Война в Сирии, о которой последние полтора года говорили, возможно, немного меньше, чем об агрессии России против Украины, снова выходит на первый план в международной повестке дня. По всему видно, что конфликт, уже унесший жизни почти четверти миллиона человек и вызвавший переселение половины жителей страны, в ближайшее время не угаснет и будет сохранять угрозу международного противостояния.

Информационный всплеск вызвала активизация Россией военной поддержки режима Башара Асада. Большие десантные корабли (БДК) с соответствующей техникой на борту и курсом на Тартус, фотографии в соцсетях с военными РФ на сирийской земле, видео с современным российским БТРом в бою в Сирии, регулярные приземления военно-транспортной авиации в Латакии и другие факты заставили заговорить об увеличении военного присутствия России и даже возможном участии российской армии в сирийском конфликте на стороне Асада.

После информационного шума и беспокойства, выраженного по этому поводу Вашингтоном, президент Путин признал, что Россия помогает Дамаску техникой, оружием и тренировкой военных, однако отметил, что говорить о российском участии в военных операциях в Сирии преждевременно. Впрочем, помня его вранье о неприсутствии российских военных в Крыму и Донбассе, к подобным заявлениям следует относиться скептически.

Как отмечают эксперты, на протяжении минувшего месяца частота рейсов т.н. сирийского экспресса (неофициальное название системы снабжения вооружения и военной техники из России в Сирию) значительно возросла. За этот период с российских баз в Черном море по Босфору в направлении сирийского Тартуса, где расположен 720-й пункт материально-технического обеспечения ВМФ РФ, прошло около десятка российских БДК и один гражданский паром. Некоторые корабли были так загружены, что военную технику располагали даже на верхней палубе. По некоторым подсчетам, с начала года «российский экспресс» совершил около 40 рейсов.

И это только морская составляющая. А тем временем российские «гумконвои» активизировались и по воздушному пути: только за последние дни три самолета — два военно-транспортных и один пассажирский — приземлились в аэропорту под Латакией. Это серьезно обеспокоило США, и они нажали на Болгарию, чтобы та отказала Москве в пролете российских «гуманитарных» самолетов по своему воздушному пространству, что и было сделано. Путь на Сирию через турецкое небо для России фактически закрыт: Турция, как страна — член НАТО и один из непримиримых оппонентов режима Асада, может заставить российские самолеты приземлиться, заподозрив, что они транспортируют вовсе не тушенку и макароны обнищавшему сирийскому населению. Учитывая это, единственным воздушным маршрутом на Сирию для российской военной авиации остается Каспий—Иран—Ирак. Хотя этот путь требует значительно больше времени и средств, поскольку он втрое длиннее маршрута Черное море—Болгария—Греция.

Гибридная война Кремля в Донбассе, кроме прочего, продемонстрировала незаурядную любовь российских военных к селфи, которыми они хвастаются в ВКонтакте. Так вот, если Россия и намеревалась скрывать использование там своих войск, — не получилось. Эта же страсть россиян подтвердила и активизацию «сирийского экспресса». Фото морпехов с геотегами на территории САР многие расценили как массовую переброску российских войск для дальнейшего использования их в боевых действиях на стороне режима. Однако такое утверждение сейчас кажется преждевременным. Абсолютное большинство фотоснимков было отснято именно на территории российского пункта МТЗ в Тартусе. Вполне возможно, что морпехи выполняли функцию сопровождения груза, или это могло быть усиление военного персонала для охраны 720-го пункта.

Также необоснованным кажется толкование участия российской армии в боях в Сирии на основании видео из провинции Латакия, где «засветился» российский БТР-82А. Скорее всего, им в самом деле управляли россияне, однако это могли быть российские инструкторы, которые «забыли», что они только инструктируют. При этом остается открытым вопрос, была ли публикация видео целенаправленным вбросом проправительственных сил или просто небрежностью сирийской пропаганды.

Скорее всего, до использования регулярных подразделений ВС РФ на переднем крае линии столкновения пока не дошло.

