Изменения в налоговое законодательство планируют принять в кратчайшие сроки, возможно даже в качестве своеобразного подарка под Новый год. Наиболее вероятный вариант нового Налогового кодекса утвердили на заседании Национального совета реформ. Но он, как и остальные редакции для большинства украинцев остается сложным и непонятным, несмотря на то, что так или иначе отобразится на жизни всех граждан.

О том, каких последствий следует ожидать от налоговой реформы и есть ли ей альтернативы, с корреспондентом ForUm`a беседовал партнер независимой группы макроэкономического анализа и прогнозирования IMF Group, экономист Михаил Кухар.

- Недавно был опубликован так называемый компромиссный вариант налоговой реформы. Есть ли в нем принципиальные отличия от предыдущих редакций?

- В этом варианте снизили ставки налога на прибыль и налога на доходы физических лиц с 20% до 18%, ввели 3% налога на недвижимость, а также «убили» всю «упрощенку». Я себе компромисс представлял иначе.

Презентация проходила без прессы, решение принималось в ходе Совета реформ Президента. Там были и эксперты, и общественные активисты, которые по некому недоразумению входят в такой важный государственный орган. Тем не менее, они присутствуют при ключевых закрытых дискуссиях правительства и Президента. И все потом написали в Facebook, что дискуссии как таковой не было. Было ультимативное требование министра финансов Наталии Яресько по принципу «или так, или МВФ не даст кредит». Этому требованию, по сути, подчинились все. Робко пытался возражать Юрий Луценко, отстаивая малый и средний бизнес. Но это ему не удалось. Так же робко пытались отстоять аграриев, но это тоже не удалось.

У меня есть огромные сомнения по поводу того, не превысила ли Наталия Яресько свои служебные полномочия. Притворяться на Президентском совете голосом МВФ – это большая смелость и большая ответственность. Почему я позволяю себе высказывать сомнения в том, не соврала ли она Президенту, не дезинформировала ли Национальный совет реформ? Потому что я последние десять лет на всякий случай слежу за французской политикой. И мне очень хорошо известно, что Кристин Лагард, возглавляющая сейчас МВФ, она хоть и либералка, но правая. А правые в европейской политике системно выступают за снижение фискального давления и фискального процента ВВП, говоря, что налоги должны быть ниже, а экономика должна развиваться. Левые же говорят, что налоги должны быть выше, чтобы соцвыплаты становились больше. Вот и вся разница. Пока что это только сомнения. Но я боюсь, что здесь есть уже нечто большее, чем вопрос кулуарных договоренностей Украины с МВФ.

Так называемый «кодекс Южаниной» писала не только она, не только 115 депутатов, подписавших его. Мы насчитали более 80 объединений, профсоюзов, НИИ, которые были вовлечены в эту работу за ноль копеек денег. Этот документ делали очень опытные люди, работавшие бесплатно, просто чтобы улучшить налоговую ситуацию. Например, наша группа занималась макроэкономическими расчетами: когда какие-то ставки снижаются, нужно посчитать, сколько денег не поступит в бюджет, или наоборот, поступит.

О том, как могло бы быть хорошо, уже знают около двух миллионов малых предпринимателей страны. И у них была мечта, что может стать хорошо. А теперь у них эту мечту отняли. Боюсь, что в предпринимательской среде назревает революционная ситуация. Более того, я как человек, являющийся противником революционных изменений и сторонником изменений эволюционных, деятельного участия в этом движении принимать не буду, но не могу не выразить свою поддержку предпринимателям.

- То есть, именно этот «компромисс» таки будет внесен в парламент?

- Он не просто будет внесен в парламент. Напомню, что у Президента страны есть право внеочередного внесения законопроектов в повестку дня сессии. То есть, он может попросить Раду рассмотреть такой законопроект как неотложный. На Совете реформ Президент заявил (и Яценюк это подтвердил), что он намерен воспользоваться этим правом в данном случае.

