До Майдана столько шума было только из-за трагедии во Врадиевке. Но тогда милиция и жители села сошлись врукопашную, теперь у людей автоматы и они умеют из них стрелять.

Чем обернется стрельба в Закарпатье, разбиралась «КП» в Украине».

Радикальные группы усиливаются

Решить конфликт хотят все, но во время процесса урегулирования становится понятно, что радикальные силы противопоставляют себя государству. Посмотрите хотя бы на участников переговоров: президент, руководители силовых ведомств и народный депутат, лидер «Правого сектора». При этом в риторике представителей ПС говорится, что на подмогу «своим» они готовы отправить запасные батальоны. Батальоны при этом готовы вступить в конфликт с правоохранителями, которые представляют государство.

- О потере контроля над военизированными формированиями говорить не стоит, их никто и никогда особо не контролировал, - считает политолог Тарас Чорновил. - Но сейчас власть в пожарном порядке стремится получить такой контроль. Раньше этому мешали общественные шаблоны, что «Правый сектор» - это герои Майдана и войны. Но к сегодняшнему моменту ПС перешел черту и потерял ореол героизма. Но при этом ПС остается одной из самых сильных групп влияния благодаря правильному пиару и массиву сторонников из числа добровольцев, прошедших через АТО.

Появляются новые вершители судеб

Официальному Киеву не стоит забывать, что украинцы прошли через Майдан и понимают свою силу. Люди стали требовательнее, и теперь мало кто готов терпеть то, к чему привыкли раньше. Украинцы хотят вернуть порядок в страну и требуют этого от власти. В обществе растут требования к правоохранителям, чиновникам, депутатам. А как известно, где есть спрос, появятся и предложения.

И пока некоторым политсилам, включившим в свое название намек на радикализм, удается наращивать рейтинги голыми лозунгами, «Правый сектор» стал одним из тех, кто не боится перейти от слов к делу. Они используют этот запрос и чувствуют поддержку людей. Это не сюрприз для политиков - таким ПС был и до войны, именно из их рядов возник феномен Саши Музычко. А если Музычко можно таскать прокуроров за чубы, то почему нельзя другим?

«Феодализация» страны

Закарпатский регион уже лет двадцать считается вотчиной одного клана. Все нардепы этой области связаны родственными узами. При назначении чиновников с ними вынуждены советоваться президенты. Точно так же не любит чужаков Львов или Тернополь, а с недавних пор подобным путем идет и Одесская область. В лице Михаила Саакашвили там появился центр влияния, на который ориентируются все.

Такое усиление локальных сил весьма опасно для центральной власти. Чем именно, наглядно показал конфликт по линии Порошенко - Коломойского. Губернаторы готовы отстаивать свои интересы и становятся сильными противниками.

После местных выборов «хозяева регионов» многократно усилят свои позиции, если смогут их выиграть. Ведь после административной реформы у исполкомов и советов появятся дополнительные полномочия.

Государство теряет силу над регионами

Еще десять лет назад президент был фигурой незыблемой, его слово - законом. Он мог без объяснения причин сменить всю верхушку в области. А теперь нельзя, как раньше, стукнуть кулаком по столу, прикрикнуть и таким нехитрым образом обеспечить порядок в Киеве и стране. Центральной вертикали надо учитывать сферы влияния, интересы соседей и действовать аккуратно. И по большому счету это исторический процесс, над которым политики не властны: Украина движется к европейской демократии, а там всесильные диктаторы не в почете.

- Мы сейчас на пороге столкновения двух системы - централизованной модели управления государством и распределенной, - считает эксперт Алексей Арестович. - Первая построена на привычной нам вертикали центр - регионы, а вторая базируется на добровольческих корпусах, волонтерском движении. Они находятся в непримиримом историческом конфликте. И столкновения неизбежны. Пока позиции первой системы, при которой власти ориентируется на центр, выглядят убедительнее. В ее пользу работает устоявшаяся привычка: система исправно работала последние три-четыре столетия, все привыкли к существованию центральной власти и нескольким крупным финансово-промышленным группировкам.

Кредит доверия запада иссякает

Роковые события произошли на границе с Евросоюзом. По слухам, которые распространяются среди местных жителей, это весьма обеспокоило ближайших соседей - словаков и венгров. Но прямых последствий для Украины этот конфликт иметь не будет - все-таки он локального характера, и у европейцев еще наверняка остаются надежды, что противоборствующие стороны возьмут ситуацию под контроль. В любом случае это значительно подмочит репутацию украинского руководства в глазах европейских политиков. Если официальный Киев допускает такие конфликты в стране, то у западных партнеров могут возникнуть сомнения по поводу эффективности работы украинских властей.

- Мы очень долго убеждали Европу, что Россия - агрессор, а Украина жертва, - продолжил Тарас Чорновил. - Но теперь в Европе может начаться переосмысление этого тезиса: «Правый сектор» перестал быть символом сопротивления агрессии и оказался зачинщиком новой горячей точки. Такое размывание линии между агрессором и жертвой может сказаться на позиции европейцев, и некоторые страны откажутся впредь поддерживать санкции против России. Дипломаты и эксперты сомневаются, что события в Мукачево напрямую повлияют на взаимоотношения Украины с Западом. Официальной отмены безвизового диалога не будет, но переговоры потихоньку будут сворачиваться. Европа однозначно предпочтет дождаться окончания боевых действий на всей территории Украины.

КСТАТИ

Факторы риска, которые могут обострить ситуацию

Оружие на руках

Из зоны АТО вынесли и продолжают выносить сотни неучтенных стволов. Конечно, милиция регулярно призывает добровольно сдать оружие, но без особого успеха.

- Однако проблема не столько в количестве оружия на руках, а в том, что его готовы применять не задумываясь, - говорит Алексей Арестович. - И на Майдане было оружие. Но тогда срабатывал психологический порог - не стрелять в людей. А сейчас в стране 50 тысяч мужиков, у которых нет ни малейших сомнений в том, что стрелять и убивать можно. И их количество постоянно увеличивается, потому что накатывают все новые и новые волны мобилизации.

Остаются на свободе чиновники, обвиненные в коррупции

Общество так и не увидело тех наказанных, которых политики поспешили обвинить в расстреле Небесной сотни, не видим мы и коррупционеров за решеткой. На днях суд в Ирпене оправдал бывшего ректора Налоговой академии Петра Мельника. Его уже привыкли считать взяточником, а теперь надо учитывать решение суда.

Высокопоставленных прокуроров Владимира Шапакина и Александра Корнийца выпустили из СИЗО под многомиллионные залоги. Подобные процессы опосредованно объясняют причины конфликта в Закарпатье.

Растет число недовольных политикой центральных органов власти

После Майдана люди ждали резких изменений в стране. Получили кардинально противоположное: рост цен, девальвацию валюты, войну на востоке. При этом нет результатов, ради которых стоило бы терпеть лишения. Например, социсследования TNS показали, что 68 процентов граждан Украины недовольны работой правительства Арсения Яценюка. А деятельностью президента Петра Порошенко не удовлетворены более половины украинцев.

Анастасия Рябоконь, Виктор Тимофеев, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1680