Перепутав справедливость со злостью, украинцы сегодня активно и откровенно радуются, когда погибает политик с приставкой экс- или получает травму известный бизнесмен. Общество живет по принципу «если он враг, то пусть с ним случится все самое плохое, что можно придумать». Прекрасная тому иллюстрация – комментарии в соцсетях, где градус ненависти нарастает от слова к слову. О том, что завтра «запроданцем и зрадныком» могут назначить уже тебя, народ, похоже, старается не думать.

И в то же время  в стране тысячи людей делятся, чем могут, с переселенцами, отдают последние деньги на поддержку раненых в госпиталях и выхаживают бездомных животных из зоны АТО.

ForUm решил выяснить, действительно ли украинцы озлобились, и почему это могло произойти.

Хроническая тревога

Говорить о том стало ли наше общество за этот год озлобленнее или нет, специалисты не берутся. Мол, подобной статистики никто не ведет. «Да и как можно измерить градус злости?», - задаются вопросом некоторые из них.  Однако психологи не отрицают то, что в стране  наблюдается некая встревоженность социума,  усиливается нетерпимость к людям других взглядов, нарастает социальная неудовлетворенность.

По словам практикующего психолога Валентины Ефимовой, состояние постоянной тревоги связанно с военными действиями на Донбассе, а также ухудшением качества жизни. Отсутствие гарантий, что через какое-то время не останешься нищим, волнение за будущее детей накладывает свой отпечаток. Все это способствует тому, что человек может нервничать, периодически срываясь на окружающих.  «Поскольку присутствует постоянный раздражитель», - объясняет она.

Ее коллега врач-психиатр, психотерапевт и практикующий психолог Евгений Воронков вообще полагает, что наша страна и общество находятся в аномической ситуации. Объясняет, аномия – понятие, введенное еще известным французским  социологом и философом Эмилем Дюркгеймом и характеризующее состояние социума, как такое, в котором, фактически отсутствует социальная защита и более-менее ясная перспектива будущего, наблюдается тотальная неопределенность, категорически нарушена безопасность существования.

Показатель тревоги в обществе, отмечает он, сегодня достаточно высокий. Оптимизм же практически на нуле. Разве, за исключением отдельных активистов.

«Уровень социального недовольства и неудовлетворенности приводит людей к раздражительности, к росту уровня неврозов. То есть, расстройств, связанных с неудовлетворенностью или фрустрированием потребностей людей в чем-то: в тепле, заботе, прежде всего в безопасности и надежности своего социального положения», - поясняет Воронков.

 «Кого не возьми,  у всех какие-то проблемы. Объективно доходы граждан уменьшились раза в три. Это естественно ударяет по накоплениям, возможностям оплачивать медикаменты, услуги, путешествовать, качественно отдыхать. Приходится дополнительно подрабатывать где-то, что истощает. Сокращается количество рабочих мест и все находятся под какой-то хронической угрозой. То есть  тотальная угроза личной безопасности - не в смысле, что кто-то убьет, а вообще – в смысле минимального благополучия», - говорит врач-психиатр. 

Радостная ненависть

Радость от созерцания чужой беды, по словам некоторых специалистов, тоже весьма объяснима. Мало того, человек может испытывать чувство удовлетворенности от произошедшего с его потенциальным врагом несчастья. «Чувство мести иногда человека удовлетворяет. Его часто воспринимают как свершившееся  возмездие. Человек ведь всегда хочет верить в существование справедливости. Отсюда же и любовь к сказкам, «хэппи эндам». Так вот, когда случается несчастье с тем, кого человек считает источником зла, то он может испытывать чувство удовлетворения, воспринимая ситуацию, как торжество той самой справедливости», - объясняет Ефимова.

Однако, насколько это хороший показатель в части оценки здоровья общества в целом? Психолог говорит, что образно социум можно сравнить с человеческим организмом. Если есть больные органы, то организм не может считаться здоровым. Вопрос в том, насколько серьезна болезнь.

«Точно так же и общество - чем больше в нем несчастных, больных, травмированных, с угрозой близкого конца или несчастья представителей, тем менее оно здорово в целом. Это совершенно естественно. Поэтому назвать общество здоровым абсолютно я бы не решилась. Но, то же самое мы можем сказать и о человечестве в целом», - говорит эксперт.

По ее словам, большинство людей может чувствовать себя счастливыми лишь тогда, когда удовлетворены хотя бы их основные потребности – в пище, тепле, собственной территории. За ними уже возникают потребности в интеллектуальном развитии, в духовном росте.

«Чем меньше у человека забот о хлебе насущном, тем, как правило, выше его другие, более высокие потребности. Есть люди высокодуховные. В данном случае мы можем говорить о подвижниках, о тех, кто готов даже жертвовать собой ради счастья других, им-то как раз и немного нужно. Если же мы говорим о «массе», то она как раз сначала должна удовлетворять свои самые первые физические потребности: «Хлеба и зрелищ!», - объясняет Ефимова.