Мне кажется, что вариант Яресько все же не примут. МВФ жестко заявил о том, что новый бюджет может быть только с новым Налоговым кодексом. Это понятно. Если не будет этого кодекса, не будет и бюджета. Но МВФ откажет в финансировании не потому что не приняли Налоговый кодекс, а просто потому что нет бюджета. «Примите бюджет, мы его изучим, и если он нам подходит, мы открываем финансирование», – так звучит правда. А Яресько будет продолжать рассказывать свою «пиар-легенду» о том, что все из-за того, что ее кодекс «завалили».

Не мне давать советы Президенту, но хочу напомнить, что возможность проявить смелость и последовательность, возглавить нужды и чаяния большой части общества, у него все еще есть. Я недавно в очередной раз перечитывал книгу Бендукидзе. Можно любить или не любить Саакашвили, но в некотором смысле Грузия, как  для очень бедной разрушенной страны, показала достаточно быстрые темпы восстановления. Частично причиной этого были большие либеральные реформы, упрощения, в том числе и снижение налогов, которое кто-то приписывает Саакашвили, кто-то – Бендукидзе, кто-то – другим премьер-министрам. Но, тем не менее, у них 40%-е налоги снизились до 17%. И МВФ тут же разорвал сотрудничество с этой страной. Разрыв отношений длился два квартала. За это время в бюджет за счет низких ставок пришло 37% от ВВП. Это очень много. Эти деньги пришли из теневого сектора. Из-за того, что налоговая нагрузка стала меньше, в бюджете денег стало больше. Это классическое срабатывание одного из макроэкономических законов, открытых Лаффером, выдающимся американским экономистом.

Так вот, если нам откажут в финансировании, то хочу напомнить, что для обеспечения графика внешних выплат Украине денег хватит на девять месяцев точно. Получается, что у нас в запасе есть три квартала. Но, думаю, что столько времени нам даже и не понадобится. Гипотетически можно было бы принять «народный» налоговый кодекс, ввести низкие ставки, дать заработать экономике, дать старт процессу детенизации и смотреть на статистику. Даже по данным первого квартала уже будет видно, что процессы запущены, и экономика оживает. Наш бизнес этого ждал 24 года.

Знаете, как поступил МВФ в случае  с Грузией? Они прибежали сами и сказали: «возобновляем программу через шесть месяцев». А потом они еще кейс Грузии разместили у себя на сайте как один из самых удачных примеров реформирования. Так же сейчас может сыграть и Украина. Только, чтобы так поступить, нужно, мягко говоря, иметь силу воли.

Высокой политической вероятности развития такого сценария нет. В частности, потому что, судя по публичным высказываниям премьер-министра, я не вижу в нем смелости для того, чтобы пойти навстречу бизнесу и против МВФ.

- Если компромиссный вариант все же примут, что ждет малый и средний бизнес?

- Если говорить о малом бизнесе с оборотом выше 200 тысяч гривен, то, во-первых, очень много компаний закроется. Согласно нашему макроэкономическому прогнозу где-то в мае следующего года мы должны достигнуть «точки дна» и возобновить рост. Хотя в этом году тоже было очень много политических заявлений, мол, «точка дна» уже пройдена, но не знаю, кто и кого пытается обманывать, ведь каждый месяц в статистике все показатели в минусе. В любом случае, среди тех, кто работает на едином налоге (на упрощенной системе), будет много банкротств, потому что общую систему налогообложения они не вытянут, тем более, что она стала жестче.

Также ожидаются серьезные социальные потрясения в связи с введением налога на недвижимость в 3%. Этот уровень  один  из самых высоких в Европе.  От какой бы нормативной оценки не взимали бы этот налог, это все равно приведет к большому недовольству. Даже в странах, где этот налог существует давно, он, как правило, составляет меньше 1%, редко где – 1%, а сразу же 3% – это жестко. Грубо говоря, в течение 30 лет владелец квартиры должен будет отдать еще одну ее стоимость государству в виде налога. Вообще-то, за 30 лет можно выплатить ипотеку за квартиру. А теперь, если вы еще и платите ипотечный кредит за жилье, то вы будете должны и кредитору, и государству. Народ просто еще не понял этого.