Одним из направлений российской помощи является предоставление разведданных. Москва официально признала, что передает их Дамаску со своих разведывательных спутников. Также известно, что россияне внедряют в Сирии программу использования беспилотников. Кроме сфотографированного недавно в сирийском небе беспилотника «Пчела-1Т», об этом свидетельствуют и сбитые неподалеку города Джиср аш-Шугур два российских БПЛА, идентифицированные как Элерон-3СВ и Орлан-10. Подобные были также зафиксированы в небе над Донбассом. Передача Россией Дамаску своих новейших технологий в сфере БПЛА является маловероятной. Кроме того, для управления ими и обработки информации нужны обученные кадры, которые вряд ли есть в Сирии. К тому же в провинцию Латакия сирийцам удобнее было перебросить беспилотники, поставленные и управляемые иранцами.

Не менее активной, чем помощь инструкторов, является и работа российских советников. Их много в Дамаске, а кроме того, группа специалистов еще в первой половине августа была замечена в населенном пункте Сланфа, что на 50 км восточнее города Латакия. Как сообщало одно из оппозиционных изданий, российские спецы, поселившиеся под усиленной охраной в местном отеле Park Plaza, разрабатывали план организации в этом районе наземных оборонительных линий, их укрепление и оснащение современными приборами наблюдения. Утверждалось также, что другая группа россиян сосредоточилась в военно-морской академии портового городка Джебла — это 25 км на юг от Латакии.

Со временем активность россиян в Джебле подтвердила проправительственная сирийская газета Al-Watan. В публикации от 26 августа, в частности, отмечалось, что в Дамаске, куда несколько недель назад прибыла группа российских советников, обсуждалось создание российской военной базы в Джебле. Небольшое поселение имеет удобное расположение — 60 км по автотрассе на север от Тартуса, рядом — международный аэропорт «Шахида Басиля аль-Асада».

Западные СМИ со ссылкой на спутниковые снимки американской разведки сообщили, что около этого международного аэропорта под Латакией началось строительство модульных единиц жилья на тысячу человек. Также установлена вышка для контроля за воздушным пространством. По некоторым сообщениям, расширением российского присутствия в Сирии занимается недавно созданная совместная российско-сирийская военная комиссия.

Очевидно, само создание военной базы под Латакией является основным мотивом нынешней активизации России на сирийском направлении. С этой целью в страну и могли быть переброшены «экспедиционные» силы, и среди них — боевые подразделения для охраны создаваемой базы. Откровение жены военного ЧФ РФ на одном из женских форумов подтверждает версию о командировке российских военных с боевой техникой в Сирию «для охраны то ли аэропорта, то ли аэродрома».

Такие шаги Москвы обусловлены рядом факторов как в самой Сирии, так и вокруг нее. Из-за истощения финансового и ресурсного потенциала в ходе уже более 4-летней войны Дамаск теряет инициативу. Способность режима восстановить полный контроль над утраченными территориями вызывает все больше сомнений. При этом разные антиправительственные силы в ряде районов продвинулись еще дальше. Так, с весны т.г. радикальные исламисты, представляющие основу вооруженного восстания против Асада, смогли улучшить свои позиции на юге, около Дамаска, а также на северо-западе страны. Боевикам удалось взять провинцию Идлиб на севере и активизировать боевые действия в северных районах провинции Латакия на западе Сирии. Джихадистская коалиция «Джейш аль-Фатах» во главе с сирийским филиалом «Аль-Каиды» — группировкой «Джебхат ан-Нусра» — в настоящее время ведет бои в стратегическом районе в долине Аль-Габ, соединяющей провинции Латакия, Хама и Идлиб. Важность этого района в том, что за горами в провинции Латакия уже бастион Башара Асада — города и села мусульман-алавитов, этноконфессиональной общины, к которой принадлежит и сам президент. Боевики сейчас уже буквально в 40 км от родного поселения Асада — Кардахи. Кроме того, в долине лежит город Джурин — одна из ключевых в регионе линий снабжения правительственных сил и стартовая площадка для правительственных атак на провинцию Идлиб. Потеря позиций в этом районе и дальнейшее продвижение исламистов на Латакию к побережью Средиземного моря может иметь весьма печальные последствия для сирийского режима, как и для его ключевых союзников — России и Ирана. Этого ни в Москве, ни в Тегеране допустить не могут.

