Новый закон о конфискации имущества у коррупционеров не отличается от предыдущих ничем принципиально новым. Об этом в эксклюзивном комментарии ForUm’у заявил член Общественного совета при Минюсте Карл Волох.

«Главное – не давать ввести себя в заблуждение тем, что все предыдущие законы были плохи. Они были ни в коей мере не плохи, они были точно такие же. Основная задача этого закона заключалась в том, чтобы дать возможность его оппонентам слезть с дерева, на которое они забрались, когда кричали, что этот закон антиконституционный и противоречит международному законодательству, противоречит конвенциям и так далее. Это – основное», – заявил он.

«Просто нужно было все это обернуть в другую бумажку, - отметил он. - На самом деле суть всех этих законов невероятно проста – это так называемая обратная презумпция. В обычной ситуации, преследуя человека, мы имеем презумпцию невиновности и должны, вне всякого сомнения, доказать его вину. Однако, при наступлении определенных условий относительно коррупционных деяний уже весь мир говорит: «Нет, теперь ты сам докажи, откуда ты это взял. Ты не мог этого заработать». Не доказал – забрали и до свидания. Это не преследование человека, это – преследование вещи, но здесь презумпции невиновности нет, тут есть обратная презумпция. Поэтому как именно этот закон называется – не так уж важно. Это уже шестая версия закона, в создании которого я принимаю участие. А как он называется, уже не имеет совершенного никакого значения. Кроме того, мы получили от европейского сообщества некое добро».

Отвечая на вопрос о том, что нового принес данный закон, так как раньше конфисковать имущество коррупционеров можно было по решению суда, Волох ответил: «Здесь тоже только решению суда. Никто не собирался это делать без решения суда. Здесь нет ничего кардинально нового. Все предыдущие варианты были тоже только по решению суда. Просто, говоря о решении суда, некоторые уверены, что это обязательно обвинительный приговор, а это не так, ведь есть и другие виды решений суда. Вот здесь мы имеем другой вид решения суда: не приговор в уголовном деле, а решение в гражданском процессе».

Говоря о том, есть ли в данном законе моменты, которые требуют отдельной доработки, Волох отметил: «Мы работали над этим документом полгода, мы его вылизали, мы его уже сто раз переписывали. Мы выслушали прокуратуру, выслушали всех еврооптимистов, разве что на голове еще не стояли. Ничего там дорабатывать особенно не нужно. Я думаю, что его можно вносить и принимать сразу в двух чтениях, потому что в него вложено очень много работы и я надеюсь что на этот раз это нам удастся».

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

60
Классические туфли мужские