Думаю, что никакого экономического роста в следующем году при Налоговом кодексе Яресько не будет, и быть не может. Ведь принцип «чтобы корова давала больше молока, ее надо меньше кормить и больше доить» не срабатывал нигде в мире. Не сработает он и у нас. Чтобы увеличить доходы бюджета налоги нужно понижать, а не повышать.

Резкого спада я все-таки не ожидаю, но в течение всего 2016 года будет продолжаться стагнация. Не знаю, сколько времени понадобится, чтобы осознать ошибку, совершенную на Совете реформ всеми тремя ветвями власти. Там ведь не было кого-то, кто бы кричал: «нет, так нельзя!». Вернее, было только два таких человека – Южанина и Луценко – но к их голосам не прислушались. Политики как будто идут шеренгой в пропасть… они себя оправдывают просьбой МВФ, хотя на самом деле просит об этом Яресько, ссылающаяся на МВФ, и еще надо проверить, насколько легитимно она на него ссылается.

- Чего в такой ситуации ожидать крупному бизнесу?

- Крупный бизнес будет платить немного больше налогов. Немножко у него упадет рентабельность. Насколько мне известно, сейчас рентабельность крупного бизнеса, если говорить о пяти крупнейших холдингах, которые принято называть олигархиями, и так отрицательная. Они и так увольняют людей, и будут увольнять еще больше. Будет еще больше банкротств, реструктуризации внешних кредитов. В общем, будет стагнация.

- Какие отрасли экономики пострадают больше всего, а какие меньше?

- Пострадают абсолютно все. Не будет больше или меньше пострадавших. Система ставок касается всех.

- Получается, что бизнес будет уходить в тень? Каким образом?

- Как уходят в тень? Очень просто. Например, есть двое контрагентов, а у них есть контракт. Один посчитал свои налоги, видит, что уходит в минус, звонит другому и говорит: «А можешь мне кэшем заплатить?». Второй отвечает: «Могу, только дай скидку в 10%». Первый соглашается. И все. С этого момента бюджет получает ноль копеек. Это только одна схема. А вообще их сотни.

Нельзя в кризис бесконечно залезать в карман бизнесу. Потому что именно бизнес создает рабочие места в этой стране и платит налоги. Им сейчас так же тяжело, как и всем, и даже еще тяжелее. Только я знаю о десятках средних бизнесов, которые уже два года работают с отрицательной рентабельностью. Их владельцы достают собственные сбережения и платят людям зарплату, просто чтобы сохранить рабочие коллективы. Жаль, что Наталия Яресько не информирована об этом. Если еще увеличить налоги, то люди просто «психанут», закроют все и уедут за границу. То есть, лучшие будут покидать страну.

К слову, микромодель этой ситуации у нас уже была. Два года назад случилось несчастье в виде ЛНР/ДНР. Хочу сказать, что лучшие жители Донецка уже покинули этот город, к несчастью для него. Все те, кто создавал там рабочие места, уже переехали в Киев. К примеру, масса донецких магазинов одежды открылись в столице. Теперь эти активные люди будут развивать мой город, а не Донецк. Это произошло потому, что в голове у правителей ЛНРДНР опилки вместо мозгов. Они создали «бандитскую республику», надеюсь, все это скоро закончится и люди перестанут страдать и гибнуть, но с экономической точки зрения они устроили там вообще полный маразм, который за считанные два месяца выдавил всех активных бизнесменов в Киев, Харьков, Днепропетровск, Мариуполь. Кто мог, перенес производство, а кто не мог, забрал кэш и уехал. А теперь мы устраиваем такой террариум из Украины. Очень обидно на это смотреть. Надеюсь, что разум когда-нибудь победит.

- Есть ли прогнозы по темпам роста безработицы?

