Когда мы говорим о том, что государство забыло о своих гражданах на оккупированных территориях, важно уточнить — о многих оно просто не знает.

Оно не знает сегодня, сколько детей родилось в период оккупации в Крыму и Донбассе, и не имеет данных о том, сколько его граждан ушло из жизни естественным или насильственным образом. Факты рождения и смерти наших соотечественников засвидетельствованы документами с двуглавыми орлами, которые Украина не признает. Государство не знает точно, сколько людей вынужденно переехали из оккупированного полуострова и Донбасса, а цифра в полтора миллиона, которую приводят и международные организации, и госорганы, учитывает только тех, кто, преодолев бюрократию, получил пресловутую справку переселенца. Как правило, это те, кто нуждается в социальной помощи. Но значительная часть «политических эмигрантов» из Крыма махнула рукой на очереди и строит жизнь на материке самостоятельно. Поэтому, как полагают в организациях крымских переселенцев, реальное количество бежавших от «русского мира» в Крыму, как минимум, вдвое выше официальных данных.

Украинские правозащитники на этой неделе могут заслуженно праздновать победу. И даже полторы: ВР Украины в целом приняла проект изменений в законы Украины об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц (№2166) и в первом чтении — проект изменений в Гражданский процессуальный кодекс (№3171) о выдаче свидетельств о рождении и смерти украинцев с оккупированных территорий Крыма и Донбасса.

Проект №2166, активно продвигавшийся правозащитниками Украинского Хельсинского союза по правам человека, учел часть рекомендаций Парламентской ассамблеи Совета Европы и усовершенствовал процедуры регистрации внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). Главные изменения — устранение привязки к прописке при получении справки ВПЛ (свое проживание на оккупированной территории можно доказать и другими документами — трудовая книжка, свидетельства собственности на недвижимость, аттестаты и т.п.) и отмена необходимости регистрации в новом месте проживания (много вы найдете желающих прописать наших «беженцев»?). Кроме того, одной очередью у переселенцев станет меньше: получив справку ВПЛ в органах соцзащиты, им не нужно ехать за штампом миграционной службы (это теперь вопрос коммуникации госструктур), а сам документ, который сейчас выдается на полгода, станет бессрочным. Вернее, до деоккупации Крыма и Донбасса.

Второй проект, проголосованный рекордными 300 голосами народных депутатов в первом чтении, только на первый взгляд кажется локальным. Им вносятся изменения в ГПК, которые позволят в течение одного-двух дней получить украинские свидетельства о рождении ребенка или смерти гражданина, использовав как доказательства свидетельства, полученные в трех «республиках» и Севастополе. По сути, этим законопроектом Министерство юстиции делает первый шаг к нормализации взаимоотношений государства и его граждан, проживающих на оккупированных территориях и лишенных возможности получить украинские акты гражданского состояния. По большому счету, до этого проекта у власти не было ответа на вопрос: «Что делать с документами, выданными оккупационными властями?».

Вернее, он был и однозначный — не признавать. Статья 5 закона об обеспечении прав и свобод граждан Украины, проживающих на временно оккупированных территориях АР Крым и Севастополя, устанавливает, что принудительное автоматическое приобретение гражданства Российской Федерации «не признается Украиной и не является основанием для утраты гражданства Украины». Статья 9 этого же закона гласит: «Любой акт (решение, документ), выданный органами и (или лицами, предусмотренными частью второй настоящей статьи (органы, не предусмотренные законами Украины. — В.С.), является недействительным и не создает правовых последствий».

Закон об оккупированных территориях Крыма принимался вскоре после аннексии — в апреле 2014 г. Тогда еще многое виделось по-иному, а время идет и требует ответов на вопросы, которые тогда, до войны в Донбассе, у многих и не возникали. Сегодня не получить «оккупационные» паспорта, свидетельства и т.д. в Крыму, к примеру, уже невозможно — вам не окажут медицинскую помощь, детей не примут в детсад и школу, а вы можете лишиться работы и собственности. Еще в начале оккупации Мустафа Джемилев призывал крымчан относиться к этому вопросу проще, отбросив весь пропагандистский пафос, связанный с получением российских паспортов: это просто аусвайсы, которые выдает российская «комендатура», они необходимы, чтобы обезопасить себя и пережить оккупацию. Главное — берегите украинские документы. Но в законах эта мудрость и военная хитрость не отражена.

