самостоятельным шагом Украины Европа.

«Клюнет» ли Украина протянутую ей морковку? Парламентский комитет по вопросам промышленной политики и предпринимательства провел слушания, которые продемонстрировали, что мораторий на поставку за рубеж необработанного украинского леса за короткое время своего неполного действия уже принес вполне реальные плоды отечественной экономике. Что перевесит: благодарность европейским партнерам за всемерную поддержку, в том числе и в борьбе с агрессором, или понимание нужд собственной промышленности и оценка полученных ею за короткое время преимуществ, обеспеченных введением моратория?

Сторонники отмены моратория, которых немало в правительстве Украины, утверждают, что запрет экспорта необработанного леса не дал существенного экономического эффекта, и, больше того, не уберег украинские леса от варварской вырубки. Они также опасаются, что мораторий будет воспринят как грубое нарушение Соглашения об ассоциации и норм ВТО, что он негативно повлияет на имидж Украины.

ВОПРОС РЕБРОМ

Возможен ли какой-то компромиссный вариант? К сожалению, на это надеяться не приходится. Как считает глава Радикальной партии Украины, народный депутат Олег Ляшко, единственная альтернатива мораторию — это введение экспортной пошлины, против которой, опять-таки, будут очень резко выступать в Евросоюзе. Глава комитета промполитики Виктор Галасюк ставит вопрос ребром: «Либо мы поддерживаем украинскую промышленность, находимся на стороне малого и среднего бизнеса, который создает добавленную стоимость, рабочие места и привлекает в страну инвестиции и заботится, таким образом, о благосостоянии нации, либо мы на стороне тех, кто согласен продать национальные интересы Украины за очередной транш от МВФ или Европейского Союза». «Мы, украинские парламентарии, которые боролись за этот мораторий, — говорит народный депутат, — не позволим игнорировать ключевые наши аргументы».

«Запрет на вывоз необработанного леса-кругляка — это государственнический акт, — утверждает Ляшко и спрашивает у европейских партнеров: — зачем вам наш лес? Привозите сюда деревообрабатывающее оборудование, создавайте рабочие места для украинцев и работайте». Он даже утверждает, что новый посол ЕС видит отмену моратория своей задачей и вызывает к себе, как когда-то в обком или райком, народных депутатов, чтобы склонить и их к такому решению. Ляшко считает, что  посла следует «отправить обратно в Евросоюз». «Потому что лишать украинцев возможности зарабатывать, кормить свои семьи,  —  это, — по его мнению,         — преступление».

НЕ ТОЛЬКО СВОИ, НО И ИНВЕСТОРЫ ОСТАНУТСЯ БЕЗ ЛЕСА

Ляшко рассказывает, что недавно был на Винничине. «Там инвестор, к слову, поляк, вложил за 10 лет в создание деревообрабатывающего предприятия 100 миллионов евро, — отмечает политик, — Я его спрашиваю: если отменить мораторий, что будет? Отвечает: останусь без леса, поскольку на экспорт составляются коррупционные контракты, и он уходит за границу. А сейчас, благодаря мораторию, я его покупаю легально на биржах и на тендерах». Ляшко выступает против проекта решения, предложенного правительством, в котором предусмотрен коррупционный механизм квотирования экспорта леса. Мы уже видели квотирование металла и металлолома, говорит главный радикал.

Он выступает и против предложений отменить НДС на вывоз леса, поскольку таким образом не решается ни одна проблема, да и цена его и без того занижена. «С такой политикой мы скоро лес будем видеть только в музее, как динозавров», — предполагает Ляшко. По его словам, в бюджете-2017 впервые за все эти годы не заложено ни копейки на возобновление лесных насаждений. При немецких оккупантах это делалось, а при нынешней власти денег нет, возмущается депутат. Он призывает своих коллег не быть равнодушными, защищать рабочие места для украинцев, защищать инвестиции, вложенные в деревообработку и ни на метр не отступать. «За нами лысеющие Карпаты — нам отступать некуда», — перефразировал Ляшко известное высказывание.

ЧТО ПОЛУЧАЕТСЯ, ЕСЛИ ЛЕС БЕРЕГУТ

Галасюк утверждает, что введением моратория на экспорт необработанного леса Украина не нарушила ни своих обязательств, ни международных законов. По его словам, мораторий не является дискриминирующим, поскольку в равной мере распространяется на все страны. У него временный характер, непосредственно связанный с существованием экологической угрозы. Это, по его словам,  соответствует  статье ХХ9(g) ГАТТ 1994 относительно возможности стран-членов ВТО вводить меры  для сохранения заканчивающихся природных ресурсов, если они принимаются одновременно с мерами по ограничению внутреннего производства или потребления.

Народный депутат напоминает, что ограничения  экспорта лесной продукции имеются не только в Украине. Запрет на экспорт лесоматериалов введен в 33 странах мира, в том числе в Албании, Камеруне, Кот-д’Ивуаре, Нигерии, Бразилии, Нанаде, Колумбии, Эквадоре, Гватемале, Никарагуа, Панаме, Перу, Камбодже, Фиджи, Индонезии, Малайзии, Новой Зеландии, Филиппиныах, Шри-Ланке и Вьетнаме. И еще более внушительно выглядят официальные данные о результатах введения моратория, полученные Галасюком в ГФС. Благодаря мораторию, деревообработка, мебельная и бумажная промышленности лишь за 9      месяцев этого года  принесли в бюджет свыше двух миллиардов гривень налоговых поступлений. Если объем реализации промышленной продукции за это время сократился на 4%, то деревообработка продемонстрировала прирост  16%, мебельная промышленность — 15%. Бумажная отрасль выросла на 5%.

Существенно вырос также экспорт обработанных лесоматериалов. Если совокупный экспорт Украины в долларах США сократился за 9 месяцев на 9% против аналогичного периода прошлого года, то экспорт обработанных лесоматериалов вырос на 11%, что пополнило торговый баланс страны на $30 миллионов. Суммы налогов, уплаченных предприятиями деревообрабатывающей, бумажной и мебельной отраслей превысили аналогичные показатели минувшего года в долларах на 17%. Объем импорта станков для обработки древесины (одна из слагаемых инвестиций в отрасль) вырос за 9 месяцев этого года в сравнении с аналогичным периодом 2015 года в 3 (три!) раза. Это показывает, какой рост производтсва и доходов будет у деревообработки в последующие периоды, говорит Галасюк. И еще он сравнивает показатели Украины и Польши, у которых примерно равное количество лесов. Так наши соседи реализуют изделий из древесины почти на $25     миллиардов, а мы — на $2,5 миллиарда.

P.S. На первое чтение в Верховной Раде Украины в ближайшее время будет вынесен законопроект об охране карпатских пралесов.

Виталий Княжанский, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

694
Ботинки зимние