- Нет. Корректные прогнозы здесь сделать невозможно. Но при продолжении экономического спада рост безработицы неизбежен.

- Сейчас популярна тема стартапов, особенно в молодежной среде. Реально ли будет запустить такой проект, к примеру, магазин или какой-то сайт, и легально работать?

- У вас точно нет желания со старта платить 500 долларов в месяц зарплаты бухгалтеру, который бы разбирался в сложной системе налогообложения. Для вас было бы удобно иметь дело с налоговой раз в год или раз в квартал, во время оплаты единого налога, который очень понятно высчитывается из оборота. Но эту систему уже «убили». Если вы все же решитесь платить более высокие налоги, то законопроект Яресько предусматривает прямой запрет на внешнеэкономическую деятельность. Например, программисты пишут свои программы для международного рынка, и это считается внешнеэкономической деятельностью. Так вот сейчас это будет запрещено.

Если вы решили создать стартап, то новый Налоговый кодекс уже поставил вам два «шлагбаума», два дополнительных препятствия вдобавок к уже существующим. Здесь я вообще позитива не вижу. Как можно «протащить» через парламент законопроект, где нет вообще ничего позитивного ни для правительства, ни для общества?

Якобы они соберут больше денег в бюджет. К несчастью, они их соберут. Но не благодаря налоговым ставкам, уму, изворотливости и таланту, а благодаря такому обезличенному макроэкономическому фактору, как инфляция. В начале этого бюджетного года предварительно просчитанный дефицит бюджета составлял чуть ли не 30%. Тогда был предложен просто кошмарный план мер бюджетной экономии. Учеников старших классов школ собирались перевести на платное обучение, в больницах хотели сделать только платное питание, а также сократить расходы на науку, культуру и прочие вещи. Что мы имеем в итоге? Бюджет перевыполнен, на счету казначейства – 47 миллиардов гривен по итогам 11 месяцев, а по итогам 12 месяцев будет больше 50 миллиардов. Так получилось за счет того, что инфляция в годовом выражении составляет порядка 50%. То есть, скажем, бутылка воды, которая в начале года стоила 100 гривен, в конце года стоит уже 150 гривен. Это означает, что НДС в 20%, который рассчитывался со 100 гривен, взимался со 150 гривен. Потому в бюджет поступило больше денег.

Но инфляция имеет инерцию, так называемый инфляционный хвост. Если в этом году она была 50%, то в следующем году она не может упасть до 0%, даже до 5%, и даже до 10% .

То есть, по нашим расчетам, в 2016 году она будет как минимум 24%.  Это означает, что за два года все продукты и услуги в стране в среднем подорожают на 87,5%. Денег в бюджет придет больше. Но такая инфляция – это, с одной стороны горе для экономики, потому что все становятся беднее, а с другой стороны, - это окно возможностей для правительства. Как распорядиться лишними деньгами – это выбор между капитализмом и социализмом. Социалисты хотят поднять расходы, чтобы увеличить большую часть национального продукта, которым централизовано распоряжается правительство. А либералы хотят оставить больше денег тем, кто их зарабатывает, снижая ставки налогов. Сейчас мы могли снизить эти ставки. Как пошутил один мой друг, мы могли войти в историю, но мы туда не пошли.

- Еще один момент – 20% НДС на медицинские препараты.

- Во-первых, этот пункт сейчас обсуждается. Насколько мне известно, в аптеках иногда лекарства продаются с наценкой и в 100%, поэтому 7% или 20% НДС радикально на цену не повлияет. То есть, большой инфляции со стороны фармпрепаратов я не ожидаю. Возможно, они пойдут навстречу малообеспеченным, и не будут трогать НДС на лекарства. Но на общую картину это радикально не повлияет.

- У нас до сих пор не реформирована пенсионная система. Солидарная система каждый год переживает банкротство. Что будет при такой ситуации с экономикой в перспективе 20 лет?

