Вчера стартовал первый этап по отбору кандидатов на должности детективов Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ). Он будет продолжаться до 17 июля и предусматривает сдачу тестов на знание украинского законодательства. Тестирование проводятся на двух площадках в Киеве: в Государственном управлении делами при Президенте и в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко. На 100 должностей детективов претендуют 2233 (!) кандидата. Успешная сдача экзамена на знание законодательства — пропуск к дальнейшим этапам конкурса. Второй уровень проверки предусматривает тестирование на общие способности (general skils, продлится три дня), третий — психологическое тестирование (один день) и четвертый — собеседование. Только по итогам последнего этапа конкурсная комиссия отберет тех, кто будет работать детективами в Антикоррупционном бюро.

«Я принял решение не выдвигать очень высоких квалификационных требований к детективам, чтобы дать возможность проявить себя молодым перспективным людям. То есть квалификационные требования к детективам — это высшее юридическое образование и два года юридического стажа, не обязательно в правоохранительных органах», — рассказывает о критериях директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник. Хотя среди кандидатов есть и бывшие сотрудники правоохранительных органов, прокуратуры, адвокаты, а также — участники АТО, добавляет он. Преимущество будет предоставляться кандидатам со знанием английского языка и участникам АТО. Зарплата  антикоррупционных детективов будет составлять 21 минимальную зарплату, то есть около 30 тысяч гривен.

Один из бывших кандидатов на должность председателя НАБУ, адвокат Николай Сирый считает, что профессиональный отбор — очень сложное и продолжительное дело. «Нет набора критериев, который в такой сфере, как правоохранительная, дал бы быстрый позитивный эффект. Открытый конкурс дает возможность широкого представления кандидатур и выбора. Но на конкурсе можно только частично отобрать таких кандидатов. Если говорить обстоятельно о  формировании новой системы борьбы с коррупцией, то ею нужно заниматься системно. Нужно создавать специальную школу подготовки», — объясняет он «Дню». По мнению Сирого,  членам конкурсной комиссии особое внимание нужно обратить на оценку предыдущей работы претендента, изучать, принимал ли он ответственные и принципиальные решения или подстраивался под систему. Как это проверить? Нужно проанализировать дела такого кандидата,  говорит он, задать профессиональные и нестандартные вопросы, чтобы убедиться также, может ли человек принимать решения в сложных юридических  ситуациях.

Как  объяснил «Дню» член  комиссии  по отбору кандидатов, председатель правления ОО «Центр противодействия коррупции» Виталий Шабунин, во второй тур выйдут те, кто даст ответ в первом туре на 70% поставленных вопросов (общее количество вопросов — тысяча). Сейчас, рассказывает он, комиссия думает над тем, чтобы повысить проходной балл на второй уровень тестирования. «Если много конкурсантов пройдет первую волну, то нельзя со всеми проводить собеседование. Нужен еще какой-то фактор отбора. Поэтому сузим количество кандидатов, подняв балл по general skils. Это логично: детектив должен хорошо мыслить и понимать  причинно-следственные связи», — объяснил он «Дню».

На третьем этапе никого не будут отсеивать, продолжает Шабунин. «Он помогает конкурсной комиссии глубже увидеть кандидата, сориентироваться, о чем его спрашивать на собеседовании. То есть для того, чтобы  увидеть  потенциально сильные и слабые его стороны», — говорит он. При этом добавляет эксперт, не факт, что все 100 вакансий будут заполнены. «В итоге отобрать могут 20—30 человек. Все зависит от качества кандидатов», — объяснил Шабунин.

Застрахованы ли участники конкурса от подделки результатов? Шабунин убеждает, что да. В первую очередь, объясняет он, все результаты учитываются компьютерной программой, к которой не имеет доступа человек. «Кроме того, конкурсанты могут получить  в распечатанном виде  все свои ответы. Более того, один из членов конкурсной комиссии подписывает результаты каждого кандидата, как только они закончили свое тестирование. То есть подделать результаты тестов нереально сложно. И технологически нельзя отсеять всех «хороших», чтобы повысить шансы «плохих» пройти  этот конкурс», — говорит он.

Нет претензий и к работе конкурсной комиссии по отбору детективов, которая уже занимается отбором кадров в НАБУ. «Протестированы более тысячи человек, проведены собеседования, определенные лица уже назначены, определенные лица спецпроверку проходят перед назначением», — рассказывает о ее работе Сытник. Напомним, эта комиссия состоит из восьми человек: трое — от общественности (Совета общественного контроля при  НАБУ) и пять — от НАБУ. Только отобрав детективов, Бюро сможет нормально начать работать. По словам Артема Сытника, это произойдет с 1 октября 2015 года.

Чем будут заниматься детективы? Будут расследовать  коррупцию в высших эшелонах власти. В Бюро уже обращаются бизнесмены со своими проблемами, и «некоторые люди даже готовы ждать, пока мы запустимся», говорит Сытник, чтобы быть уверенными в объективном расследовании фактов коррупции. Будет ли Национальное антикоррупционное бюро принимать в свое производство расследование коррупционного скандала в Генеральной прокуратуре? Сытник не исключает этого, потому что «эти факты подследственны Антикоррупционному бюро». Он предположил, что, возможно, к тому моменту, когда бюро начнет работать в полной мере, эти дела уже не будут расследовать. «Но если не навредит следствию, то, возможно, будет передано. Но я не исключаю, что Генпрокуратура сама это будет расследовать», — добавил он.

Наталья Билоусова, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

341
Теги