Новости «о плохом» лучше всего запоминаются. Потому читателям кажется, что в СМИ пишут только о негативе. Вместе с тем, сейчас появляется множество инфотейнмент-изданий: сайтов с забавными картинками, красивыми видео, незамысловатыми жизненными историями и, конечно же, котиками. Но есть ли здесь какая-то взаимосвязь?

О секретах популярности развлекательных проектов, новых тенденциях в медиа, а также о том, чего хотят пользователи сети, с корреспондентом ForUm`a беседовала креативный директор онлайн-кинотеатра ivi.ru, экс-главред известного ресурса «про котиков» AdMe.ru Ксения Лукичева.

- В Украине появилось много развлекательных сайтов. Почему такой медиа-продукт набирает популярность?

- Они открываются, потому что многим хочется такого же успеха, как у AdMe и некоторых других сайтов. Но почему популярно именно это направление? Потому что это истории про все хорошее, про добро, красоту и свет, про развитие, про какие-то позитивные стороны человека. А человек тянется ко всему хорошему и красивому.

- Выходит, чем больше плохих новостей, тем больше хочется смешных картинок и котиков?

- Да. В таком случае человек уходит во «внутреннюю миграцию», не желая читать новости о страшном. Он хочет читать о красивом и добром.

- Можно ли зарабатывать на таких проектах?

- Я не знаю, насколько прибыльны проекты, которые только открываются. AdMe стал прибыльным в формате «про красоту и про жизнь во всех ее прекрасных проявлениях». Он монетизируется за счет спецпроектов, когда рекламодатели просят сделать материал в том же духе, в котором делаются все статьи. Если бы такие проекты не были прибыльными, наверное, они бы и не открывались.

Мне кажется, что все зависит от самих сайтов. Но чем больше их открывается, тем меньше успех. Рекламодатели предпочитают идти в раскрученные проекты с большой аудиторией. Пробиться становится трудно.

-Кто же заходит на эти сайты?

- Это просто люди. Да, каждый человек – это индивидуальность, и все мы разные. Но у нас есть общие базовые черты, обусловленные физиологией, психологией и тем, как мы в принципе думаем и существуем. Поэтому это почти все обитатели интернета,  за некоторыми статистически незначимыми исключениями.

- Если аудитория так велика, могут ли такие проекты затмить «серьезные» онлайн-СМИ?

- Одно дело – информационные СМИ, а другое дело – инфотейнмент-СМИ. Они относятся к разным сегментам и мало конкурируют друг с другом. Информационные сайты, конечно, отмечают падение интереса, потому что новости в основном скучны. Но, когда случается что-то очень важное (чаще всего, к сожалению, это что-то плохое), новости об этом событии все равно читают. Их нельзя затмить.

- А как насчет обратного влияния, когда традиционные СМИ активно публикуют эмоциональные жизненные истории?

- Многие начинают добавлять такие материалы. Та же «Медуза», которая сейчас очень крута, с самого начала вела раздел «Шапито», о развлечениях и других подобных вещах. И это не единственный пример.

Я как-то участвовала в конференции «Ведомостей», где эта тема обсуждалась. Тогда сторонники традиционного подхода говорили, что нехорошо, когда серьезные издания пишут всякие «подборки с цифрами в заголовке». Но это веяние времени. Нужно же как-то привлекать аудиторию. Новости без каких-то адовых ситуаций ей уже читать неинтересно.

- Какие материалы лучше всего заходят в инфотейнменте?

-  В этом сегменте не так много форматов. Тяжело выделить что-то одно. Это могут быть подборки вроде «10 того» или «15 этого», тесты, всяческие «объяснительные» истории.

- Нужно ли проверять факты для таких материалов, или пользователи не особо придираются?

- Фактчекинг важен всегда. По сети недавно ходило письмо, которое Чарли Чаплин написал своей дочери. И все его радостно репостили. А потом выяснилось, что это фейк. Это неприятно. Людям ведь преподносили это письмо как настоящее, а значит, их дезинформировали. Сейчас пользователи могут моментально сделать фидбэк, отреагировать на информацию. А потому тот, кто знает, что это неправда, обязательно «ткнет тебя в лужу», которую ты наделал. За фактами надо следить.

- Существуют ли здесь темы-табу?

- Это зависит от ресурса и аудитории. Допустим, в англоязычном сегменте сети хорошо «заходят» истории о людях, победивших рак или преодолевших какие-то невероятные сложности, об инвалидах, которые держатся молодцом, несмотря ни на что. В русскоязычном сегменте эти темы не «заходят». У нас люди предпочитают от такого закрываться, по принципу «я этого не вижу, значит, этого нет». Истории вроде «друзья и родные побрили головы в поддержку женщины, потерявшей волосы из-за химиотерапии» не проходят.

Религию лучше не трогать. В России есть понятие «оскорбление чувств верующих», поэтому это  лучше не трогать. Тема нетрадиционной сексуальной ориентации тоже не слишком приветствуется. Наше общество в этом плане весьма косно, оно не готово пока воспринимать такие вещи.

