Уровень секретности возврата Надежды Савченко в Украину соблюли на все сто. Ни одной утечки информации. Родственники летчицы, радостную новость узнали только к полудню. Да и сама Надя еще утром ничего не подозревала.

- Мы переживали, чтобы в последнюю минуту все не сорвалось. Когда на кону стоит обмен Надежды или публичность информации, то выбор очевиден, - поясняет высокую секретность первый вице-спикер Ирина Геращенко.

Но как только Надя ступила в Ростове на Дону на борт президентского самолета, новость мигом облетела весь мир. В аэропорт «Борисполь» хлынули журналисты. Их набралось человек сто.

- Ажиотаж на вызовы в «Борисполь»  бешенный и машин на дорогах  будь здоров! – округляет глаза  таксист Сергей.

А вот рядовые поклонники Надежды оказались в меньшинстве, от силы человека три.

Где могут принять президентский рейс? В ВИП-терминале? Нет, полицейские, стоящие едва ли не на каждых десяти квадратных метрах, разворачивали машины в терминал В.

- Так он же не работает! –  удивлялись водители.

- Сегодня работает, - улыбались  молодые люди в форме.

Работал он только на прием прибывающих пассажиров. Внутрь никого не пускали. Ларечники, которые торгуют кофе и пирожками, в 300 метрах от выхода из терминала, старались лишний раз не отсвечивать. Выдохнули только после того, как все разъехались. 

- Буквально за полчаса до того, как начала съезжаться пресса, к нам подошли полицейские и сказали, чтобы мы нос особо не высовывали. О том, что прилетает Савченко и тут ввели режим повышенной безопасности мы узнали уже позже. Когда услышали ее голос. Кричала так, что нам было слышно даже сюда! - говорит продавщица Наталья.

К подъезду со стороны взлетной полосы разрешили выйти депутатам Александре Кужель, Игорю Луценко, Юлии Тимошенко и несколько ее однопартийцев. У трапа самолета виновницу торжества встречали только родственники.

- Первое, что она сказала, когда  меня увидела: «Мамочка, родная, здравствуй». А когда вышла из самолета, упала на асфальт, каталась по нему со словами: «Я на родной земле», - рассказала «КП» в Украине» Мария Савченко.

Тем временем ее дочь командным голосом вещала на телекамеры. Она не ограничивала себя ни в эмоциях, ни в выражениях.

- Я два года сидела в тюрьме. Я отвыкла от людей. Уважайте личное пространство. Отойдите от меня на три метра, - сразу рубанула Надежда.

А дальше извинилась перед матерями, чьи дети не вернулись с войны, еще в плену. Поблагодарила всех, кто поддерживал, ненавидел и был к ней безразличен. Именно благодаря и вопреки этим людям, утверждает летчица, она и выжила.

- Мы будем жить в Украине достойно. Так, как того достоин каждый человек. Не знаю, как это сделать. Скажу честно. Не буду обещать вам, что это будет завтра, - с надрывом в голосе чеканила Савченко.

После отказавшись от огромных охапок роз, которые принесли политики, она помчалась к машине. С пакетом (то ли в нем неудобная обувь, то ли сменная одежда – разглядеть не удалось), босая, в голубых джинсах по щиколотку и простой футболке с трезубом. Рядом спешила ее сестра Веры, и просила Надю сдерживаться. Пожилая мама в вышиванке и букетом едва поспевала за ними.

По словам матери, Надежда стала очень нервной. Сильный стресс и режим камеры-одиночки сказались на здоровье, и теперь ей не мешало бы восстановиться (проведет ли она первую ночь дома, Мария Ивановна не знала). 

Сама же летчица 26 мая собирается на работу в Верховную Раду.

- Но сначала выпью 2 литра водки, отойду, - пообещала она.

Любовь Сидоренко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1386