- Страна, переживающая такую высокую инфляцию и такой резкий экономический кризис, как у нас, не может строить 20-летних планов. Вопрос о пенсионной системе правильный. Суть перехода на второй уровень, на индивидуальные накопительные счета, заключается в том, что в стране глобально присутствует финансовая стабильность, например, как в США, где инфляция никогда не превышает 3% годовых. В такой стране можно строить 20-летние планы. А в Украине, инфляция бывает то 0%, то 50%.

Представьте, что запустили бы мы эту пенсионную реформу год или два назад. Часть зарплат накопилась бы на каких-то счетах. Но во что сегодня превратились бы эти деньги из-за инфляции? А во что они превратятся через 30-40 лет? Может, держать эти сбережения в иностранной валюте? Но это противоречит идеологии пенсионной реформы.

На полное погашение последствий экономического кризиса 2014-2015 годов уйдет минимум пять лет. И вот тогда можно будет снова говорить о пенсионной реформе. Пенсионная система второго и третьего уровней – это как страховая медицина, развитый рынок автострахования и страхования жизни, как развитый фондовый рынок. Это такая «Luxuru-надстройка», которую может позволить себе только успешная экономика. А экономика, борющаяся за выживание, у которой дефицит бюджета ежегодно исчисляется десятками процентов, такого себе позволить не может. Поэтому, наверное, нам пока больше подходит существующий вариант, когда каждый год планируется, сколько нам денег нужно в пенсионный фонд, а если их собрали меньше, то недостающее перечисляют из бюджета. Действительно, пенсионный фонд переживает банкротство ежегодно. Уже даже, наверное, нет смысла считать накопленный долг ПФУ перед бюджетом. Его надо просто списать.

Если в позапрошлом году было 200 миллиардов расходов, и только 130 миллиардов туда пришло в виде взносов, а 70 пришлось добавить из бюджета, и они считаются долгом, то он никогда не будет погашен. В ряде стран вообще нет пенсионный фондов, они объединены с бюджетом, потому что это один государственный карман, а взносы в пенсионный фонт обязательны, как и остальные налоги. Предприятие не может заплатить НДС, но не заплатить в пенсионный фонд, потому что его бухгалтер сядет в тюрьму. Суть в том, что пока мы не приведем страну к макроэкономической стабилизации, о пенсионной реформе думать рано. Пока правительство действует в режиме ежегодного планирования, ежегодного выполнения и дотирования пенсионного бюджета. И это единственный правильный путь в сложившихся обстоятельствах.

- Ввиду всего вышесказанного, есть ли прогнозы курса национальной валюты на 2016 год?

- Я очень не люблю делать курсовые прогнозы. У нас очень хорошая точность прогнозов по внешней торговле, по исполнению бюджета, по инфляции. Например, мы прогнозировали инфляцию 55-60%, а официальный прогноз был 12%, потом – 34%. Сейчас этот показатель уже 47%, а год мы закончим на показателе 52-53%. То есть, мы оказались близки. Но по нашему курсовому прогнозу этот год мы должны были закончить где-то в коридоре 30-50 гривен за доллар. Он не сбылся, потому что НБУ оказался более эффективным, чем ожидалось, в своих, безусловно, не рыночных административных мерах, которые принесли результат. Им удалось подавить импорт и таким образом снять значительную часть спроса на валюту, потому курс не улетел туда, куда его вел рынок.

Поскольку курсообразование у нас происходит не рыночными методами, то математические модели прогнозирования курса в Украине не работают. Могу предположить, что если НБУ в следующем году сохранит набор административных ограничений, показавших эффективность, то мы можем не уйти выше 30. Точнее предсказать невозможно. Давить на курс может дефицит бюджета, но его у нас нет, бюджет профицитный. Особых мер по разгону инфляции тоже нет, будет только инфляционный хвост, она будет инерционно спадать в течение следующего года, примерно до 24%. Говоря о курсовом прогнозе, я бы осторожно сказал, что да, у курса есть шанс остаться в коридоре 24-30.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время