- А как насчет политики?

- В инфотейнменте политики быть не должно.

- Какие тенденции появились на рынке интернет-развлечений за последние два-три года?

- Видео набирает популярность. Оказывается, нам проще смотреть ролики, чем читать. Там ведь вообще напрягаться не надо. Люди сильно устают, потому видео  в тренде. Естественно, важны социальные сети. Основной трафик идет из них. Любимый сайт редко стоит в закладках в браузере. Весь интересный контент - в лентах социальных сетей.

- Что любят пользователи из различных сегментов Интернета?

- У англоязычного Buzzfeed всегда очень хорошо заходят подборки про хенд-мейд и тому подобное. У нас это не вполне воспринимается. В целом, люди одинаковы за некоторыми маленькими отличиями. Например, у нас не популярны истории о поделках, потому что многие читатели заняты выживанием, по большей части.

- Получается, что мы все ищем в сети одно и то же?

- Да, отдых и уход от тяжелых реалий жизни. И еще веру, что рано или поздно, все будет хорошо.

- Полгода назад Вы стали креативным директором легального онлайн-кинотеатра.   А как выживают такие проекты в странах, где люди избалованы пиратским контентом?

- Работать на таких рынках трудно. Но это получается за счет комплекса разных факторов. Во-первых, борьба с пиратством идет очень серьезная. Правообладатели вычищают нелегальный контент.

А во-вторых, к хорошему быстро привыкаешь. Если раньше нас устраивала экранная копия с отвратительным переводом, то теперь многие ждут легальной возможности посмотреть кино в хорошем качестве с отличным звуком. И вот с ними мы и работаем. Что интересно, таких зрителей с каждым годом становится все больше. Люди потихонечку перевоспитываются и начинают привыкать к мысли, что за хороший, качественный контент надо платить. Мне кажется, что отчасти это связано и с тем, что сейчас мы все можем выкладывать в сеть что-то свое. И очень многие сталкиваются с тем, что у них это «свое» воруют. Человек часто может понять другого, только если его поставить в аналогичные условия. И вот тогда эмпатия срабатывает. Возможно, я ошибаюсь.

- Посмотреть кино можно и в обычном кинотеатре. Есть ли конкуренция с этой  стороны?

- Принципиальное отличие здесь в том, что все блокбастеры в онлайн-кинотеатрах выходят позже, чем в традиционных. А в «офлайновых» кинотеатрах смотреть кино можно только пока оно идет в прокате. Если фильм не слишком хорош в плане кассовых сборов, его будут показывать недели две от силы. Ну хорошо, «Звездные войны» демонстрировали месяц. А потом все!  А если ты хотел что-то посмотреть, но не успел? Тогда ты просто дожидаешься, когда фильм выходит в онлайн-кинотеатре и смотришь его там.

Вот я не попала в кино на «Девушку из Дании». Это очень красивый фильм, но, на мой взгляд, его необязательно смотреть в кинотеатре. Когда он появился на ivi, я его купила и посмотрела в комфортных условиях, в высоком качестве, с прекрасным переводом и с осознанием того, что я не нарушаю закон.

Здесь есть еще одна вещь. Зритель, смотрящий пиратское кино, не задумывается, что над ним работало огромное количество людей. Это ведь не только актеры и режиссеры, каст может быть многотысячным. За любую работу нужно платить. В моем понимании. Если для меня постарались и сделали крутое кино, почему я не могу заплатить за это не самые большие деньги? За билеты в кино мы ведь платим? А еще покупаем всякие попкорны и кока-колы.

-  А что с ценами в онлайн-кинотеатрах? Они ниже, чем в обычных?

- Скорее, будет плюс-минус равнозначно. Но по большей части получается дешевле, особенно, если смотреть фильм не сразу после выхода в прокат. Со временем стоимость просмотра снижается. А еще через какое-то время кино вообще переходит в раздел бесплатных. Просто ты смотришь его с рекламой. Многое зависит и от условий, на которых правообладатель передает нам фильм. Самые дорогие фильмы – это фильмы голливудских мейджоров типа Disney, Universal, Warner Bros. Но некоторые фильмы независимых компаний могут сразу выходить на бесплатной основе.

- Есть ли шансы, что пиратство когда-то умрет?

- Мне кажется, что до конца вряд ли. Предсказания смерти того или иного формата редко срабатывают. Телевидение собиралось убить газеты. Не получилось. Интернет собирался убить и телевидение, и газеты. Тоже не получилось.

Все равно останутся люди, которые будут находить возможность смотреть кино бесплатно, их никакие аргументы не убедят. Мне кажется, здесь дело не столько в законодательных мерах, сколько в человеческом сознании. А менять его – дело неблагодарное, учитывая, что у нас пиратство имело космический масштаб на протяжении долгих-долгих лет. Моисею пришлось водить свой народ 40 лет по пустыне, чтобы вытравить из него рабскую психологию. Сколько лет понадобится нам, чтобы мы поняли, что за чью-то работу нужно платить? Посмотрим.

Валентина Дудко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1330