Кроме того, руководство РФ уже, наверное, осознало, что восстановить САР в границах, в которых она существовала до начала гражданской войны в марте 2011 г., ни военными, ни политическими методами уже невозможно. Однако государство Асада под условным названием Алавистан может сохраниться приблизительно в пределах нынешних подконтрольных режиму территорий. Учитывая это, Россия, в координации с Ираном, уже сейчас пытается зацементировать собственное место в этом регионе, расширяя военное присутствие и создавая, вдобавок к военно-морской базе (которая может вырасти из нынешнего пункта МТО), военно-воздушную под Латакией. Этим самым Сирия (государство Асада), на фоне углубления конфронтации с Западом, могла бы стать ключевым и единственным опорным пунктом РФ в Средиземноморском регионе и на Ближнем Востоке.

Кроме транзитного узла для переброски по воздуху военных грузов из РФ для сирийского режима, на базе аэродрома под Латакией может быть развернут некий центр управления воздушными операциями для нанесения авиаударов по «террористам» и в поддержку войск Асада.

Кроме того, авиабаза, наряду со средствами ПВО, будет играть роль сдерживающего фактора для западных и региональных «партнеров» в случае, если у них возникнет соблазн ввести беспилотную зону над Сирией или нанести отдельные авиаудары по правительственным объектам и позициям. Именно в этом плане можно рассматривать сообщение в СМИ во второй половине августа (Россия, впрочем, официально их не подтвердила) о передаче Дамаску шести российских истребителей-перехватчиков дальнего радиуса действия Миг-31 — самолетов, предназначенных для борьбы с воздушными целями. Приметно, что эти сообщения появились через неделю после того, как на американскую базу «Инджирлык» в Турции прибыли ровно шесть истребителей F-16.

Развертывание своего военного присутствия и создание авиабазы в Сирии Россия может прикрывать желанием бороться против «террористов и экстремистов всех мастей». Как известно, теперь Москва пытается продвинуть свое видение международной коалиции для борьбы с «Исламским государством» (ИГ), считая нынешнюю, под эгидой США, нелегитимной из-за отсутствия соответствующего решения Совбеза ООН. Вполне возможно, что российскую инициативу создать такую коалицию вскоре озвучит на юбилейной сессии Генассамблеи ООН президент Путин. При этом акцент будет сделан на привлечении правительства САР в эту коалицию, чтобы легитимизировать Асада и сохранить его роль в обсуждаемом переходном периоде в Сирии.

Впрочем, этот подход, вопреки все большему пониманию в столицах западных стран его правильности, вряд ли будет принят. Учитывая это, Россия может как единолично бороться с «террористами» в Сирии, так и попытаться привлечь в «свою» коалицию союзников (например, тот же Иран, активно участвующий в борьбе с ИГ в Ираке) или, что еще менее вероятно, партнеров по ОДКБ.

Свидетельством роста напряженности в Сирии и серьезности внимания Москвы к тамошним событиям может быть переброска десанта опытных российских «военкоров» в САР. В частности, свои репортажи с сирийского фронта начали вести пропагандисты каналов «Россия 24» и «Лайфньюз». При этом акцент делается на зверствах боевиков «Исламского государства», которые режут головы христианам и другим кафирам и муртадам, разрушают памятники культуры и заживо сжигают людей.

Хотелось бы надеяться, что таким образом кремлевская пропаганда намерена завершить показ «донбасского сериала» и обратить своих зрителей к чему-то наподобие «Спасти рядового Асада» или «Ужас на улице ИГИЛ», где главным героем будет бесстрашный ВВП — «борец с варварами XXI в.». Информацию советника министра информполитики Украины Александра Бригинца можно было бы рассматривать именно в контексте таких ожиданий. На днях он сообщил, со ссылкой на свои источники, что боевиков в Донбассе начали активно вербовать на сирийский фронт: дескать, здесь вы уже никому не нужны.

Очень хотелось бы в это верить. Однако, рационально рассуждая, вряд ли «Сирийский экспресс» отвернет от Украины «Северный ветер»…

 

Василий Короткий, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1421