Президент Путин обвинил Украину в «переходе к террору» и назвал бессмысленными переговоры в «нормандском формате». Как расценили эти слова в Украине? DW собрала мнения экспертов.

Обвинения Украины президентом РФ Владимиром Путиным в «переходе к террору» и подготовке терактов в Крыму официальный Киев воспринял как очередные фантазии российского руководства. «Обвинения российской стороной Украины в терроризме в оккупированном Крыму раздаются так же бессмысленно и цинично, как заявления российского руководства об отсутствии российских войск в Донбассе. Эти фантазии - лишь повод для очередных военных угроз в адрес Украины», - заявил президент Украины Петр Порошенко. Украинский Генштаб назвал эти заявления «провокацией», а секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) Александр Турчинов - «истерическими и лживыми».

«Ритуальная жертва»

Советник главы Службы безопасности Украины Юрий Тандит заявил, что спецслужбы страны не пытаются силой вернуть Крым. «Украина не захватывает и не возвращает силой свою территорию, и не будет этого делать», - цитирует Тандита агентство «Интерфакс-Украина».

В Главном управлении разведки министерства обороны Украины заверили, что в Крыму не был задержан ни один сотрудник украинской разведки. Однако позже выяснилось, что один украинец все-таки попал в руки Федеральной службы безопасности (ФСБ) России. Им оказался житель города Энергодар (Запорожской области) Евгений Панов, видео с которым растиражировала ФСБ, обвинив его в создании диверсионно-разведывательной группы, которая планировала террористическую деятельность в Крыму.

Родные Панова утверждают, что он был похищен и вывезен на территорию Крыма насильно. «В субботу он взял зубную щетку, белье и сказал, что едет на встречу к знакомому по волонтерской деятельности, вечером перезвонил и сказал, что вернется в воскресенье, но не вернулся. Больше связи с ним не было», - рассказал DW брат Евгения Панова Игорь Котелянец.

По его словам, с 2014 по 2015 год его брат находился в зоне военных действий в Донбассе, а вернувшись, создал волонтерскую организацию, которая помогала ветеранам АТО. Никакого отношения ни к Крыму, ни к какой-либо террористической деятельности он не имеет, утверждает Игорь Котелянец. «Они с женой заканчивали ремонт в квартире, планировали завести ребенка. Какая террористическая деятельность? Он каким-то образом стал ритуальной жертвой этой большой игры России. Почему именно он мы не можем понять», - отметил брат Евгения Панова.

Семья подала заявление в полицию и уже обратилась к Крымской правозащитной группе и уполномоченному Верховной рады по правам человека, чтобы в Крыму Евгению Панову была предоставлена правовая защита.

Национальная полиция сообщила, что по факту похищения Евгения Панова было открыто уголовное производство по статье 146 (незаконное лишение свободы или похищение человека) Уголовного Кодекса Украины. «Мы принимаем все необходимые меры для быстрого, полного и беспристрастного выяснения всех обстоятельств совершения этого преступления», - подчеркнул временно исполняющий обязанности главы Национальной полиции Вадим Троян.

«Окно возможностей»

Опрошенные DW эксперты отмечают, что «назначая» террористов и обвиняя другую страну в терроризме, Россия применяет «проверенные методы ведения гибридной войны для эскалации конфликта и проекции опасности», чтобы навязывать «свою повестку дня странам ЕС и США по поводу Украины».

«Риторика России в отношении Украины радикально изменилась, ведь Путин хочет максимально выгодно для себя воспользоваться окном возможностей, которое возникло из-за усталости Запада от Украины, отпусками высокопоставленных лиц в Брюсселе и выборами в России, которые приближаются, чтобы вдохновить свой электорат», - считает президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Михаил Гончар. Кроме этого, по его мнению, эскалацию конфликта спровоцировало затягивание провального проекта «Новороссия», который стал экономически обременительным для России.

Многие украинские аналитики считают, что Россия всеми способами хочет добиться вывода Украины из переговоров относительно будущей судьбы территорий Донбасса, которые Кремль сейчас неформально контролирует через так называемые ДНР и ЛНР, чтобы Запад принял российские условия.

«Путин громко заявил о нежелании встречаться в «нормандском формате», поскольку встретиться с мировыми лидерами G20 в сентябре в Китае без украинского президента и навязать им свою повестку дня ему выгоднее. А Украины там точно не будет, потому что она не входит в G20», - убежден директор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник.

Угроза эскалации высока

Эксперты предполагают, что сейчас в Кремле активно обсуждают изменение концепции отношений с Украиной, но пока ни один из вариантов окончательно не принят.

«Россия пытается изменить игру, чтобы все-таки принудить Украину к своеобразному миру. Но будет ли это военная кампания по типу сирийской с авиаударами, или же продолжение гибридной войны с внутренней дестабилизацией и поддержкой извне, пока в Кремле колеблются», - прокомментировал Михаил Гончар.

Вместе с тем, по мнению экспертов, Украине следует готовиться к любому из этих сценариев, поскольку вероятность применения одного из них сейчас очень высока. В то же время президент Украины Петр Порошенко поручил привести в усиленную боевую готовность все подразделения на границе с аннексированным Россией Крымом и по линии разграничения в Донбассе.

Лилия Ржеутская, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

Классические туфли мужские