Руководитель Центра исследования конфликтов и психоанализа при Киево-Могилянской академии Андрей Гирнык в свою очередь поясняет, что в период, когда ведутся боевые действия в стране, одним из методов мобилизации общества есть как раз его идеологическая мобилизация. Когда образ врага рисуется максимально черными красками и, как следствие, формируется соответствующее отношение к нему. По словам специалиста, это не проблема отдельно взятого нашего государства. С подобными явлениями сталкивается любой социум, пребывающий в условиях войны.

«То есть, с одной стороны, обществу необходима мобилизация, чтобы люди не избегали призыва, а будучи призванными, выполняли свои военные обязанности и т.д. Для этого данная мобилизация патриотических и других чувств целесообразна. С другой стороны, она имеет своим последствием то, что в социуме усиливается атмосфера нетерпимости, нетолерантности к людям других взглядов. Ну и, если уже говорить об агрессивности, то это внешний вид позиции нетерпимости к иным взглядам», - говорит он.

«Поэтому, думаю, данное явление в принципе закономерное. А наиболее важной в этом смысле категорией являются люди с невысокой культурой, слабой гуманитарной подготовкой. И  то, что является временным и проходящим, они воспринимают как что-то абсолютное, что враг абсолютный, его необходимо уничтожать и т.д. И все, кто думают иначе, это уже выходит сообщники врага. И такой радикализм чувствуется в нашем обществе.  Я считаю, что это нарушение той атмосферы толерантности, с которой начинались Оранжевая революция и Революция Достоинства», - резюмирует специалист.

Способы выражения своей гражданской позиции зависят так же от уровня культуры и духовности человека, добавляет Валентина Ефимова.  По ее мнению,  та же «народная люстрация» - демонстрация дикости. И организовывают ее те, кто использует  несчастья  и боль людей, превращая их в «толпу», для удовлетворения собственных амбиций.

 «В толпе человек легко заражается настроением «массы», «выпускает пар», толпой легко управлять. Ну, оскорбили, унизили человека , засунули в мусорный бак — дальше что?! Вот если бы законными методами заставили вернуть украденное, выведенные в офшоры деньги в страну вернули, гривну укрепили, работу людям  дали — это было бы дело!», - говорит она.

Естественно, ничего хорошего в  целом для общества в этом нет.  И пальмы первенства  в цивилизованном развитии, равняясь на европейские нормы, такими методами мы вряд ли достигнем.

 «Я в принципе понимаю, почему это происходит. Даже не осуждаю этих людей. Поскольку это способ их мышления, способ выбрасывания собственного негатива изнутри. Но с другой стороны, если говорить об обществе в целом, то это нецивилизованное общество, если оно таким образом наказывает тех, кто виновен в коррупции и т.д. Должны работать законы», - говорит Ефимова.

Однако абсолютно  не исключает, что некоторые из тех, кто оказались в мусорных баках, к сожалению, сами не были высокоморальными людьми. «Так что со своими обидчиками — они на равных», - заключает она.

Ахиллесова пята

Помимо всего прочего специалисты обращают внимание и на проблему, которая формируется в обществе после возвращения с фронта участников боевых действий.  ForUm ранее  уже писал о том, какими могут оказаться последствия пребывания в АТО для людей, прошедших ад войны. Психологи утверждают, что нужно, чтобы вопрос оказания таким людям надлежащей психологической помощи выводился на государственный уровень.  По мнению Евгения Воронкова, нужна  госпрограмма подобная тем, которые реализовывались после Вьетнамской, Афганской войн, Иракской кампании.

«С фронта приходят люди с тяжелейшими посттравматическими стрессовыми расстройствами после боевых действий.  Нужно десять тысяч психологов для того, чтобы охватить по всей Украине людей с этими расстройствами и их близких. То есть, в том числе обучить родственников, как правильно вести себя с вернувшимися с войны, покалеченными физически или сильно раненными  душевно», - говорит он.

Ведь отсутствие системного решения данной проблемы может привести к весьма плачевным результатам. И цифры – наглядное тому подтверждение.

«До 20% людей, а то и больше, вернувшихся из зоны боевых действий, имеют очень высокий риск склонности к самоубийству. Например, в Америке до 60% людей, вернувшихся после тяжких боевых действий после Вьетнама, либо закончили жизнь самоубийством, либо оказались в тюрьме. Им там легче жить. Там все регламентировано, все понятно и они как на фронте борются за свою жизнь. Потому что для них ценности и система измерений очень сильно поменялась. Для этого нужно немного времени. А вот последствия - на долгие годы», - резюмирует он.

Понятно, что негативные эмоции не могут долго копиться внутри нас. Но почему бы не пойти другим путем, и вместо разрушительных поступков работать на созидание?  Не идти на поводу у толпы, а подумать, что действительно полезного мы можем сделать для каждого из нас. К тому же, сегодня нам есть кому помогать и кому дарить свои любовь и тепло. Да и, в конце концов, «созидается общество началами нравственными».

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1958