О количестве родившихся в оккупации крымских украинцев можем судить только по статистике оккупационной администрации. В 2014 г. в АРК родилось 24,5 тыс. малышей, за первое полугодие 2015-го — 11,3 тыс. Конечно, миграция российских «специалистов» и военных тоже приложилась к этой цифре, но публично определить ее долю не смогут даже в самом Крыму — не позволено. Тем не менее, можем говорить о том, что количество родившихся в оккупации и пока потерянных для Украины в плане статистики (не говоря уже о гарантиях прав и свобод) маленьких граждан, уже сопоставима с официальной цифрой количества крымских переселенцев.

Оформить «параллельно» с российскими украинские свидетельства о рождении — целая эпопея, требующая нескольких месяцев и поездок на материк, получения решения суда (не одного — сначала, по закону, Киевский апелляционный суд должен определить суд для рассмотрения дела), потом — сами документы.

Люфт был в 2014-м, когда в Крыму действовал т.н. переходный период и в ходу у крымско-российских учреждений были и украинские бланки, и печати с трезубцем. По таким документам, говорит заместитель министра юстиции Сергей Петухов, на материке можно было получить и украинские образцы. По его данным, в прошлом году в Херсонской области крымчанам было выдано несколько тысяч свидетельств.

«Законопроект 3171 позволяет нашим гражданам, проживающим на оккупированных территориях, сохранять связь с Украиной и получать единственные легитимные документы, которые будут признаваться во всем мире, — продолжает Сергей Петухов. — Проживание на оккупированных территориях и так связано с многочисленными трудностями и даже опасностью для жизни тех, кто открыто проявляет проукраинскую позицию. Поэтому мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы украинцы в Крыму и Донбассе не теряли связь со своим государством и по максимально простой процедуре могли получать госуслуги».

Короче говоря, предложенные Минюстом изменения в ГПК позволят оформить свидетельство о рождении в течение одного-двух дней. Для этого одному из родителей ребенка либо его родственнику или законному представителю не надо ехать в Апелляционный суд Киева. Это можно сделать в любом населенном пункте не оккупированной территории Украины, где есть любой суд, который в течение 24 часов должен рассмотреть заявление по установлению факта рождения. С заявлением о признании факта смерти в суд может обратиться любой гражданин. Решение суда, с которым далее следует идти в орган регистрации актов гражданского состояния, должно быть выдано заявителю незамедлительно (если он присутствовал, иначе — направляется в местный орган регистрации).

Процедура, несомненно, простейшая, я бы даже сказала, невиданная для Украины, и правозащитники уже высказывают сомнения в ее реалистичности. Ольга Скрыпник, сопредседатель Крымской полевой миссии называет целый их перечень: от сомнения в том, что наши загруженные суды выдержат норму рассмотрения дела в 24 часа — до законности предоставления суду свидетельства, выданного в оккупированном Крыму.

Сергей Петухов никаких противоречий не видит: «Да, в качестве доказательства факта рождения или смерти можно предоставить в суд свидетельство, выданное в Крыму или оккупированном Донбассе. Но это не означает, что этот документ признается в Украине легитимным. Это просто одно из доказательств, наравне с другими, предусмотренными ГПК — возможными показаниями свидетелей, родителей, родственников. Конечно, есть вопрос относительно того, как эта норма будет применяться судами. Но мы готовы общаться с представителями судебной системы, работать для обеспечения единообразного применения нормы закона судами. По большому счету, мы должны поставить права человека над бюрократическими сложностями и находить правовые пути решения проблем, возникших у граждан в результате оккупации части территории Украины. Наши граждане в Крыму и Донбассе — это наилучшее доказательство того, что оккупация временна».

Тем не менее, в период до принятия законопроекта во втором чтении совместная работа Минюста и правозащитников просто необходима, чтобы потом не исправлять ошибки, от которых будут страдать люди. Сергей Петухов обещает организацию такой встречи, а затем — и заседание координационного совета при Минюсте, чтобы совместно определить очередные шаги по «сшиванию» государства и его граждан на оккупированной территории. Темы, стоящие на повестке дня, говорит Сергей Петухов, — это проблемы, связанные с перерегистрацией предпринимателей из Крыма на материковой Украине и поступлением детей с оккупированных территорий в украинские вузы. Об этом позоре ZN.UA писало не единожды, поэтому будем следить за работой власти над ошибками.

 

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

987